Невеста для Мрака #2

Размер шрифта: - +

Глава 21

Весла с плеском входили в воду, лодка покачивалась, словно люлька. Мы продвигались вперёд размеренно и монотонно. Неудержимо клонило в сон, и я не заметила момента, когда пересекла невидимый Рубикон, оказавшись в царстве сна.

В небе сияли, переливаясь, все три луны, полные, как баба на сносях.

Наяву две из трёх лун всегда либо на ущербе, либо растущие – а тут такая идиллия. Светло, почти как днём. Небо разрисовано разноцветными всполохами, линиями, красками.

Я плыла в озере тёплой крови. Со всех сторон его обступили деревья, с которых мох спускался чёрной бахромой, раскачиваясь под ветерком, напоминая поверженные знамёна, порванные в лоскуты.

Ненавижу плавать. Наверное, потому, что наяву делаю это из ряда вон плохо, едва держусь на воде. Но тут я плыла прямо-таки наслаждалась процессом. Чёрная, теплая, по консистенции похожая на густое молоко парная кровь держала лучше солёной воды.

Однако всё хорошее когда-нибудь кончается, даже во сне. Я выбралась на берег. Ветерок обдувал кожу, слизывая с неё капли крови. Бахрома на деревьях мягко раскачивалась. Высокие травы колыхались, гонимые ветром, клонились, снова восставали. Земля приятно холодила ноги.

Я стояла, готовая к долгому странствию, бесстрашная настолько, насколько могла пожелать, готовая к любой игре – обнажённая белая фигура с рубиновыми волосами, стелящимися за спиной.

Я была охвачена волосами, как пламенем.

Во сне я чувствовала себя бессмертной.

Пейзаж на земле не был таким мирным, как расцвеченное лунами небо. Вокруг растерзанными куклами лежали люди – поломанные богами игрушки. Слишком хрупкие, слишком слабые, чтобы выдержать игры бессмертных.

В одной из фигур я узнала Миарона. Он лежал с кинжалом в груди и раскинутыми в сторону руками. Узор от ран, покрывающих его обнажённые торс, был строго симметричен, словно по телу прорисовали причудливую татуировку. Красивое сочетание – смуглая кожа, волнистые длинные волосы, как рамка у дорогой картины, алые росчерки кровавых брызг.

Я присела, чтобы заглянуть в его потускневшие, пустые глаза. Провела пальцем по гладкой груди. Она ещё хранила остатки тепла, кожа была по живому упругой, трупное окоченение не наступило.

Слизнув с пальцев кровь, я поднялась и пошла дальше.

Бахрома на деревьях снова качнулась, словно занавесь под сквозняком и открылось тело Темного Короля, распятого на сучках. Насаженное на шипы, оно ещё слабо трепыхалось. Кровь текла по шипам, обагряя ствол. Я подставила ладони под кровавый ручей, наполнила пригоршню и поднесла к губам.

– Одиффэ! Не надо!

Обернувшись, я увидела Эллоисента.

– Не делай этого, – покачал он головой.

В следующее мгновение я одним ударом вырвала ему сердце и багряные, солёные капли обагрили мои губы…

Звонкий, бездушный, высокий смех зазвучал повсюду разом.

Этот смех был чудовищен. И принадлежал он чудовищу. Мне.

– Королева! Очнитесь!

Я открыла глаза, не понимая, кто передо мной, где я.

Всё вокруг казалось серым и призрачным. В одном круговороте смешалось низкое небо, колышущийся тростник, запах речной тины. Мир выглядел зыбко и неустойчиво сквозь пелену моросящего дождя.

В первый момент со сна мне даже показалось что передо мной какая-то странная девица. Длинные, медного оттенка волосы Виттэра рассыпались и плащом ниспадали ему чуть ли не до талии, введя меня в заблуждение. Но сон окончательно рассеялся, и я узнала резкие, неправильные черты лица.

Рыжий, низко склонившись, глядел на меня с волнением и тревогой:

– Всё в порядке, королева?

Я резко его оттолкнула.

Меньше всего мне сейчас была нужна его забота.

– Не твоё дело. Давай, греби дальше, голубок, – процедила я сквозь зубы.

Виттэр скривился, словно набрал полный рот острой горчичной приправы, но послушно взялся за вёсла, по-прежнему не сводя с меня глаз.

– Чего уставился? – рыкнула я. – Глаза не сломай.

– Какие неизящные выражения, – насмешливо пожурили меня. – Грубоваты вы, сиятельная принцесса, для нежной девицы из светлицы.

– Придётся тебе смириться и как-нибудь жить с этим дальше.

 Я окинула взглядом местность. Она казалась совершенно незнакомой.

 – Куда ты меня везёшь?

– Вы хотели бы войти во Дворец через Главные Врата? – многозначительно хмыкнул наглец. – В таком-то виде? Еесли будете настаивать, можно, конечно, и через Главные Врата. Но рискну заметить, что от вас разит, как от недорезанной свиньи. И выглядите вы соответствующе.

Я моргнула в недоумении. Он назвал меня свиньёй? Он назвал меня свиньёй! Когда-нибудь я его точно казню и за разврат, и за наглость, и за дерзость – разом.

– Ну так что будем делать, королева?



Екатерина Оленева

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: