Невеста для Мрака #2

Размер шрифта: - +

Глава 31

День обещал быть ясным. Небо выглядело на редкость чистым, лишь кое где плыли легкие перистые облачка, напоминавшие песочные пляжи южных стран. Снега успело навалить прилично, и он отражал солнечные лучи, добавляя света. Со всех сторон от озера возвышались большие сугробы, однако лёд на нём был ещё не крепок, а наш отрезанный от мира замок надоел мне до смерти.

Стоило заикнуться о поездке в город, капитан Чатмар ответил категорическим отказом:

– Нет, ваше величество, – сказал он, – это неразумно. Особенно теперь, когда в деревне происходят эти странные убийства.

– Разве ещё кто-то пострадал?

– Две семьи. И пропал местный пьяница.

– Почему же мне не доложили об этом?

Капитан флегматично пожал плечами:

– Пусть проблему решают те, кто должен, а вам надо отдыхать.

– Что могут противопоставить ночным демонам и нечисти сельские миряне? А у меня высшее академическое магическое образование, между прочим! В таких вещах я разбираюсь лучше мэра или Пресвятейшего.

– Они всё равно не станут вас слушать, – флегматично пожал плечами мой невозмутимый капитан.

И был прав.

Я тяжело вздохнула. В последнее время мне всё время не хватало воздуха:

– Но хоть какие-то шаги по поимке чудовища вы предприняли?

– Написал охотнику, как вы и просили.

– Получили ответ?

– Да.

– И что?..

– Он обещал приехать и разобраться.

– Хорошо, – удовлетворенно откинулась я на спинку кресла.

В тот вечер мы собрались за столом, как обычно. Я устала и охотней всего отправилась бы в постель с какой-нибудь интересной книгой, но к ужину явились господа Фатаи и Рикли с супругами и Пресвятейший, решившие нанести мне визит вежливости. Не спуститься к ужину было всё равно, что оказать неуважение.

Когда я вошла, судья Риксли разговаривал с Пресвятейшим и последний, как всегда, меня критиковал:

– Думайте, как угодно, друг мой, но я считаю, что пускать на дрова клён сущее расточительство. Топить лучше углём. Конечно, вокруг нас сейчас почти девственный лес, но не стоит забывать о том, что деревья в лесу вовсе не бесконечны.

– Ну, полно, друг мой, полно, – успокаивающе похлопал его по плечу мэр Фатаи. – Продолжая разговор в таком тоне ты вскоре расскажешь нам о том, как вода в реке обмелеет, и рыба в ней переведётся.

– Вы считаете это невозможным? – саркастично протянул Пресвятейший.

– Не говори ерунды, – пожал мэр жирными плечами.

– Добрый вечер, господа, – приветливо улыбаясь, сказала я. – Пора садиться за стол. Маэра Фатая, окажите любезность, разрежьте эту утку в яблоках. А вы, Пресвятейший, прочтите молитвы, благословляя трапезу.

Кушанья на столе дымились, заставляя наши желудки радостно предвкушать сытный ужин.

Было в начале этого вечера что-то умиротворяющее и простое. То, как обнажённые до локтя, утопающие в кружевах руки Марайи ловко управлялись со столовыми приборами, раздавая кусочки аппетитного мяса по тарелкам. Спокойные голоса мужчин, рассуждающих о простых, далеких от магии и чудес, вещах. Не это ли и есть настоящая жизнь, в своей мирской простоте, которая раньше вызывала у меня такое отторжение?

– Божественно! – смакую кусочек утки, проговорил мэр. – Замечательная подливка к мясу.

Мой капитан как всегда внёс дисгармоничную нотку, разбивая царившую за столом благостную атмосферу:

– Что там с нашим чудовищем, мэр? Есть ещё нападения?

У господина Фатаи сделалось печальное лицо:

– Увы! Ещё один случай. Семья лесника в позавчерашнюю ночь.

– Те, на кого он нападал, не поднимались? – поинтересовалась я.

На меня смотрели в полном недоумении все. Включая Марайю.

– Не поднимались?.. В каком смысле, ваша милость? Что вы имеете ввиду? – спросил судья Рикли.

– Волкодлаки и верфольфы, как и упыри, передают заразу через укус, – пояснил за меня Пресвятейший. – Поэтому трупы жертв следует сжигать, иначе проблема будет нарастать, как снежный ком.

– Так нечему там перерождаться, – махнул рукой мэр Фатайя, и отправил в рот внушающий уважения своими размерами кусок пудинга. – Там одни кровавые ошметки остались, – заявил он, с аппетитом жуя.

И тут это случилось. Совсем неподалёку раздалось грозное рычание.

Мы с Марайей невольно вздрогнули. Мэр засмеялся с легким оттенком пренебрежения:

– Ох уж эти женщины! Такие чувствительные, такие пугливые. Спокойно, дамы. Это же собаки.

Однако, кроме толстяка мэра никому не было смешно.



Екатерина Оленева

Отредактировано: 19.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: