Невеста для дофина

Глава 14

Вот уже десять минут все девочки за столом сидели, вытянув шеи. Что скрывать, я и сама, даже зная, что Аврора обязательно расскажет, о чем был разговор, нет-нет, да посматривала в сторону учительского помоста. Может, удастся разглядеть, что там происходит. Ах, как я беспокоюсь за подругу! Увы, не было видно ничего, в этот раз стол дофина поставили в глубине, в дальнем углу, отгородив от любопытных девичьих глаз дополнительным «заслоном» менталистов.

Вот уж кому сейчас весело. Ни разу за все это время не видела на «воронах» блокирующих амулетов, а значит, их дар работает в полную силу. Вон самый молодой то и дело морщится. Говорят, ментальная магия самая страшная и причиняет боль владельцу. Наши мальчишки, несмотря на юный возраст и, казалось бы, желание подслушать, что же творится в головах девочек, комнаты не покидают без незатейливых украшений, блокирующих дар. Однажды Фанто, старшекурсник, с которым я столкнулась на отработке, признался, что чужие мысли  похожи на шквал, все эмоции такие сильные, что сбивают с ног. А уж «вороны» совершенно точно «читают» всех нас, а не наблюдают за общим настроением.

Встретилась глазами с месье де Грамоном и улыбнулась. Всегда надо улыбаться, верно? Ведь никаких плохих мыслей у меня нет, чего мне бояться «старика»? Определенно нечего. «Доброго утра, месье!» — почти пропела про себя. В мечтах у меня есть голос, потому, думаю, ничего плохого нет в том, чтобы петь, не открывая рта.

Тем более я решила стать хитрее, а потому негласная поддержка месье Грамона мне не повредит. И раз уж о ней говорят все вокруг, пусть хотя бы эти обвинения будут обоснованными. Разве помешают будущей королеве связи, тем более среди родственников дофина?

Менталист хмыкнул, а его свита заулыбалась. Считают меня смешной? Да, пожалуйста, хоть трижды, если я удачно выйду замуж и помогу «Гнезду». Ведь как ни крути, а я хорошая партия. Ну, я так думаю. Правда, и Армель, и Луиза, и Лиаль кандидатки не хуже.

Как жаль, что не видно Авроры. Все ли у подруги хорошо? Впрочем, что я могу изменить? Ничего.

— Мне даже каша поперек горла встала, — пожаловалась Армель, сжимая в руках вилку.

— Представляю, — легко согласилась с подругой, продолжая разглядывать менталистов. Если уж не увидеть фаворитов и дофина, то почему не отвлечься от злых взглядов однокурсниц. «Вороны», конечно, не образцы красоты и обаяния, но их лица я вижу значительно реже, чем Атенаис или Лу.

— Совершенно не представляешь! — возмущенно выдала Армель, дергая меня за рукав. — Вот о чем мне говорить с принцем?

Вздохнула. Если бы я знала. Ни одной мысли в голове, а ведь я считала себя находчивой.

— Держу пари, что Эвон уж точно придумала тему для беседы, но с тобой не поделится, — пропела Атенаис, которая сегодня будто специально заняла место напротив.

Причину, по которой она пересела, я могу угадать. Во главе стола Атенаис оказалась бы спиной к помосту, и шансов разглядеть стол дофина у нее бы не было. Но девушка не учла, что сегодня принца посадили в глубине учительского помоста.

Зла ли Атенаис на подобное стечение обстоятельств? Думаю, да. И теперь первая красавица академии намеревалась поссорить меня с подругой.

Армель вспыхнула. Неужели поверила? Я, было, встрепенулась, чтобы ответить, но подруга примирительно опустила ладонь на мою руку.

— По себе людей не судят, Атенаис.

— Ну, конечно! А Эвон у нас агнец божий! — пренебрежительно фыркнула она, не желая сдаваться.

— О картах, — решительно предложила я, осененная внезапной мыслью, — я бы поговорила о живых картах. Граф Армарьяк-старший является главным картографом страны, думаю, эту тему охотно поддержит и дофин, и фавориты.

— Откуда ты…

Лицо Атенаис некрасиво перекосилось. Ух! Неужели я выглядела так же в бальном зале, завидуя Авроре. Тогда остается надеяться, что месье Гастон меня не видел. Потому что если я предстала перед ним подобной красавицей… мои шансы упали ниже некуда.

— Спасибо, — ласково улыбнулась подруга.

— Я же говорила, — фыркнула Атенаис, — тему придумала, а лучшей подруженьке сказала, только когда ее к стенке прижали.

Я пожала плечами, пусть думает, что хочет. Мне не доставляют удовольствия перепалки с ней, но за нами следят менталисты. Может, нас в очередной раз проверяют на стрессоустойчивость.

— Не все такие, как ты, Иса, — покачала головой, покровительственно, по-взрослому посмотрев на «соперницу».

Целительница скомкала салфетку, с ненавистью глядя на меня. Да, не стоило сокращать ее имя, все знают, что Атенаис ненавидит эту «крестьянскую» кличку. Но ведь и ко мне она обращается более чем вольно. Я же виконтесса, в конце концов. Да, пусть в школе не приняты титулы, пусть род Исы богаче моего раза в три, но титул… старинная приставочка «де». Это ведь что-то да значит! Дедушка говорил, что за пределами академии не дадут об этом забыть, и мне самой тоже — не стоит. Хотя в народе и ходят наглые шуточки о нищих и гордых васконцах, у которых за душой ничего нет, кроме воспоминаний о былом величии и пресловутой «де» перед фамилией. Но все это злые сплетни, мой род один из тех, кто всегда поддерживал короля. Что бы ни говорили новоявленные дворяне — для меня это важно.



Вика Мельникова

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться