Невеста на уикенд

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

 

- Тигр-рик… Тигр-р-рик… Тигр-р-р-ру-улик…

 

Сумерки окутали старый город. Свет фонарей изменил реальность, добавив ей сказочной атмосферы. Я вытянула уставшие от долгой прогулки ноги и прикрыла глаза, наслаждаясь теплым ветром и умиротворением, поселившимся сейчас в душе. Негромко шумит фонтан, и где-то там поодаль взирает с легким любопытством вдоль всего бульвара Мирабо статуя его величества Рене Анжуйского.

- Устала?

Я посмотрела на Костю, устроившегося рядом на скамейке. Он улыбнулся, обнял меня за плечи и привлек к себе. Я уместила голову на его плече, и вечер стал еще чуть-чуть приятней от ощущения уже знакомого тепла большого и сильного мужского тела. Я скрыла зевок в ладони, но даже не заикнулась о возвращении в Гардан. Экс-ан-Прованс подарил нам чудесный и насыщенный день. Покидать его и возвращаться в лживую реальность не хотелось.

- Хорошо, - тихо сказала я, глядя на парочку, неспешно шествовавшую мимо нас.

- Ага, - откликнулся Колчановский. – Есть хочешь?

- Сколько можно есть? – проворчала я, снова прикрывая глаза.

- А что хочешь?

- Какая разница? – лениво спросила я, думая о том, что я уже получила всё, чего сейчас бы желала.

- Хочу сделать тебе приятное, - ответил шеф.

- Мне уже приятно, - улыбнулась я. – Тебе надоело сидеть на скамейке?

- Нет, мне тоже хорошо.

Я подняла голову, заглянула ему в глаза, и Костя коротко поцеловал меня в уголок губ,  и я снова спрятала лицо на его плече…

 

- Ну, тигрик! – раздалось возмущенное у самого уха. – Открой глазки, я хочу за тобой ухаживать. Вера!

- А?!

Я подскочила на кровати и едва не скатилась с нее, но меня отловили, удержали и утвердили в устойчивом положении. Сердце зашлось в бешеном галопе. Я подняла взгляд и ошалело уставилась на деловитую физиономию Колчановского. Добившись необходимого результата, шеф жизнерадостно оскалился и взял с прикроватной тумбы поднос.

- Во! – счастливо объявил он. – Завтрак в постель. Доброе утро, рыбка моя.

Я перевела дыхание и мрачно оглядела синеглазый будильник, затем поднос с кофе, тостами и маслом, снова шефа и прошипела:

- Ты так очаровательно обходителен.

- Что не так? – озадачился Колчановский. – Я будил тебя ласково. Я мурлыкал, терся щекой о твое плечо. Я был нежен и настойчив, а ты полностью проигнорировала мои старания. Я оскорблен и раздосадован, а ты сама виновата.

И всё это с возмущенной физиономией человека, уверенного в своей правоте на все тысячу процентов. Ну, просто святая невинность и оскорбленная добродетель в одном отдельно взятом субъекте. Это же нормально орать в ухо спящему человеку, да?! Убила бы! И я снова упала на подушку. Натянула легкое покрывало до подбородка и принципиально закрыла глаза, пытаясь вернуться в свой сон-воспоминание о вчерашней прогулке по Экс-ан-Провансу.

Однако суровая реальность не выпустила меня из цепких лап мужика, решившего быть заботливым и нежным. Да-а, причинять добро – это о моем шефе. Я услышала, как тихо брякнула чашка на блюдечке, когда поднос вернулся на тумбу, и вцепилась в покрывало изо всех сил, уже отлично зная, что последует дальше. И одеяло ожидаемо рванули, но в этот раз мне удалось его отстоять. А чтобы победа не оказалось лишь призрачной, еще и завернулась в него, разом превратившись в гусеницу.

- Ну, ладно, - почти равнодушно произнес Колчановский.

И моя подушка вылетела из-под головы. Я переползла на подушку Костика.

- Бунт?! – изумился махровый шовинист и грубиян. – Не позволю!

Слова его, как обычно, с делом не разошлись, и мое восстание было подавлено. В прямом смысле. Восьмидесятикилограммовая туша навалилась на меня сверху. Точней, поперек меня, но и этого хватило, чтобы я задохнулась и, округлив глаза, просипела под напористой мощью «комиссарского» тела.

- Ты с ума сошел?

- Я требую внимания к своей персоне, - заявил он. После привстал и спросил с нескрываемой угрозой: - Проснулась?

- Чтоб тебя тигр сожрал, - выругалась я и села, буравя шефа злым взглядом, как только он слез с меня. И где та душка, с которой я провела вчерашний день? Похоже, почудилось. – Где твой завтрак?

- Только не надо его в меня кидать, - сразу предупредил меня Колчановский. – Кофе еще горячий… наверное. Нечего было так долго спать…

- У-уф-ф, - медленно выдохнула я и сосчитала про себя до десяти. Затем посмотрела на него и протянула: - Не-ет, Костя, ты не Чингачгук и даже не Горыныч. Ты – болотный гоблин.

- Почему болотный? – живо заинтересовался шеф.

- Потому что тянешь меня за собой в самую топь, - отчеканила я и соскочила с кровати.

- Это обвинение или комплимент? – услышала, когда дверь в ванную почти закрылась.

- Это суровая правда жизни, - мрачно ответила я и включила воду.

Да уж, сегодня вчерашний день и вправду казался сказкой, в которой жил мой прекрасный принц: обходительный, заботливый и внимательный. Но сказка закончилась, и принц превратился в гоблина. Ну, оно и к лучшему. Лучше беситься от его заскоков, чем млеть от случайных взглядов и коротких касаний украдкой. И если первую ночь в Провансе мы провели рядом достаточно спокойно, то после Экса Костику пришлось лечь на маленький диванчик, не предназначенный для больших шефов. Не я выгнала, сам ушел, провертевшись с боку на бок полночи. А я, разочарованно вздохнув, наконец, расслабилась и вырубилась, заняв постель всей своей персоной.

Тогда чему я удивляюсь, что он проснулся раньше меня и решил исправить это недоразумение? На коротком диване сладкие сны не снятся.



Юлия Цыпленкова

Отредактировано: 18.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться