Невеста на неделю, или Моя навеки

Размер шрифта: - +

Главы 1. Иностранец

 

Глава 1. Иностранец

 

– Генеральный уже на месте, – новость о том, что директор вернулся из командировки, быстро распространялась по офису при помощи вайбера и скайпа, а также основного источника всей важной информации – вездесущей секретарши Анечки.

Полина посчитала известие добрым знаком и стремительно направилась в приёмную. Находилась в боевом расположении духа – собиралась поставить вопрос ребром. Она менеджер по персоналу – значит должна заниматься сплочением коллектива, но ей связывают руки.

Поля работала в консалтинговой компании «Креатив» четвёртый день и ещё не имела возможности пообщаться с главой, но зато с его заместителем, а вернее заместительницей, провела целых три безрезультативных беседы. Лидия Львовна, закостенелая по причине своего глубоко пенсионного возраста, не одобрила ни одну из инициатив, выдвинутых Полиной. И, спрашивается, почему? Не понравилась смета. Но как Поле заниматься обеспечением здоровой обстановки в коллективе без финансовых вливаний?

Впрочем, унывать Полина не собиралась. Возлагала большие надежды на прибывшего из командировки директора. Слухи о нём ходили довольно противоречивые, но он хотя бы был в два раза моложе своей заместительницы. И к тому же вступил в должность недавно, а значит, не мог успеть закостенеть. Кто-то считал начальника вполне милым и обаятельным, кто-то непредсказуемым и излишне самоуверенным. Но Полину это не пугало. Она настроилась на серьёзное сражение – интеллектуальную битву. У неё имелось много аргументов, чтобы доказать, что на здоровье коллектива, также как и на здоровье отдельно взятого индивидуума, экономить нельзя. Но если директор окажется упрямым, Поля пустит в ход другую тактику – возьмёт его измором. Зайдёт в кабинет и без подписанной сметы корпоратива не выйдет.

Секретарши Анечки в приёмной не оказалось. В том-то и заключается коварство вездесущности – Аня как бы везде, но нигде конкретно. Зато в удобном кожаном кресле для посетителей коротал время светловолосый парень. Видимо, тоже дожидался аудиенции шефа. Полина пока не знала всех сотрудников в лицо, но сразу догадалась, что это кто-то из IT-отдела – лёгкая небритость, которую не могли себе позволить те, кто работал с клиентами напрямую, и лоб высокий и умный, как у всех компьютерщиков. Компьютерщиков Поля уважала, поэтому и к этому русоволосому стразу пропиталась симпатией.

– К директору? – поинтересовалась она.

Парень улыбнулся одним уголком рта, что можно было расценить, как утвердительный ответ. Значит, ей придётся подождать. Она пристроилась в кресло по соседству и уткнулась в свои бумаги, решив ещё раз прокрутить в голове тактику боевых действий, которые собиралась развернуть в кабинете босса. Но углубиться в раздумья не получилось. Отвлёкло пиликанье смартфона компьютерщика. Он извлёк стильный девайс из кармана джинсов и ответил на вызов.

Полина невольно навострила уши. Тембр голоса показался приятным – глубоким и мягким. Но не это вызвало любопытство. Парень говорил не по-русски. Причём настолько бегло, как будто этот язык со слегка растянутыми гласными был для него родным. Иностранец? Поля знала, что в компании работает несколько приглашённых из-за рубежа специалистов. Интересно, из какой страны выписали конкретно этого симпатичного компьютерщика с поставленным голосом? Она никак не могла опознать язык. Явно не английский. Да и на немецкий или французский не похож. Наверное, норвежский. В общем-то, сразу можно было догадаться, что парень родом из какой-нибудь северной европейской страны. Почему-то Полина именно так себе и представляла жителей Скандинавского полуострова: высокие, широкоплечие, хладнокровные блондины с холодными голубыми глазами. Хотя нет, глаза-то, как раз тёплые – медовые.

Любопытство нарастало, и Поля продолжила изучать обаятельного иностранца, поглядывая на него поверх своих бумаг. Взгляд задержался на белом шерстяном свитере с высоким горлом. Для августа, пожалуй, слишком тёплый, но парню он шёл. Крупные рельефные узоры – видно, что связан вручную. Полина в этом разбиралась, сама любила вязать. Ей вдруг подумалось, что это подарок девушки. Наверняка, у такого симпатичного парня есть подруга, которая дожидается его в Норвегии и вяжет милые сентиментальные свитеры. Воображение нарисовало высокую блондинку с волосами, сплетёнными в две длинные косы. Её руки ловко орудуют спицами, а светлые норвежские глаза устремлены в окно, за которым медленно и красиво падают симметричные норвежские снежинки. Скорее всего, как раз с ней компьютерщик сейчас и разговаривает. Вон голос какой мягкий. Явно же, что на том конце провода близкий человек.

А вот о теме беседы догадаться было не так и легко. Может, обсуждают местную капризную погоду? Нет, вряд ли. Разговор становился всё более и более эмоциональным. О дожде сообщают более скучным голосом. Как ни странно, но с какого-то момента Полине начало казаться, что парень говорит о ней. Последние несколько минут его взгляд изучающее сканировал её лицо. Затем бесцеремонно опустился вниз и задержался на бейджике. В следующее мгновение Поля чётко уловила в потоке непонятной речи знакомое слово:

– Полина.

Паранойя или иностранец действительно говорит о ней? Прочитал имя на бейджике? На губах парня играла самоуверенная улыбочка. Вот наглость! Сначала рассматривает, потом обсуждает с кем-то. У них, в Норвегии, это считается этичным?

Полину очень подмывало также «мило» улыбнуться в ответ, чтобы немного осадить кое чью бесцеремонность, но сдерживала мысль: вдруг Поле только кажется, что парень говорит о ней. Может, в норвежском есть слово «полина», и означает оно что-нибудь совершенно невинное, к примеру, стол.  

Но компьютерщик продолжал смотреть совсем не на мебель, а на сослуживицу. После очередной реплики телефонного собеседника, он на секунду задумался, потом глянул на бумаги в руках Полины, и вновь в его речи прозвучало узнаваемое сочетание звуков:



Ольга Обская

Отредактировано: 17.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться