Невеста для дофина

Глава 16

— Рассказывай, Армель!

— Да-да, Армель! О чем вы разговаривали?

— Было страшно?

— Армель, ах, какие они?

— Он тебя поцеловал?

— Что ты говоришь, дурочка? Кто?

— Дофин! Ну, только подумай, Лиаль, парк, цветы… и зонтик. Зонтиком можно отгораживаться от любопытных взглядов и целоваться. Я в альманахе читала.

— Действительно! Не зря же дофин подарил Армель именно зонтик.

Вопросы сыпались на подругу со всех сторон, начиная с обеда, а ведь прошел уже час. Казалось, все разом забыли про Аврору, которую так и не удалось расспросить. Да и что могла сказать баронесса? Все знали, что Аврора стеснительна и при напоре едва ли свяжет несколько слов. Армель же совсем другая. Она может рассказать, да еще добавить собственные впечатления. Всем интересно послушать, что скажет маркиза.

— Армель, не томи!

Мне чудилось, что я начинаю глохнуть. Неужели никто из классных дам не видит этого безобразия. Раздраженно оглянулась по сторонам. Ну как можно быть столь беспечными. Ведь на нас смотрит дофин. Будто неподобающее поведение у кабинета библиотековедения их ничему не научило. Мы же дворянки.

— Девочки, не кричите, — примирительно-покровительственно заметила Армель, намазывая на тост паштет. — Мы говорили о Кидане.

— О-о-о! — протянула Луиза, многозначительно поиграв бровями. — Только Армель могла выбрать такую скучную тему.

— Какая ты умная, Армель, — совершенно искренне заметила Жаннет. — Я бы ни словечка не вспомнила о Кидане. Кроме того, что там делают такие модные нынче зонтики.

От меня же не укрылось, как подруга переглянулась с Авророй. Как они могли говорить о Кидане, если маркиза никогда не интересовалась географией. Я бы скорее поверила, скажи подобное Аврора. Но… Армель? Глупость какая-то. Подозрительно посмотрела на подруг. Неужели все так и есть? Кажется, я начинаю сомневаться в том, что именно с этими девушками дружу уже больше года.

— А Аврора? О чем говорили вы?

— Тоже о Кидане, — кротко улыбнулась баронесса. — По-видимому, его величество очень заинтересован этой страной.

Ничего не понимаю. Еще урок назад подруга говорила, что встреча прошла ужасно, и ей задавали странные вопросы, а сейчас... То было все плохо, а теперь так хорошо, что у Авроры улыбка до ушей. Неужели за длинный сдвоенный урок библиотековедения она изменила свое решение? Дофин и правда увлечен географией? Или… возможно, это отговорка для остальных барышень? Но когда успели Армель с Авророй договориться?

— Ах! А что ему там нравится? Архитектура?

— Может быть, поэзия? Я читала, что там совершенно непостижимые правила написания стихов. Надо было ходить на факультатив на первом курсе.

Девочки дружно закивали. Да уж, в прошлом году были дополнительные занятия по стихосложению. Там учили красиво говорить и складывать вирши. Возможно, и сейчас мы смогли бы что-то показать, но толку вздыхать о несбыточном. Я вот честно посещала все уроки, но сейчас не вспомню ни словечка. Мы с подругами ходили, чтобы не отрабатывать наказание на кухне. Ведь всем известно, что отработка за провинности допустима только с пяти до семи вечера, перед последним чаем. Именно в эти часы преподавали стихосложение. Я с подругами едва не засыпала под монотонный голос месье Серро, специально приглашенного из столицы. Первое время у него было много учениц, но, оценив скучную атмосферу, остались единицы, включая нас. Мы же часто бывали замечены в комнатах другу у друга после отбоя или даже попадались на мелких проказах, и, чтобы не отправиться на кухню, слушали месье Серро.

— О разном, — уклончиво отметила Армель, с удовольствием вгрызаясь зубами в тост. — Ах, девочки, я такая голодная, мы с дофином столько ходили.

— А фавориты? Они были с вами?

— А ручку, ручку целовали? Ну, это же так куртуазно.

— Ли, ты даже не знаешь, что значит это слово! — возмущенно воскликнула Жаннет.

— Ну и что! Зато во всех альманахах об этом твердят.

— Все же, Армель, разве можно молчать? — раздраженно и одновременно возмущенно воскликнула Луиза. — Если бы я была на свидании с дофином, давно бы уже все рассказала.

Все девочки за столом на мгновение замолкли и скептически посмотрели на подругу Атенаис. В последнее верилось мало. Хотя… разве могла бы Лу не похвастаться?

Перевела взгляд в сторону стола, где сейчас обедали дофин и Жаклин. Что же происходит на свидании с наследником и фаворитами? Возможно, это государственная тайна, и ее не стоит ни в коем случае оглашать? Вот, например, Аврору спросили, что будет, если она потеряет дар. Но как такое может быть? Полное выгорание, то, чем пугают всех волшебников, возникающее после сильнейшего магического переутомления. Говорят, что организм сам сообщает, что ты у черты, и переступить оную фактически невозможно. И как на это может ответить претендентка, если ей задают такой вопрос?

Некстати вспомнился подслушанный на балконе разговор. «Время первой крови». Может, ради блага королевства будущую королеву распинают и лишают дара? Зябко поежилась. Похоже на многочисленные страшилки, которые рассказывают девочки друг другу вечерами в комнатах. Вроде той, о месье Алье, легендарном хромом из Луаны. Говорили, у него было множество возлюбленных, у которых он отбирал магию, выпивая ее, как молоко перед сном. Слухи же на пустом месте не родятся, ведь верно?

Странный этот отбор все-таки! Вроде бы о нем все знают, альманахи каждый год освещают это событие, а вот конкретики — ни унции! Рюши, платья, какие наряды на кандидатках, а критериев отбора нет, только с десяток общих требований, а сколько там их еще?



Вика Мельникова

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться