Невеста для министра обороны

Глава 14.1

Из горящих обломков обрушившегося здания вышел министр обороны, пригибаясь, и закрывая собой бессознательную девушку. Иронично, но этой девушкой была я. Мне бы хотелось посмотреть на всё со стороны, оценить красоту и эпичность происходящего. Но сейчас я не могла воспринимать это как кошмар наяву.

Нас с Фаустом закрывал его пылающий щит. Но даже несмотря на это, на мужчине были следы ран. Дейран сильными руками прижимал меня к себе, будто боялся уронить. Шёл с непроницаемым каменным лицом, застывшим, как у статуи.

Тут появился и Сакрахар, который шёл навстречу. Весь в крови. Злой, но решительный. У меня всё ещё звенело в ушах, поэтому я как в дурном сне смотрела на канцлера сквозь пелену и не слышала ни слова из его речи.

Краем глаза заметила труп, совсем рядом с нами. В нём я отстранённо узнала ту самую светловолосую девушку, которая заманила меня в ловушку. Хотелось что-то сказать, чтобы на неё обратили внимание, но из горла вместе с кровью вырвался тяжёлый хрип.

Руки, держащие меня, дрогнули, а затем прижали ещё сильнее. Я сплюнула кровавый сгусток вместе с целым зубом. Сознание начало понемногу возвращаться, хоть вокруг всё и качалось.

-Где ми... м… Миранда…? – эти слова мне дались с неимоверным трудом. И судя по неимоверной тревоге на лице Фауста, он это заметил. Я пальцами судорожно вцепилась в его одежду, почему-то опасаясь, что меня сейчас действительно выкинут на пол. Какое безумие. И, кажется, я правда начала сходить с ума после этого взрыва. Почему же до сих пор всё так качается?

-Ей нужно поспать. – мороз по коже пробежался от этих слов Сакрахара. А затем и от касания чёрной магии. Такого «засыпания», которое использует Кровавый канцлер, мне даже в контуженном состоянии не надо.

-Не смей! – это был определённо рык Фауста, который очень резко отступил назад, ударяя огнём по тьме Сакрахара. Канцлеру это не понравилось, но уже в следующее мгновение его выражение лица сменилось на оторопь.

К нам бежала миссис Гекли. Я тоже её заметила, и радость в груди оказалось настолько сильной, что даже облегчённый вздох дался без боли в рёбрах.

-Вы как выбрались из комнаты? – поражённо спросил Теффан.

Миранда проигнорировала канцлера, словно его и вовсе не было. Она подбежала ко мне, и протянула руки, чтобы помочь, но и для неё нашлось нечленораздельное рычание в словаре министра.

-Я сам отнесу её к медикам. Все прочь! – эту интонацию я узнала. Он в детстве каждый раз был таким злым, когда меня приносили побитую из карцера или с неудачного дела. Я всегда думала, что он злится на то, какая я криворукая и нерасторопная. Сейчас мне казалось, что он очень волнуется за меня…

-Но послушайте… - начала было миссис Гекли, но её тут же грубо прервали.

-Я сказал – прочь! Что непонятного!? – пламя полыхнуло, беря нас с министром в круг. Я бы и хотела возразить, и попросить не орать на мою напарницу, но заметив, как даже Сакрахар послушно отошёл, решила промолчать. Тем более что слова давались с большим трудом.

Больше не медля ни секунды, Дейран понёс меня куда-то. Правда к медикам? Не знаю, я не запомнила дороги. Я то теряла сознание, то приходила в себя. Всё было словно в жутком водовороте, где я захлёбывалась, выныривала на поверхность, жадно хватала воздух, и меня снова затягивало назад. Вот она – детективная доля. Стоит разок залезть куда не просят, проблем не оберёшься. Хорошо, что хоть миссис Гекли в порядке.

Дальше были травы, куча людей в белых и серых халатах, какие-то снадобья, зелья, чьи-то голоса, ноющая боль в рёбрах, ругань Фауста, Сакрахара, разборки, злые выкрики, и много непонятных сумбурных отрывков. В конце концов, я пришла в себя окончательно.

В дверях больничной палаты стоял Кровавый канцлер.

-Тебе очень повезло. – произнёс мужчина, загадочно улыбаясь, и не двигаясь с места. Застыл как статуя.

-О чём вы? – я с трудом собирала в кучку мысли и воспоминания прошедших событий. Руки были перебинтованы, но особо не болели. На щеке я нащупала какую-то приклеенную тряпочку. Она была влажной, и пальцы после неё пахли ментолом.

-Ты выжила. – Сакрахар пожал плечами. – Да ещё благодаря кому! Чудесный спаситель, наверное, уже едва поспевает за тобой. – улыбка стала нехорошей. – А ты всё не уймёшься.

-Я расследую…

Теффан грубо меня перебил.

-У Сильвии Гусец, которой в горло засадили стрелу под городом, нашли увесистый мешочек драконьей валюты. И не простой, а настоящей янтарной. Вперемешку, правда, с серебром, ведь девочка уже успела в последний раз потратить деньги, и разменять их. На эту сумму можно было бы построить королю неплохой трёхэтажный дворец.

-Зачем вы мне это рассказываете? – я настороженно посмотрела на Канцлера, сделавшего несколько шагов в мою комнату.

-Ну ты же расследуешь. – мужчина усмехнулся. – Я просто делюсь информацией, вдруг будет полезно.

-Что значит вдруг? Конечно же она полезна. Ведь это значит, что в деле наверняка замешан род Дракон, а значит и клан Дарг. – я больше ни секунды не сомневалась в выводах. Янтарная валюта крайне редко выходит за пределы Хиллериума, и такое достоинство обычно находилось у высокопоставленных лиц. А чтобы выдать кому-то целый мешочек стоимостью с дворец…

-Ага. – как-то несерьёзно согласился со мной начальник тайной канцелярии. – Кстати, отбор закончен. – я недоумённо изогнула бровь, но Сакрахар продолжил. – Досрочно, как понимаешь. Все участницы взяты под арест. – пауза, в течение которой мужчина прищурившись вглядывается в моё лицо. – Вы с миссис Гекли тоже.

Я подавила первую волну возмущения, после чего как можно спокойнее поинтересовалась:

-А по какой причине арестовали нас? Мы ведь не участницы.

Канцлер улыбнулся ещё шире, обнажая острые белые зубы. Хмыкнул, покачал головой, и кинул мне на кровать… мои сломанные очки.

Мне показалось, что у меня дыхание остановилось от паники. А сердце наоборот – зачастило так, что вот-вот последует за дыханием. Если я сейчас всё правильно понимаю… хотя я надеюсь, что неправильно, но всё же. Если это так – мои глаза остались без маскировки, вернув истинный карий оттенок. Быстрый взгляд на волосы дал понять, что они под воздействием огня, или даже чьей-то магии приняли свой прежний блондинистый цвет, и распрямились, став такими, какими им положено было быть.



Ксения Светлая

Отредактировано: 16.09.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться