Невеста Перуна

Размер шрифта: - +

5. Соколёнок

Ладожская вечевая площадь гудела и шумела. Свободные мужи города ждали князя. Вот, наконец, Рюрик появился, занял причитающееся ему место, и всё тотчас стихло. Варяг суровым взглядом оглядел площадь. Уже было известно о нескольких смертях в близлежащих хуторах, у изгоев, а ещё в одном селении начался странный мор. Ладожане со страхом смотрели в будущее. Наконец князь обратился к собравшимся:

-Люди славного города Ладога, бояре, купцы и ремесленники! Вы знаете уже, какие напасти нас постигли. Несколько дней назад жёны наши опахали город с тем, чтобы защитить всех от ещё больших бед. Однако все вы хотите знать, отчего вдруг это столько горестей низверглось на наши головы. Я расскажу вам.

Не мудрствуя лукаво, Рюрик повёл речь о том, как новгородский боярин Вадим преступил роту на верность, данную своему князю, и сам посягнул на престол. О кознях Морены, которая преследует его семью, желая извести. О том, как жена, дочь и приёмный сын Рюрика чудом бежали из мятежного города. Не утаил рассказа и о той ночи, когда боярин едва не достиг своей цели и, стремясь уничтожить соперника, пытался забрать у него все жизненные силы. И, наконец, о том, как была попрана последняя воля князя Гостомысла, по напутствию богов посадившего на новгородский престол своего внука.

-А теперь, мужи ладожские, сами решайте, что дальше делать, - закончил свою речь Рюрик. – Решите приютить беглого князя и его семью – возможно, отвечать придется перед Новгородом и самой богиней смерти. Решите выдать нас мятежникам… что ж, так тому и быть.

Над площадью разлилась тишина. Люди недоумённо переглядывались и напряжённо обдумывали речь варяга. В самом деле, не каждый день тебе предлагают выбор: либо совершить немыслимое предательство, либо самим сунуть голову в петлю и безропотно дожидаться, когда на шее затянется верёвка. Наконец, со своего места поднялся степенный и всеми уважаемый боярин Жиромир.

-О чём ты говоришь, княже? Разве Ладога когда-нибудь подводила тебя? Или мы были недостаточно почтительны к твоему деду? Зачем же ты лаешь нас, достопочтимый князь?

-И правда, нас-то зачем с душегубами сравнивать? – раздался голос из задних рядов, где располагались ремесленники и купцы средней руки.

-Так-то оно так, - поднялся со своего места ижорский староста. – Да только не выйдет ли хуже. В Ладогу-то она не доберётся, но ведь есть и другие селения. А ну как им и за нас, и за себя достанется?

-Что же ты предлагаешь, сразу ручки связать, спинки согнуть и к Морене на поклон топать? – раздался из толпы дерзкий голос. – Чтоб поменьше досталось на орехи от неё. Или, если повезёт, место при ней потеплее занять.

-Ну, зачем же так-то… - смутился староста. – Просто я хочу сказать, что их тоже защитить нужно – вот о чём князь помнить должен.

-А вот здесь уважаемый староста прав, – вновь заговорил Жиромир. – Однако сейчас защищать, я думаю, нужно лишь от мора. Не такой уж глупец Вадим, чтобы собираться в поход нынче. Достаточно разослать послов по селениям – и дело сделано.

-Мы ещё кое о чём забыли – с усмешкой заговорил Олег. – Сейчас выжить – дело одно, но воевать с Вадимом всё-таки придётся. И с Мореной тоже. Не испугаетесь, народ ладожский?

-Ты ведь не испугался, - с такой же насмешкой проговорил всё тот же дерзкий голос. – Не уж-то мы оплошаем?

-Так у меня и выбора особого нет, - развёл руками молодой воевода. – Я ведь с князем узами родства связан и узами дружбы. Да и увяз я в этом деле по самый… - Олег неожиданно замолчал и задорным, многозначительным взглядом обвёл площадь. Раздались понимающие смешки. – Вот то-то и оно.

Весёлое замечание урманина немного ослабило напряжение, царившее на вечевой площади. Люди зашевелились, кто-то начал что-то обсуждать с соседом, кто-то просто поторопился высказать своё мнение. Однако едва со своего места поднялся Дубыня, всё тут же стихло.

-Думаю, все согласятся с тем, что выдавать князя Рюрика и его семью богине смерти никак нельзя, - оглаживая бороду, начал свою речь воевода. – Сегодня она потребует их, а что будет завтра – никому неизвестно. Тем более, что за их голову выкуп нам никто ещё не предлагал, да и вряд ли предложит. Выгнать Белых Соколов из матушки Ладоги – тоже не самое умное решение. Я согласен с почтенным Жиромиром в том, что Вадим не решится выступить на нас прямо сейчас. Быть может он и горяч излишне, но не безумен. А, следовательно, у нас есть время хорошо подготовиться к этой войне. Поверьте, боярин не погнушается поставить под свои знамёна не только новгородскую рать, но и окрестные племена, да ещё и нежить разную вооружит, и волкодлаков, каких сможет. Так что нужно и нам союзников искать, коли выжить хотим. Ну что, други, кого о помощи просить будем?

-Я думаю послать послов в окрестные племена, - взял слово Рюрик. – Не только ведь мы должны защищать тех, кто ходит под нашей рукой. Они и сами должны что-то сделать для своего спасения. Нужно уже нынче собирать воинов под свой стяг, пока это не сделал Вадим. Да и русы, думаю, нам помогут. Племя моего отца тоже нам не чужое – всё-таки славяне.

-Быть может, и урман о помощи попросить? – робко спросил кто-то.

-Не думаю, что это хорошая мысль, - возразил князь. – Ни к чему чужим знать, что у нас не всё ладно.

-Кого же пошлём помощи просить, как мыслишь, князь? – деловито осведомился Жиромир.

-К русам, мыслю, послать нужно Олега. Его там хорошо знают, да и он знает, что сказать нужно, дабы получше дело уладить. А вот чтобы горячий норов не сыграл супротив нас, с ним поедет Доброгнева.

-Ну, с русами понятно, - проговорил Дубыня. – А с остальными что? Мыслю, что к тем, кто под рукой князя Рюрика стоит, поехать должен либо сам князь, либо кто-то из его семьи. По-другому они ведь могут и не послушать.



Наталья Ладица

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: