Невеста эльфийских кровей

Размер шрифта: - +

Глава 11

Разговор скомкался сам собой. Они едва ли перекинулись парой слов, пока Брент накладывал ей повязку с мазью.

- Не вставай с дивана, пока я не приду, - произнес, поднимаясь. – Иначе мне придется тебя привязать и, поверь, тебе это вряд ли понравится.

- Куда ты? – она по инерции дернулась на звук его голоса.

- Никуда. Прикажу подать нам обед.

Брент немного лукавил. Связанный клятвой, он не мог сказать ей больше того, что уже сказал. Ничем не мог успокоить, а врать не хотел – и это его давило.

Девочка нуждалась в поддержке. Но приказ аэра был четким и однозначным: она не должна знать, куда ее везут и зачем. Дай только намек – и она догадается, зачем эльфийская полукровка нужна в Эльвериолле. И тогда Бренту придется отвечать на ее вопросы, подчас опасные для нее самой.

А что он ей скажет? Что ее отец был публично казнен за покушение на наследника трона? Что ее род полностью истребили за попытку переворота? Что она единственная и последняя, в ком еще струится кровь Джиттинат – вторая по древности среди эльфийских родов?

И что он сам принимал непосредственное участие во всей этой каше.

Брент был простым воином, не подкованным в подковерных интригах. Не умел врать, не умел изворачиваться. Его прямолинейность зачастую доставляла ему неприятности. Но он был предан трону Эльвериолла и правящей династии до мозга костей. Такой же неподкупный, как его меч, такой же твердый и смертоносный.

Ни разу за всю свою жизнь он не сомневался в полученных приказах. Не испытывал даже тени сомнения. А сегодня, глядя на побледневшее личико Ринки, он вдруг испытал неуверенность. Казалось бы, чего проще? Найди девчонку, доставь через Пролив – и свободен. Но все пошло не так с самого начала.

В рыбацкой деревушке о полукровке слыхом не слыхивали. Бренту пришлось потратить два дня, пытаясь отыскать следы девушки. Открыто расспрашивать он не мог, опасаясь ненужного внимания. Но ему повезло наткнуться на местного пьяницу, и тот за бутылкой мутного пойла «вспомнил», что лет шестнадцать назад нашли младенца в одной из лодок.

- И где он теперь? – Брент старался не выдать своего интереса.

- Так знамо где, отправили в сиротский приют. Кто ж захочет кормить полукровку?

Это стало первым тревожным звоночком. Ни Брент, ни пославший его аэр Лиатанари даже не задумывались о том, что люди могут не принять эту крошку! Ведь в ее жилах текла их кровь – красная и густая, пахнущая железом.

Если бы ее отец не оказался предателем, а погиб в честном бою, защищая законного наследника, то любая эльфийская семья приняла бы сироту. И никто не глянул бы, что она полукровка.

Ее воспитали бы, как родное дитя. Научили бы всему, что умеют сами. Дали бы все, что смогли дать собственным детям. Потому что для эльфов, орков и дроу, населявших Эльвериолл, каждый ребенок был чудом, посланным Небесами. Древняя кровь с каждым столетием становилась все холоднее. И все меньше детей рождалось среди Первородных…

Обескураженный, отказываясь верить в то, что узнал, Брент направился в глубь страны. Он не знал, где искать девушку, и потому решил один за одним обходить все сиротские приюты. На тот момент это казалось ему единственным выходом.

Но однажды ночью он проснулся от вспышки эльфийской магии. Это был спонтанный всплеск, вызванный самой примитивной эмоцией - страхом. Эпицентр находился далеко, за тысячу лиг. Но его отголоски, как круги по воде, прошлись по ауре Брента.

Вывод был однозначным: это она.

Он мчался к ней несколько дней почти без еды и без отдыха, загнал с десяток коней и сам едва не падал с седла, когда прибыл в Таатаган.

Последняя из рода Джиттинат была совсем близко. Только руку протяни. И недоступна, как луна. Девушка оказалась в тюрьме.

Это стало вторым тревожным звонком. Брент бродил по городу, слушая, что говорят о полукровке, и поражаясь человеческой глупости. Убила старого эрла? Околдовала его сына?

Да, эльфы владели особой магией, что могла привязать представителя противоположного пола неразрывными узами. Но взрослые эльфы! Достигшие совершеннолетия, которое наступало не раньше сорока лет! И привязка действовала лишь на избранных, тех, кого выбрали в пару сами Небеса.

Несколько дней он крутился вокруг тюрьмы, выжидая удобный момент. И почти договорился с человеком по имени Лавьер, что тот устроит узнице побег. Но того по какой-то причине отстранили от дела.

Брент уже почти отчаялся решить вопрос мирным путем. Ему казалось, что единственная возможность вызволить девушку, это взять тюрьму штурмом и перебить всю охрану. Но аэр строго-настрого запретил привлекать внимание! А потом он столкнулся с грузной женщиной, на которой был запах полукровки. И незаметно шел за ней до домика стряпчего, где услышал интересный разговор.

Молодой адвокат – почти мальчишка – и незнакомка говорили о Ринке. О том, что некто Герхард Тамаск хорошо заплатил судье за обвинительный приговор. Что ему нужна девчонка живой или мертвой. И что только чудо может спасти ее.

- Это я виновата, - сокрушалась женщина. – Знала же, что этот хлыщ та еще сволочь! Но надеялась, что старый эрл не даст девчонку в обиду. Его отец хорошо мне заплатил за эльфийскую кровь. Девочка согревала бы его старые кости, делилась теплом и, глядишь, старик протянул бы еще двадцать лет. Угораздило же его помереть в брачную ночь! Он не успел даже сделать ее женой!

- Ничего, у нас есть одна лазейка, - успокоил ее адвокат.

- Какая?

- Божий суд.

- Но он не использовался уже много лет.

- Да, но это не значит, что его отменили.

- Думаешь, кто-то захочет вступиться за полукровку?

- Почему бы и нет? Она юна, невинна и очень мила. Найдется много охочих если не до ее тела, то до магии, скрытой в крови.



Алина Углицкая

Отредактировано: 17.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться