Невеста для короля

Глава 32.

Аннет стояла возле окна гостиной и с тревогой прислушивалась к звукам: заискивающий голос слуги, чуть слышный скрип открывающейся двери, лёгкий звук шагов…
Арчибальд сделал всего несколько шагов по паркетному полу гостиной и в недоумении остановился. Оглядевшись, и убедившись, что кроме него и Аннет в комнате никого, граф непонимающе посмотрел на свою невесту:
- Аннет? Что ты здесь делаешь? Ты знаешь, кому принадлежит этот особняк?
Аннет вздохнула - снова ей придётся оправдываться, хотя она ни в чём не виновата.
- Арчибальд, этот дом принадлежал моей родственнице. Я тебе говорила о ней. Её звали Сайлен и она жила в лесу. Теперь, после её смерти, всё по наследству досталось мне…
Граф растеряно огляделся. Он ничего не понимал. Он шёл к своему врагу, готовился к тому, что его, может быть, ждёт неминуемая смерть… А нашёл здесь свою невесту?!
- Аннет… Я не понимаю… Этот дом принадлежал семье Иллари!
- Да, Арчи. Этот дом до сих пор принадлежит семье Иллари… Несколько дней назад я узнала, что полное имя моей тётушки - Сайлен Иллари.
Граф, от такой новости, просто онемел. Аннет взяла графа за руку:
- Пойдём.
В саду, куда привела девушка своего жениха было темно и неприветливо холодно. Порывистый ветер раскачивал небольшой фонарь в руках Аннет, грозя вот - вот загасить огонь. Глухие раскаты грома предупреждали - лучше оставайтесь дома. Но Аннет вела Арчи в самую глубь небольшого сада, остановившись лишь перед семейным склепом Иллари.
- Вот, Арчи. Сегодня здесь похоронили мою тётушку Сайлен. Теперь, я последняя из Иллари. Хоть я и ношу имя своего отчима, но по крови я Иллари. И с этим уже ничего не сделаешь.
Арчи хотел что-то сказать, но Аннет не позволила:
- Постой, Арчи! Есть еще кое-что. Это Сайлен убила твоих родителей. Она боялась, что дети графини Руж унаследуют ненависть к Иллари, и моему отцу Корну придётся всю жизнь скрываться, как пришлось самой Сайлен.

Взгляд графа потемнел, на лице заходили желваки. А Аннет все не умолкала:

- Помнишь, тот день, когда перстень твоего деда стал светиться алым светом? Это он на меня отреагировал. Я не владею магией, но это ведь Сайлен спасла меня от той нечисти из омута. На мне оставался след магии Иллари, который и почувствовал перстень Рожена.

Арчибальд молчал. Внутри него шла борьба. Хотелось разнести склеп Иллари на камни, выплеснуть всю ярость, что передалась ему по наследству от многих поколений Роженов. Отомстить за боль, за утрату дорогих его сердцу людей, с которыми он был так мало. Но ведь рядом с ним теперь Аннет, которая так же, как и он, не выбирала родных. Она не виновата в грехах Иллари, это не её война. Вот уже несколько месяцев в его сердце живет любовь к этой девушке, его душа хочет быть только с ней. И так ли уж важно, чья кровь течет в её жилах? И пусть он дал слово деду Рожену покончить с Иллари раз и навсегда. Но его мать, погибшая от рук Сайлен Иллари, она была против этой вражды!


В этот момент склеп осветила вспышка молнии, и раздался грохот грозовых туч. Аннет вскрикнула и инстинктивно бросилась в объятия графа. Арчибальд прижал к себе невесту. Спустя мгновение, граф отстранился. Взяв девушку за руку и глядя ей в глаза, граф перекрикивая раскаты грома, прокричал:
- Я, граф Руж, последний из рода Рожен, прошу прощения за все преступления, что были совершены против семьи Иллари! За пролитую кровь, за отнятые жизни…
Аннет, с полными слёз глазами, ответила:
- Я, Аннет Иллари, последняя из рода Иллари, прошу прощения за все преступления, что были совершены против семьи Рожен! За пролитую кровь, за отнятые жизни!
В этот момент с небес хлынул ливень, словно сами небеса желали скрепить это примирение и погасить навсегда чуть тлеющие угли вековой вражды.

 

Венчание решили провести как можно скорее. Два дня Аннет провела на примерках и подгонках подвенечного платья. Ремонт в часовне был завершен и все было готово к предстоящей церемонии. Аннет казалось, что после их возвращения из Леонсии все обитатели замка Руж приободрились, повеселели и даже осеннее небо радовало безоблачной голубой безбрежностью. И только Грейси омрачала радостно-безмятежное настроение Аннет. Девушка теперь редко попадалась на глаза, видимо горничной Жолли, которую приставили к Грейси, были отданы на этот счет особые распоряжения. Но, все равно эти встречи происходили и, каждый раз Грейси бросала на Аннет мрачный взгляд и шевелила губами. Жолли тут же прикрикивала на свою подопечную и уводила несчастную помешанную в другую часть замка.

Ночью, накануне венчания, Аннет не могла уснуть. Волнение и спешные приготовления к венчанию сильно измотали девушку. Ей все казалось, что она что-то забыла сделать. Но, перебирая в памяти все мелочи и детали, успокаивалась - все успели. В углу висело её подвенечное платье и фата. А на прикроватном столике лежала брошь Диары, которую Аннет хотела, во что бы то ни стало, надеть на церемонию. Аннет думала, что это было бы очень символично. Арчи с перстнем Рожена, она с брошью Иллари - пусть враждующие родственники пусть и незримо, но присутствуют на церемонии, чтобы уже закончить грустную историю двух родов.

Наконец, Аннет задремала. Но проснулась от ощущения чьего пристального взгляда. Открыв глаза, девушка чуть не закричала от ужаса. На постели с краю сидела Грейси и рассматривала Аннет.

- Грейси?! Ты что здесь делаешь? Ты меня напугала!

Грейси потупила глаза, но потом указала рукой на подвенечное платье Аннет и прохрипела:

- Это Грейси хочет! Аннет должна уйти...

Аннет вздохнула: ну вот как ей успокоить эту несчастную. Сказать, что все будет хорошо? Но ведь это не так. Аннет не желала зла кузине Арчибальда, и если бы могла, сделала бы все, чтобы Грейси не страдала. Но что можно сделать?

- Грейси, не переживай. Иди, ложись спать. Иначе Жолли будет тебя ругать.



Татьяна Бегоулова

Отредактировано: 11.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться