Невеста для короля

Глава 1.

Постоялый двор «Лисий хвост» пользовался большим успехом. Несмотря на странное название, а может, именно благодаря ему, всякий проезжающий мимо, заглядывал на огонёк. Хозяин двора Роб Хизор объяснял успех своего заведения иначе – на оживленной дороге в город Бретон , его постоялый двор единственный имел безупречную репутацию. Постояльцы могли не опасаться ни за свою жизнь, ни за кошелёк, ни, тем более, за желудок. Супруга Роба Флора готовила потрясающе вкусно. Единожды попробовав жаркое, приготовленное умелыми руками Флоры, каждый мечтал отведать его еще раз.

Откуда взялось название «Лисий хвост», не смог бы сказать и сам Роб. Некоторые остряки, кивая на рыжую шевелюру хозяина, добродушно посмеивались. Впрочем, обликом Роб Хизор скорее напоминал медведя. Такой же огромный и грозный на вид, с голосом больше походившим на рык, хозяин двора вызывал уважение.
Флора Хизор на фоне своего супруга казалась миниатюрной и хрупкой. Да так оно и было. Приятные черты лица, карие миндалевидные глаза, густые каштановые волосы, безжалостно спрятанные под платок, постоянно притягивали к себе взгляды мужчин – постояльцев. И хотя Флора большую часть времени проводила на кухне, иногда ей приходилось подниматься в обеденный зал. Постояльцы, восхищенные вкусными блюдами, проявляли желание лично поблагодарить стряпуху. Флора смущенно выслушивала похвалу и снова спешила на кухню, под ревнивым взглядом супруга.

Большой постоялый двор требует рабочих рук. И помимо хромого конюха Тода и его жены Мэри, выполняющей обязанности прачки, Робу и Флоре помогали три дочери. Больше всех работы доставалось старшей Аннет. Она помогала матери на кухне и чистила, штопала одежду постояльцев. Её сестры Лизи и Бетти, как самые младшие в семье, были «на подхвате».
Со стороны, семья Хизор казалась идеальной. Роб обожал жену. Ласково и трепетно относился к младшим дочерям. И всею душой ненавидел Аннет. Когда девочка была маленькой, она искренне не понимала, за что на неё опять сердится папа. Подрастая, Аннет не могла не заметить, что её сестёр никогда не наказывают, даже за самые серьёзные проделки. Аннет же всегда была виноватой. Флора, хоть и любила всех дочерей одинаково, никогда не перечила мужу. Лишь перед сном, она, зайдя в комнату дочерей, садилась на кровать Аннет и гладила дочку по голове. Несмотря ни на что, Аннет обожала своих сестёр и девочки отвечали ей взаимностью.

Когда постоялый двор пустовал, или было мало постояльцев, Аннет старалась лишний раз не попадаться на глаза отцу. Роб, всегда услужливый и вежливый с постояльцами, в такие дни срывал накопившуюся усталость и раздражение на дочери. Всё в девочке его не устраивало: и ходит не так, и смотрит не так, и говорит не правильно. А когда Аннет из девочки стала превращаться в девушку, от Роба стали исходить и ехидные шуточки по поводу внешности старшей дочери.
Злые шутки больно ранили девушку. Она и сама понимала, что её внешность способна вызывать лишь насмешки или жалость. Если её сёстры унаследовали от матери миловидность и красоту, то Аннет от Флоры достались лишь густые каштановые волосы. Девушка не могла, смотрясь в зеркало, сдержать вздох разочарования: откуда у неё эти большие уши, длинный нос? К тому же, высокая и худая, она сильно выделялась на фоне своих миниатюрных сестёр. Однажды, после очередных насмешек Роба, Аннет не сдержалась:
- Батюшка, ну что вы меня поедом едите? Я не виновата в том, что родилась такой. Наверное, я пошла в какого-нибудь дальнего твоего родственника, раз на маминых родных я не похожа.
Роб, который в отсутствие посетителей, позволил выпить себе пару кружек вина, расхохотался:
- К счастью, ни к моим родственникам, ни ко мне, ты не имеешь никакого отношения!
Так, девушка узнала, что человек, которого она считала отцом, на самом деле её отчим. Теперь, Аннет хотя бы могла понять почему Роб её не любит. Но дикую ненависть, которую отчим питал к падчерице, всё равно это обстоятельство не объясняло.
Все попытки Аннет узнать, кто же её отец, терпели неудачу. Флора на все расспросы дочери лишь сурово качала головой. Эта тема в их семье была под запретом.
Робу нужно отдать должное- падчерица ни в чём, кроме любви, не испытывала нужду. Сначала игрушки, а затем наряды и всё необходимое каждой девушке сёстрам покупали поровну.

Когда Аннет исполнилось шестнадцать, Роб посчитал девушку достаточно взрослой для того, чтобы она помогала ему разносить еду в обеденном зале постоялого двора. Несмотря на неказистую внешность, Аннет замечала на себе сальные взгляды подвыпивших мужчин. Роб тоже заметил внимание к падчерице и неожиданно осознал, что Аннет выросла. А раз так, то осталось выдать девку замуж и всё – он наконец-то избавится от ненавистной падчерицы. Только вот незадача – кто же польстится на такую «красавицу»?
В один из дней, когда обеденный зал опустел, Роб подозвал Аннет:
- Вот что. Тебе уже шестнадцать. Я решил выдать тебя замуж. Только учти сразу. Можешь не мечтать о богатом, красивом и молодом женихе. Потому что ни один нормальный жених по своей воле на тебе не женится. А большого приданного я тебе дать не могу. У меня помимо тебя еще две дочери на выданье. Так что, когда найдётся ненормальный, готовый взять тебя в жены, ты узнаешь.
Нельзя сказать, чтобы Аннет расстроилась. Наоборот, она мечтала вырваться с этого постоялого двора. Может судьба будет к ней добра, и муж ей достанется не злой, хороший. Пускай он не будет богатым и красивым, ведь главное не это. Но когда через несколько дней ухмыляющийся отчим назвал имя жениха, Аннет поняла, что судьба уготовила ей не лучшую долю. Рэй Берри - пьяница, мот и гуляка. И Аннет, несмотря на страх разозлить отчима, ответила:
- Ни за что! Я не пойду за Рэя!
Роб, зло прищурясь, процедил сквозь зубы:
- Пойдёшь! Как миленькая пойдёшь! Хватит с меня! Шестнадцать лет я терпел твоё присутствие. Своё слово я сдержал – вырастил тебя, одел, обул. Больше я не намерен терпеть тебя в своём доме!
- Не пойду за Рэя!
- А ты что думаешь, кто-то другой еще к тебе посватается? Да ты радоваться должна, что хоть кто-то на тебя позарился! Твой отец был беглым каторжником, и хорошо, что хоть Рэй готов взять тебя в жёны!
Аннет застыла. В её глазах было недоверие. Такого не может быть! Но Роб решил, что хватит таить то, что уже столько лет просится наружу.
- Твоя мать всегда пользовалась вниманием мужчин. Я влюбился в неё по уши и несколько раз приходил просить её руки. Но Флора лишь смеялась в ответ и прогоняла меня. Конечно, я был всего лишь сыном трактирщика, а её отец зажиточный торговец. Когда в нашем городке появился Корн, все девицы будто ополоумели. Этот парень был обычным бродягой. Чтобы прокормиться брался за любую работу. Да, стоит признать, что он был красив, словно породистый жеребец. Он нанялся к отцу Флоры работником. Ну и конечно, Флора не устояла перед голубыми очами твоего папаши. Немало сладких ночей провели они вместе. Да только однажды, появились королевские стражи и забрали этого распрекрасного Корна, объявив, что он беглый каторжник. А потом, твоя мамаша поняла, что ночи с красавцем не прошли даром. Слухи быстро дошли и до меня. Дурак, я помчался к Флоре с предложением выйти за меня и избежать позора. Теперь то уж она не кочевряжилась - некуда ей было деваться. Вот мы и поженились. Да только переоценил я свои силы – не могу я спокойно смотреть на тебя, сразу вспоминаю папашу твоего и как Флора бегала за ним!
Роб плюнул на пол. Налил себе полную кружку вина и залпом осушил её. Аннет словно оглушили. Рассказ Роба потряс её до глубины души. Сколько раз она представляла, что когда ей расскажут про её отца, то это будет трогательная история любви Флоры и благородного человека, который погиб от руки злодея. А что же вышло? Это её отец и оказался злодеем, потому как на каторгу отправляют за ужасные преступления. А любовь хоть и была, но в исполнении Роба она казалась отвратительной и мерзкой.
- Так что учти, не пойдёшь за Рэя - проваливай вон из моего дома!- голос отчима вернул Аннет к действительности. Девушка, как была в лёгком домашнем платье, так и выскочила на улицу – лишь бы не слышать грубых слов, которые она не заслужила. Её душили рыдания – за что так с ней обошлась судьба? Разве за свои шестнадцать лет она причинила кому – нибудь зло, чтобы теперь так расплачиваться за содеянное?
Не разбирая дорогу, она шла через пойменный луг, который располагался за постоялым двором. Лёгкое домашнее платье не самая подходящая одежда в эту пору – молодая трава только показалась из земли. Очень скоро Аннет продрогла. Бедственное положение девушки ухудшалось тем, что без единой монеты она вряд ли сможет добраться до ближайших родственников. Жизнь бедняжке показалась непосильной ношей. Да и зачем нужна такая жизнь? Что ей остаётся - или замуж за Рэя, и значит горькая судьба. Или же… Ведь можно разом оборвать все эти муки, унижения, обиды. Ради чего и ради кого терпеть? Эта мысль словно подстегнула Аннет и та, бросилась к реке, что мирно несла свои воды сразу за лугом.
Высокий берег, чёрная в подступающих сумерках, вода. Пусть это будет то последнее, что она увидит в своей жизни. Зажмурив глаза, Аннет шагнула в пустоту и не услышала чей- то крик:
- Стой!
Ледяная вода приняла девушку в свои объятия. Жгучий холод тут же словно сдавил грудь – не вдохнуть. Длинное платье облепило ноги, мешая и сковывая движения. Уже захлёбывающуюся Аннет, вдруг подхватила чья-то рука и вытянула из под толщи воды. Она не сопротивлялась, но и не помогала бороться за свою жизнь. Липкий страх, что охватил несостоявшуюся утопленницу в воде, еще не разжал свои тиски.
Потом она карабкалась по высокому берегу наверх, хватаясь закоченевшими пальцами за сухую прошлогоднюю траву и мелкий кустарник. Словно жажда жизни неожиданно захлестнула её.
Только выбравшись обратно на луг, Аннет посмотрела на своего спасителя. Невысокого роста, крепко сложенный и уже немолодой мужчина смерил девушку недовольным взглядом. В его планы, видимо, не входило вечернее купание в ледяной воде. Оглядевшись, он подобрал с земли скинутые сапоги, а тёплый плащ, который лежал чуть поодаль, накинул на дрожащую от холода Аннет.
- Пойдём, глупая. Погреешься у костра…
Девушка безропотно последовала за своим спасителем.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться