Невеста для короля

Глава 16.

Сайлен нахмурилась и обошла вокруг Аннет, разглядывая девушку так, будто бы выбирала товар на деревенском рынке.
- Ты совсем на него не похожа. Вся в Марту пошла,- наконец вынесла свой вердикт ведьма.
- Так вы знали моего отца? - Аннет даже привстала на цыпочки от волнения.
- Еще бы я не знала Корна… Как никак родной племянник.
- Что? Как…То есть вы тётя моего отца?- голос девушки сорвался и на глазах выступили слёзы.
- Вот только этого не нужно! Не люблю я, когда ревут и плачут! - Сайлен снова недовольно поморщилась. А потом ведьма невозмутимо уселась в одно из кресел. Кажется, её нисколько не волновал тот факт, что Аннет оказалась родственницей.
- Но я тогда ничего не понимаю! Если Корн ваш племянник, зачем вы прокляли всех сыновей Эдуарда? Ведь проклятие пало и на моего отца! И вы будто и не рады мне?
Сайлен вздохнула - какая же назойливая эта девчонка!
- Ладно. Придётся кое-что тебе рассказать, чтобы умереть твой пыл. Садись.
Учти. То обстоятельство, что мы с тобой родственники, хоть и дальние, тебе лучше скрывать. Это родство тебе ничего кроме неприятностей не принесёт. Моя младшая сестра Диара, это она виновата во всём. Глупая девчонка! Так уж получилось, Диара родилась красивой девочкой, но совершенно неспособной к магии. Чтобы она не болталась без дела, отец устроил её в особняк горничной. Знал бы он, чем всё это обернётся. Разумеется, этот похотливый король Эдуард тут же соблазнил красивую и глупую горничную! Диара же все его слова и обещания приняла за чистую монету и влюбилась в него так, что чуть ли не молилась на него! Когда я узнала, что она беременна, я чуть не придушила её! И надо же было такому случиться - только она собралась «осчастливить» Эдуарда сообщением о своей беременности, как тот покинул особняк, так и не узнав об этом. Его долго не было. Диара уже не могла работать - срок был большой, а король всё не возвращался. Вернулся он уже, когда родился Корн. Диара, дурочка, побежала в особняк, чтобы встретиться с королём. Но её даже и на порог не пустили. Она каждый день бегала к особняку, караулила Эдуарда. Мне это надоело, и я запретила дурочке выходить из леса! Она всё еще верила, что он её любит. Но я то знала, что этот мерзавец и думать о ней забыл.
Когда Корну исполнилось три года, Диаре всё же удалось увидеть Эдуарда. Королевская охота! Когда сестра увидела богато наряженных всадников, она подумала, что это король разыскивает её. Схватив Корна, она побежала навстречу. Как же смеялись над ней все эти разряженные господа, когда она рвалась к королю, уверяя его, что Корн сын Эдуарда. Он не узнал её и не поверил. Обозвал сумасшедшей и прогнал прочь.
Диара, бедная. Что с ней стало после этой встречи… Бедняжка таяла на глазах! Я как могла поддерживала её силы. Ведь она нужна была сыну. Диара была замечательной матерью! Всю свою любовь, на которую она была способна, сестра отдавала Корну. Но и магия не могла исцелить беднягу, тем более что сама Диара противилась исцелению. Когда Корну исполнилось десять лет, Диара умерла. Но даже перед смертью она умудрилась напакостить собственному сыну! Наговорила мальчишке про Эдуарда, не знаю даже что. Но Корн так возненавидел отца, что при одном упоминании его имени, Корна начинало трясти. Это Диара виновата в том, что Корна отправили на каторгу!
- Но за что? Что такого он сделал?
- Когда Корн вырос, то без моего ведома устроился садовником в особняк. Дождался, когда туда приедет Эдуард. И бросился на короля с кинжалом. Разумеется, он и царапнуть короля не успел. Когда я узнала об этом, побежала к королю. Впервые за свою жизнь я стояла на коленях и умоляла. Но Эдуард был глух к моим мольбам. Сказал, что каторги Корну не избежать. Тогда я открыла ему тайну рождения мальчишки. И знаешь, что он мне ответил? Он рассмеялся и сказал, что у него так много внебрачных сыновей, что если на одного и станет меньше, то он не расстроится! Вот тут-то я и вышла из себя. Понимая, что Корна уже не спасти, я прокляла и Эдуарда и всех его сыновей. Раз их у него слишком много, то пусть же не останется никого. Если бы я знала, что Корн сможет убежать… А он смог. И напоследок даже оставил о себе память - в виде тебя.
- Но вы же ведьма! Вы же могли что-то наколдовать там. И всё бы устроилось!
Сайлен возмущенно посмотрела на Аннет:
- Я не ведьма! Я маг! Запомни это. Возможно, я могла бы что-то изменить. Если бы не Рожен - маг, который служил Эдуарду. Он сразу бы почуял след магии. И тогда участь Корна могла бы стать еще хуже.
- Куда уж хуже…
- Поверь мне, каторга по сравнению с пытками, это просто счастье.
Аннет вздохнула. Как много печального в этой истории. И несправедливого.
- Сайлен, а каким был мой отец?
Глаза ведьмы затуманились:
- Он был весёлым и жизнерадостным мальчиком, пока Диара не отравила его душу ненавистью к отцу. Но Корн умел и любить. Он был заботливым племянником. Называл меня тётушка Сая…
Повисла тишина. Аннет обдумывала услышанное, а Сайлен задумалась о былом. Спустя некоторое время, ведьма поднялась:
- Уже поздно. Уходи. И верни мне браслет.
Аннет посмотрела на мерцающее медным светом украшение:
- А можно мне его себе оставить? Как память об отце?
- Нет! Снимай!
Аннет огорченно протянула снова потемневший браслет ведьме.
- А как полное имя моего отца? Я бы с радостью носила его имя, а не имя отчима.
- Забудь об этом. Целее будешь.
- Но почему? Сайлен, вы будто бы и не рады мне? Ведь я ваша родственница!
Сайлен хмуро усмехнулась:
- Тебе же хуже.
- Но почему?
- Да что ты заладила - почему да почему! Видимо, от Диары тебе всё-таки передалась её глупость! Запомни деточка - хочешь жить мирно и спокойно - забудь все, что я тебе рассказала. Никому не рассказывай и дорогу ко мне тоже забудь.
Аннет понуро побрела к двери. Уж неведомо по какой причине старая Сайлен так неласкова с вдруг обретённой родственницей. Но лучше не злить ведьму. Девушка уже взялась за ручку, когда Сайлен окликнула её:
- Постой.
Ведьма порылась в небольшом сундуке, что стоял тут же в гостиной комнате, и что-то достала с самого дна. Протянула Аннет. Графиня увидела, что это игрушка - старый деревянный ослик.
- Это его любимая игрушка. Он даже ночью с ней не расставался. Раз уж тебе так хочется иметь что-то на память о Корне, то лучше не придумаешь.
Аннет прижала ослика к груди:
- Спасибо, Сайлен! Я буду его беречь!
Девушка, забыв неприветливость хозяйки дома, кинулась на шею старухе и горячо расцеловала ту в обе щеки.
- Ну, вот давай обойдёмся без этого!- Сайлен недовольно поморщилась.
Аннет отстранилась от ведьмы, по щекам девушки катились слёзы.
- Уходи, глупая девчонка. Нечего при мне слёзы лить.
Сайлен нахмурилась и нарочито повернулась к графине спиной. Аннет покинула пристанище ведьмы.
На крыльце спала Мили. Графиня осторожно разбудила горничную. Мили протёрла сонные глаза и уставилась на Аннет:
- Но Ваша Светлость, вы совсем не изменились! Она отказала вам, да?
- Да, Мили. Сайлен отказалась мне помочь.
- Ну не расстраивайтесь, Ваша Светлость. Я ведь предупреждала, что старая Сайлен не всем помогает…

В особняк девушки вернулись уже засветло. Бессонная ночь не могла пройти бесследно. И Аннет, сославшись на нездоровье, попросила герцога отменить занятия. Герцог поворчал для порядка, но осунувшееся лицо Аннет убедило вельможу, что девушке лучше отдохнуть.
Аннет провалилась в темноту без сновидений. Слишком много обрушилось сегодня на девушку. В руках Аннет сжимала маленькую деревянную игрушку, которая всегда будет напоминать об отце.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться