Невеста для короля

Глава 12.

Горничную графини Кафской звали Мили. Среди её многочисленных достоинств и недостатков отдельно стояла потрясающая словоохотливость и болтливость девушки. Отдельно, потому что сразу и не поймёшь - достоинство это или недостаток.
Утром Аннет узнавала от Мили кучу нужных, а чаще всего ненужных, новостей. В каком настроении проснулся герцог Марсвиг, что приснилось ночью учителю танцев, что сегодня готовят на завтрак, какая на улице погода и с кем целуется стряпуха. Оставалось только удивляться – как об этом узнаёт Мили.
Аннет сразу полюбила свою горничную. Эта девушка была словно отголосок её прежней жизни. Мили была понятна, она говорила простым и бесхитростным языком. А её рассуждения порой забавляли молодую графиню.
- Ваша Светлость, я каждый день благодарю небеса за то, что меня взяли к вам в горничные!- Мили причёсывала хозяйку и болтала по своему обыкновению.
- В деревне уже и не мечтали, что в замок снова господа приедут. Думали, что после того, что случилось с королём Эдуардом, сюда и дорогу забудут…
- А что случилось с королём Эдуардом?
- Как что? Вы что же, Ваша Светлость, ничего не слышали о проклятье?
- О проклятье? Но говорили, что это всё выдумки…
- Ваша Светлость, ничего и не выдумки! Моя бабка своими ушами все слышала и своими глазами всё видела! Она в то время здесь прачкой служила. А ей врать нет резона. Так что, всё это чистая правда!
- А что за проклятье?
- Ну, как что? Обычное проклятье… Король, говорят, был большим любителем молоденьких и хорошеньких девушек. Что уж там и как случилось не знаю, бабка про то не говорила. А только пришла из леса ведьма и прокляла короля и его сыновей. Чтобы, мол, род королевский по мужской линии прервался. Так оно всё и вышло. И король умер и сыновья его молодыми сгинули, не оставив детей. А еще говорят, что у короля этого много было незаконнорожденных сыновей. Так вот, все померли молодыми! А если у кого дети и родились, то только девочки. Вот оно как.
- Да за что же она его так прокляла?
- Ну, так кто ж теперь скажет! Но бабка намекала, что всё из-за его похождений… Ну, вы понимаете, госпожа, о чём я?
- Понимаю, Мили.


Королева Исавия сдержала своё обещание и, спустя две недели, приехала проведать Аннет. Вместе с королевой приехала немногочисленная свита, но и этого было достаточно, чтобы все почувствовали: дворец ожил. Беготня слуг, звуки голосов, шум экипажей. Казалось, что дворец, словно великан, просыпается от долгого сна. Скрип половиц, дверей - это великан потягивается и зевает.
Разумеется, Аннет несказанно обрадовалась приезду королевы. Она вдруг ощутила, что очень соскучилась по ласковым речам Исавии, её понимающему взгляду и безмерной доброте. У девушки даже слёзы появились на глазах, когда она обняла королеву.
А уже на следующий день вдовствующая королева решила проверить, насколько прилежно занималась всё это время молодая графиня Кафская. Усевшись поудобнее в глубоком кресле, что стояло в комнате для занятий, Исавия внимательно слушала ответы Аннет на вопросы наставников. Аннет волновалась, она понимала, что если допустит ошибки в своих ответах, то королева огорчится. Но, с каждым ответом, лицо Исавии прояснялось, складки на лбу разглаживались и довольная улыбка, наконец, заиграла на губах королевы. Во время обеда королева не скупилась на похвалу:
- Аннет, ты большая умница! Я очень рада твоим успехам!
Герцог Марсвиг позволил себе тоже высказаться:
- Ваше Величество, графиня Кафская прилежная ученица. Мне даже и придраться не к чему!
- О, герцог! Вам бы лишь попридираться. Я помню, как король Дред, в свое время жаловался на вас,- королева Исавия весело рассмеялась. А вот герцог, напротив, что-то обиженно забормотал себе под нос. Аннет же, обменивалась весёлыми взглядами с графом Руж.
Когда приблизилось время урока танцев, Аннет стало совсем не до веселья. Сейчас королева увидит, что она, Аннет, неуклюжая и неловкая деревенщина, которая не может красиво и грациозно танцевать. И учитель танцев, барон Освальд Ларч, тоже был уверен, что его ученица совсем не умеет танцевать.
Когда музыканты заиграли менуэт, Аннет словно съёжилась. Барон холодными руками, словно клешнями, держал графиню, и от этих прикосновений, девушке было еще тяжелее. Королева нахмурилась: Аннет постоянно спотыкалась, неловко поворачивалась и совсем не слышала музыку. Недовольная гримаса Ларча была красноречивее слов.
- Остановитесь!- королева не могла больше смотреть на это безобразие.
- Это ужасно…
- Ваше Величество, я приложил все свои знания и умение, но графиня Кафская необучаема!- барон Ларч воздел руки к небу, чтобы показать, что он в отчаянии.
- Это ужасно. Барон, вы что, не видите, что графиня вас боится?! Что вы наговорили девочке, что она шарахается от вас, как от нечистой силы?
Барон удивленно заморгал:
- Да я ничего… Никогда и слова грубого…
- Всё ясно. Графине срочно нужно найти другого кавалера для танцев! Позовите графа Руж!
Граф явился в бальную залу очень скоро. Галантно поклонился:
- Ваше Величество, графиня, чем могу быть полезен?
- Граф, нам просто необходима ваша помощь! Не могли бы вы составить пару графине для танца?
- С превеликим удовольствием.
Когда снова зазвучала музыка, Аннет сделала неуверенный шаг в сторону графа и увидела его ободряющий взгляд. Всё в один миг переменилось. Девушка вдруг поняла, что может двигаться в такт музыке, выполнять сложные фигуры танца синхронно с графом, да и вообще - это оказывается, так здорово - танцевать! Повороты, поклоны, смена позиций – всё это было вовсе и не сложным и легко запоминалось.
Королева Исавия была довольна и Аннет, и графом. Но больше всего королева была довольна собой и своей догадливостью. Когда танец закончился и граф подвёл к королеве зардевшуюся Аннет, Исавия вздохнула:
- Граф, как жаль, что вы уезжаете из поместья! Это так не вовремя! Боюсь, что барон не самый лучший кавалер по танцам для графини…
Аннет изумленно посмотрела на Арчибальта:
- Как? Граф, вы покидаете нас?- в глазах Аннет плескалось отчаяние.
- К сожалению, это так, графиня. Семейные дела требуют моего присутствия,- граф поклонился.
С этого момента, графиня не могла больше не о чём думать. Она, конечно, осознавала, что когда то это должно было произойти. Граф Руж не мог быть вечно с ней. Но когда это вдруг случилось, Аннет поняла, что не готова расстаться с любимым человеком.
- И когда вы покидаете поместье?- упавшим голосом спросила девушка.
- Завтра утром, графиня,- Арчибальт старался ничем не выдать своё огорчение. Королева Исавия могла что-то заподозрить. Но его взгляд карих глаз, устремлённых на Аннет, словно кричал: я тоже этого не хочу!

Этот вечер был последним вечером для двоих влюблённых, которые не смели признаться в чувствах не только друг другу, но и себе. Эта любовь была невозможна, запретна, преступна! Потому что она - будущая невеста короля. Потому что он - не волен распоряжаться своей жизнью. Их судьба предопределена, и идти против неё, это означает идти к жерлу извергающегося вулкана.
Королева Исавия, сославшись на усталость, отказалась от вечерней прогулки и Аннет вздохнула с облегчением. Ей так много надо сказать графу…
- Арчибальт, почему вы не сказали раньше? Для меня известие о вашем отъезде, словно удар молнии…
- Аннет, я не думал, что это так важно для вас…
Девушка с немым укором посмотрела на графа. Не важно? Да она живёт им, дышит! Разве это не заметно?
- Вы не можете задержаться еще на несколько дней?
- Боюсь, что нет, Аннет. Но я приложу все силы, чтобы снова встретиться с вами. И если останусь жив, то сдержу своё обещание.
- Останетесь живы? О чём вы говорите? – в груди словно всё сковало холодом. Граф Руж взял Аннет за руки:
- Не думайте об этом. У вас впереди большое будущее. Я же счастлив уже тем, что имел возможность узнать вас, говорить с вами, наслаждаться вашим обществом. Теперь я знаю, что моя жизнь была не напрасна. Но я не знаю, что меня ждёт завтра. Я рассказывал вам историю своего детства. Так вот, смерть моих родителей требует отмщения. Я дал слово своему деду магистру Рожену, что найду убийцу. И пока не исполню обещания, я не могу распоряжаться своей жизнью.
- Но, Арчибальт, прошло столько времени! Как вы найдёте того злодея? А если он был не один?
- Аннет, как бы то ни было, я должен это сделать. Это мой долг, как последнего из рода Рожена.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться