Невеста дракона

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 26 Перебежчики

***

Альвиг

Альвиг с ненавистью смотрел как падают камнем дракон и девушка. Он знал, что эти двое не разобьются, Драгон слишком умен, чтобы действовать наобум. Ездовые драконы закрыли собой этого недомага, с его электрическим колдовством, и красотку-человека. Дракон Альвига не волновал. В свою коллекцию он желал получить Аарнирн, человека. Еще необученную. Ни искусству магии, ни пастельным утехам. И тому и другому, Альвиг с величайшим удовольствием обучил бы сам. Только глупышка оплела свои фантазии россказнями легенды истинной любви и восторженно взирает на недомага большими влажными глазами, смущенно вздрагивает от прикосновений и ластится преданной домашней любимицей.

Альвиг раздраженно бросил заклятие темного щита, прикрывая себя и ездового паука от напавших драконов. Тьма поглотила пламя и ни единой искры не долетело до всадника.

Ездовые драконы синхронно моргнули, будто получили мысленную команду.

“Они умеют говорить без слов?” – промелькнуло в голове Альвига. В обучение темных магов аристократов входила история империи, биология живых и не совсем живых существ, магические искусства каждой провинции. Но все стремились сохранить тайны своей силы и умений как можно тщательнее, вычеркивая из официальной науки то, что может раскрыть потенциальному врагу слишком многое. И вписывая воображаемые идеи и концепции. Альвиг, слушая учителей, не верил многому и зачастую оказывался прав. Драконов, властителей империи, наделяли непобедимыми способностями, которые на проверку оказывались лишь заклинаниями электричества и огня. Драконы не владели тьмой, не могли повелевать чудовищами – сколько не пытались. Золото и драгоценные камни – все, что чешуекрылые могли находить в недрах земли. Иллюзии, способности внушать чувства и ощущения – драконы и здесь уступали темным магам. И все же, эти недомаги, полуживотные – владели империей. Альвиг играл с этой загадкой долгое время, пока не нашел ответ – драконы скрывают часть своих способностей от мира. Подменяют истину легендами. Одна из них – истинная пара, дарующая абсолютную магическую силу. Альвиг хмыкнул. Он не верил в любовь, ни в истинную, ни в самую прозаичную. Страсть, влечение, привязанность, привычка. Но истинная пара? Чушь и выдумки. Все для того, чтобы, не владея магией чувств, привязать к себе женщину магессу, человека, способности которых простирались в закрытые и для драконов, и для темных магов глубины. Способности черпать магию напрямую из мирового источника и передавать ее своему повелителю. Аарнирн нужно было заполучить самому.

Драконы развернулись и устремились прочь, к замку. Драгон и невеста исчезли. Лес пустовал, и только дорога к драконьему городу полнилась вереницей повозок и всадников. Цветастые балдахины, переносные бассейны с морской водой, полные водорослей и поросших тиной камней, мерцавшие ледяным огнем троны – лениво покачивались, переносимые самыми разными живыми существами. Некоторые и попросту летели по воздуху, гонимые магией – слишком слабой, чтобы вознести наместника к небесам, где в непримиримом споре за женщину столкнулись Альвиг и Драгон.

Альвиг сжал тонкие бледные губы в подобии презрительной улыбки. Драконьи легенды сыграют ему на руку. Аарнирн сведет с ума императора, так гласит легенда? Наместники не допустят разрушения империи.

Альвиг направил ездового паука вниз, прямиком к правителям провинций. Выбор велик, с кого начать? Темный маг мысленно пробежался по тайным страстям и страхам наместников, не обошел вниманием и невест. Избранник на тайный сговор очевиден. Игрина. Невеста, не просто влюбленная в дракона, но уверенная в своей победе с самого начала отбора. Светловолосая северянка с шикарной фигурой отличалась красотой, страстным нравом и непримиримостью с поражением. Как и все северяне. И ее правительница. Альвиг мысленно потер руки, довольный найденным решением.

Ездовой паук приземлился рядом с северной наместницей, не подняв ни пылинки и мерно двинулся вперед. Хаэру встретили Альвига прохладным вниманием. Их часть дороги обледеневала под ногами, а в воздухе висели мелкие кристаллы снежинок. Обнаженные тела хаэру не чувствовали холода, а по коже их пробегали голубые искры. Трон наместницы, вырезанный из промерзшей до окаменения древесины, украшенной витиеватой резьбой, везли мощные существа, покрытые серебристым мехом. Хроги. Их длинные, покрытые льдистым наслоением клыки, грозили уничтожить каждого, кто подойдет слишком близко. Мускулистые воины хаэру шли, облаченные в легкие доспехи и шкуры убитых животных, призванные не согреть, а лишь показать силу и храбрость победителя. И лишь маги – шаманы хаэру – облачались в кристальные мантии. Такимх побаивались. Каждый хаэру владел магией холода, но шаманы говорили с богами льда. В бледных руках они держали свои посохи, а глаза их, едва видимые из-под кристальных капюшонов, горели голубым пламенем.

Альвиг осторожно обошел шаманов; едва заметил воинов, обозначая свое равнодушное презрение к низшим, приблизился к наместнице. Она не удостоила темного мага взглядом.



Юна Ги

Отредактировано: 22.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться