Невеста на уикенд

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

 

В Марсель мы, конечно, не попали. В этот день. И на вотчину Эдмона Дантеса я любовалась, пока самолет шел на снижение. Ступила я на землю матушки Франции в Мариньяне, где и находится аэропорт Марсель Прованс. Аэропорт, как аэропорт, нас таким не удивишь.

- Послезавтра прокатимся в Экс-ан-Прованс, - нарисовал мне первый пункт культурной программы Костя, когда мы выходили из здания аэропорта. – Там будет, на что посмотреть.

- А Марсель?

- У нас неделя впереди, успеется, - укоризненно произнес шеф. – И там свой след оставим.

- А Тулон? Там жил Жоффрей де Пейрак…

- Во-первых, в Тулузе, а во-вторых, может еще и на родину Д’Артаньяна смотаемся? – ядовито спросил Колчановский. – Не забывай, зачем мы здесь.

- Денно и нощно токмо о том и помышляю, барин, - заверила я Костика и огляделась. – Где встречающие? Где красная дорожка, цветы, оркестр? Где, в конце концов, объятья и поцелуи?

Колчановский развернул меня лицом к себе и пообещал:

- Я тебя поцелую потом, если захочешь.

- Плагиатчик, - обличила я его и снова огляделась. – Нас встречают или…

- Или, - ответил Костя. Он взял меня за руку и потянул в известную только ему сторону. – Я попросил нас не встречать. Сами доберемся. Сейчас машину возьмем в аренду и поедем. Доверься мне, - шеф бросил на меня ироничный взгляд. – Я сто раз это делал.

Ну, тут я в Колчановском не сомневалась. Так что вскоре мы уже катили в сторону Гардана, где обосновалась чета Поляковых. Об этом городе я не знала ничего, интернет тоже особой информацией не обладал. Всё, что мне удалось нарыть – это то, что коммуна Гардан входила в округе Экс-ан-Прованса, департамент Буш-дю-Рон, ну и, как следствие, в регион Прованс – Альпы – Лазурный берег. А еще его писал художник Поль Сезанн. Без индекса, широты и долготы, думаю, можно обойтись. В общем, ехала совершенно не подкованная, но, как заметил Костик, мы сюда прилетели не для любования Провансом в общем и Гарданом в частности.

- Кость, а как правильно писать Гардан: с одним «н» на конце или с двумя? – полюбопытствовала я, без особого интереса поглядывая на ехавший перед нами автомобиль.

- А тебе ни один черт? – рассеянно спросил шеф, пребывавший в раздумьях. – Собираешься заполнить Википедию по прилету домой?

- Не, - покачала я головой. – Просто интересно.

- Тогда оставь Гардану Гарданово. Лучше повтори, что ты знаешь о моей приемной семье, - быстренько нашел для меня работу Колчановский.

- Бу-бу-бу, - ответила я и показала ему язык. Костя с улыбкой скосил на меня глаза, но тут же свел брови и строго велел:

- Говори.

Его строгости я не поверила, а вот волнению очень даже, которое мой кормилец упрямо скрывал. Но я видела, как он время от времени поджимает губы, как ходят на его скулах желваки, короткий вздох я тоже услышала. Протянув руку, я погладила шефа по плечу.

- Всё будет хорошо, Каа, - сказала я с улыбкой. – Лишь бы они не оказались дядей Ваней и бабой Нюрой. А влюбленную пару мы с тобой отыграем на раз. Мы уже сами своей игре верим, так что у твоих опекунов выхода не осталось – только прослезиться и благословить.

Колчановский кивнул в ответ, но так и не расслабился.

- Почему ты нервничаешь?

- Нет, не нервничаю, - сказал он, бросив на меня взгляд. – Так, не по себе немного.

- Почему? Из-за меня? Я не выгляжу, как девушка, которую ты мог выбрать? Не одобрят официантку? Может, надо было представить меня экономистом?

Костя снова посмотрел на меня и криво усмехнулся.

- Ерунда, - произнес он, мотнув головой. – Их родной сын женат на девушке из простой семьи, так что, кем работает моя избранница, им вообще по барабану. Но если им что-то и не понравится, тебе об этом точно не скажут ни слова. Мне наедине могут, а ты даже не узнаешь, что они чем-то недовольны. Мне не стыдно ни за профессию, которую мы тебе определили, ни за внешний вид. Кстати, внешне ты милая безобидная лилия – хрупкая и нежная. Твоя брутальная кактусовая сущность умело скрывает свои колючки под белыми лепестками. Но если их ты все-таки пускаешь в ход, общаясь с другими, то истинный лик пираньи, кажется, видел только я.

- Ой, вы посмотрите, кто у нас тут расшипелся, - усмехнулась я. – Многоликий вы наш. Сами еще в своих личинах не путаетесь?

- Не-а, - хмыкнул шеф. – Повторим?

- Зануда, - насупилась я. – Дядя Слава – Поляков Станислав Сергеевич. Он ненавидит производное от своего имени – Стасик, поэтому дядя Стас его называть не стоит, иначе рискуешь заслужить его недовольство и, как следствие, неприязненное отношение. Тетя Элла – Полякова Элеонора Адольфовна. Женщина строгая с виду, но если подобрать ключик, то станет защитой, опорой и крепостной стеной, о которую разобьются лбы любого недруга, даже если это ее муж или сын. Не терпит панибратства, пока сама не позволит его, а также дурных манер, отсутствие вкуса и наглости. Излишней скромности тоже не любит. Благосклонно принимает комплименты, но перебор воспринимает, как лесть. К лести относится неодобрительно… Слушай, - кивавший на мои слова шеф, повернул голову, - может мне стоит как раз вести себя так, как им не нравится? Тогда наше расставание воспримут без лишних вопросов…

- Нет, - ответил Костя. – Шурик может сделать ненужные выводы. Тем более, ты уже показала себя адекватной женщиной и приятным собеседником. Резкие перемены натолкнут на определенные подозрения.

- Вообще связи не вижу, - я пожала плечами. – Я могу оставаться адекватной и приятной, но делать ошибки не в свою пользу. Симпатии мне это не добавит.



Юлия Цыпленкова

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться