Невеста по пятницам, или Семь пятниц на неделе

Размер шрифта: - +

Глава 12. Сгладить впечатление

 

Глава 12. Сгладить впечатление

 

После нескольких часов работы у Николетт в глазах рябило. Такого неразборчивого почерка, как у Теодора она ещё в жизни не видела. Над каждой строчкой приходилось биться по нескольку минут, прежде чем удавалось разобрать хоть слово. Солнце уже начинало клониться к закату, а она успела переписать начисто всего один лист. Если так пойдёт и дальше, то ей и месяца не хватит, чтобы выполнить задание лорда.

Когда света стало недостаточно, чтобы продолжать работу, она аккуратно прибрала писчие принадлежности и вышла из библиотеки, где Филимон выделил ей рабочее место. Вернувшись к себе, обнаружила, что в покоях её уже дожидается Дороти.

– Госпожа, я обо всём договорилась! – поспешила поделиться она новостями, от переизбытка чувств ёрзая в кресле. И так сияла от радости, что у Николетт даже перестала ныть затекшая шея. Любопытство заставило первым делом узнать, даже не о чём это «обо всём» договорилась Дороти, а с кем.

– С Густавом, местным поваром, – объяснила служанка. – Он долго не соглашался, но когда узнал, что это я добыла фазана, то всё-таки согласился.

Вот теперь любопытство подтолкнуло к следующему вопросу:

– О чём ты с ним договорилась?

– Он позволил мне сегодня приготовить десерт на ужин.

Николетт озадаченно потёрла лоб. Бедолага Густав даже не представляет, насколько погорячился.

– Дороти, боюсь, это плохая идея, – Николетт пристроилась в соседнее кресло.

– Почему же плохая, госпожа?

Потому что приготовить хоть что-то съедобное, Дороти не дано. Однако Николетт чуть смягчила свой аргумент:

– У тебя совсем нет опыта работы на кухне. Да ты и сама никогда особо не рвалась в кухарки. Зачем тебе это?

– Понимаете, госпожа… – Дороти вдруг разволновалась и заговорила экспрессивно: – …этот напыщенный чопорный дворецкий… этот бездушный истукан… этот столб в ливрее… в общем, он мне нравится…

Ну, об этом Николетт уже и так догадалась.

– …и я тоже хотела бы произвести на него впечатление… – Дороти инстинктивно разгладила юбки.

– Думаю, тебе это уже удалось.

Если не в одиночку, то уж на пару с фазаном Дороти точно запала Филимону глубоко в душу.

– Ох, если бы, – вздохнула она. – Понимаете, госпожа, мне кажется, что он меня боится…

Не без этого. Кто ж не будет бояться женщину, требующую в семь часов утра топор и ружьё?

– …вот я и подумала… что это впечатление можно сгладить чем-то приготовленным собственноручно.

И отравить ползамка? Как же её разубедить?

– Дороти, но десерт – очень сложное блюдо. Не понимаю, как Густав, вообще, тебе его доверил.

– Густав сказал, что лорд Теодор не против принять меня на должность помощницы повара, поэтому Густав и решил испытать мои способности. А почему именно на десерте? Потому что десерт – это единственное блюдо, от которого, как правило, отказывается лорд.

Значит, кое-какие меры безопасности Густав всё-таки принял.

– Но мне главное, госпожа, что Филимон-то, наверняка, попробует. Он обожает десерты – даже сам готовит иногда. Вчерашний восхитительный шоколадный пудинг – это его работа.

– А ты не боишься, что не справишься?

– Справлюсь, госпожа. Я знаю один особенный рецепт. Бабушка рассказала. В своё время она очаровала этим блюдом своего будущего мужа – моего деда, – Дороти пододвинулась ближе и вполголоса доверительно произнесла: – На основе бересты.

– Что-о?

– Растёртую в порошок бересту подсыпают в муку – это старая хитрость. Все опытные кулинары так делают, только держат рецепт в секрете. Вкус у пирогов из такого теста получается божественный. А для начинки я уже насобирала лесных ягод, – Дороти кивнула на корзину, что стояла у её ног на полу.

Николетт перевела взгляд в указанном направлении и обнаружила возле ног Дороти целых две корзины: одну – доверху наполненную ранней земляникой, а вторую – бугристыми кусками берёзовой коры.

– Если я вам пока не нужна, то пойду, – Дороти подхватила дары леса и направилась к двери, – надо спешить.

Николетт оставалось только надеяться, что Густав проследит за процессом приготовления десерта, и берёзовый ингредиент, который, по мнению бабушки Дороти, все кулинары сговорились утаивать от несведущих, не попадёт в пироги.

 

 

Вечерние косые лучи солнца давали мало света, но, к счастью, Теодор уже заканчивал разбирать бумаги, которые вчера привёз ему отец. Справился за несколько часов – даже удивительно. День начинался так бурно – Теодор и не надеялся, что удастся сосредоточиться. Две чересчур деятельные гостьи постарались обеспечить ему спозаранку головную боль. И не только ему. Чего только стоило появление Филимона с кофе на подносе и фазаном в руке.

Однако вторая половина дня прошла на удивление спокойно. Теодор остался доволен, как ловко он загрузил Николетт работой. Хотела быть писарем – пусть пишет. Ей там задание на месяц, не меньше. И вторую гостью тоже удалось усмирить. Отдал её под покровительство Густава. Если она ему понравится, то пусть работает на кухне.

Теодор убирал просмотренные документы в папку, когда в кабинете появился Филимон:

– Милорд, куда прикажете подавать ужин? Сюда, в кабинет, как и обед?

Теодор уже собирался ответить утвердительно, но вдруг, вопреки логике произнёс:

– Накрой в обеденной зале на двоих. Когда всё будет готово, пригласи Николетт.



Ольга Обская

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться