Невеста для дофина

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Все-таки это самый странный день в моей жизни. Такая чехарда, что голова кружится до сих пор.

В обеденное время тоже никак не удалось прояснить ситуацию: ни рассмотреть, ни услышать чего-либо нового так и не получилось. Дофин был занят разговором с преподавателем некромантии и даже не обернулся в нашу сторону, а за столами по-прежнему не произносилось ни звука. Тишина действовала на меня угнетающе. Как будто это и не наша академия. Ну вот серьезно, где вы видели молчащих за столом девиц? Неужели в столичных учебных заведениях царит именно такая атмосфера? Тогда мне наша провинция нравится гораздо больше.

Наверное, именно поэтому, покидая обеденный зал, все мы — Армель, Аврора и я — вздохнули с облегчением. Хотя неизвестность, конечно, нервировала. Мадемуазель Луиза так и не смогла ответить ничего конкретного, что за вопросы задавал дофин на занятии. То ли не знала, то ли опасалась менталистов. Один из них, молодой, тот, что беседовал с Авророй, подошел к нам и отвел в сторону классную даму. Мы даже забеспокоились, а не стали ли мы причиной неприятностей для мадемуазель?

Хотя, судя по выражению лица классной дамы, ничего страшного менталист не сказал, и это обнадеживало. Удивлена, что мадемуазель Лаура до сих пор со мной общается. Я бы точно обиделась.

По коридорам шли так же молча. Кто знает, может, дофин уже закончил трапезничать и теперь идет одним из тайных ходов, прислушиваясь к происходящему за стенами?

Молчание утомляло, и состояние было гнетущее, было непонятно, чего ждать. Все-таки в академии обычно более непринужденная обстановка. Как частенько говаривала Атенаис, «провинция». Так ли это плохо, если в столичных академиях все ходят угрюмые, зря не болтают и в каждом подозревают шпиона? Утверждать не могу, но по тому поведению, что нам навязывали гости, выходило именно так.

Остановились перед дверьми в бальный зал. Почему внеочередное занятие по этикету пройдет именно здесь? Будем повторять танцы? Я совсем не против освежить в памяти бранли. Да, конечно, раньше его танцевали крестьяне, но в последние годы он вошел в моду. Говорят, все вроде бы благодаря фаворитке короля, которая была из младшего, настолько обнищавшего дворянства, что проводила больше времени со слугами и крестьянами, чем с людьми своего круга.

В кругах высшей аристократии танцы подобного рода знали плохо. Хотя в столице за десяток лет наверняка технику отточили до совершенства, у нас же, в провинции, поводов потанцевать выпадает немного. Точнее, их, общих для всех, всего три: бал в день излома зимы, церемония по случаю последнего учебного дня и, уж совсем из разряда сказочного, осенний бал дебютанток.

Несколько беспокоил один из менталистов, который шел за нами с девочками по пятам. Неужели месье де Грамон послал проверить, насколько я храню тайну? Хорошо, что я не успела ничего толком рассказать, а из того, что стало известно Авроре и Армель, уж точно не тянет на Абасту, ведь верно?

Здесь уже было шумно, все девочки нашего потока успели подтянуться и теперь толпились в небольшом холле перед залом. Классных дам не было видно, что вызывало недоумение. Нет, конечно, они и раньше не особо за нами следили, этого просто не требовалось, но ведь этикет... правила! А уж после скандала на уроке картографии вообще удивительно, что нет хотя бы внешнего соблюдения приличий. Разве допустимо оставлять столько девочек без присмотра? Или это очередная проверка, чтобы посмотреть, как мы будем вести себя без контроля старших.

Около окошка расположилась Луиза, хорошо, что без Атенаис, и, до неприличия вытянув ноги, так что из-под платья показались не только мыски  туфелек, но и лодыжки, с каким-то превосходством рассматривала столпившихся девочек.

— …И так как намечается бал, вполне естественно, что нас собрали, чтобы потренироваться в модных нынче танцах, — слышалось со стороны окна.

Мы не попали к началу монолога, но и так было понятно, что Атенаис что-то рассказала подруге, и теперь та выбалтывала секретики. Что поделать, Луизе всегда нравилось быть в центре внимания. Я совсем не против ей подыграть, тем более сейчас она делится данными, которых мы не знали.

— Бал... Разве отбор пройдет до бала в день излома зимы? — удивилась Жаклин.

Мы все были солидарны с баронессой, неужели конкурс продлится столь долго? Если сравнивать со столицей, то там обычно на отбор отводился месяц, иногда два, все зависело от количества претенденток. А затем шла подготовка к свадебной церемонии, ведь она тоже занимала не один месяц. Конечно, сейчас нас сорок, но разве это так много?

— Вы как будто из деревни, — сморщила носик Луиза, покровительственно поглядывая на Жаклин. — Всем известно, что во время отбора будет два бала. Один через две недели после начала, на втором, знаменующем окончание, дофин огласит свое решение.

Из деревни! Я вспыхнула. Да Луиза сама родом из мест, где самое крупное поселение язык не поворачивается назвать «городом». Ее папенька живет за счет прилегающих деревенек с виноградниками… А Луиза строит из себя вторую Атенаис.

Но… промолчала. Если уж Луиза что-то знает, а она на удивление осведомлена обо всем, что касается отбора — не иначе как благодаря подруге — я готова промолчать. Как там говорится? Хитрость и умение видеть выгоду — прекрасные качества для королевы. Удовлетворенно улыбнулась своим мыслям, разглаживая складки на платье. Помолчу и послушаю. Именно так!



Вика Мельникова

Отредактировано: 31.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться