Невеста по вызову: дорогами нечисти

Размер шрифта: - +

Глава 2. Жена и котлеты.

Человеческая толпа вытеснила нас на улицу. Поздравления, цветы, поцелуи и объятия незнакомых людей - всё это проходило мимо меня. Потому что, кроме обычных размышлений, когда слинять (а если честно, откуда именно линять) к моим проблемам добавилась ещё одна - что делать с браком? Браки, признанные Божественным союзом, не расторгались ни при каких условиях.
Нет, нужно валить. Валить, пока он не узнал, кто я на самом деле.
В карету Рейгран меня подсадил и даже ручку придержал. Зато, когда дверца захлопнулась…
- За что мне это? - голосом мужчины можно было замораживать воду.
“Это”, то есть я, тихо сидело в другом углу кареты и думало, как бы так поскорей смотать удочки. И даже взгляд, мне посланный, я проигнорировала с поистине королевским достоинством.
Герцог стукнул кулаком в стену кареты.
- Трогай! - и под стук копыт вновь уставился на меня.
Я же сидела и делала вид, что смотрю в окно.
- Послушай, ты! Ты это специально делало?
Да ладно? Он что, серьёзно обращается ко мне в среднем лице? Напускное спокойствие дало трещину. Большую такую трещину.
- Конечно, специально! Я сидело, думало, как бы вам, Ваша светлость, насолить. И придумало!
Кажется, он не ожидал. И даже собирался что-то сказать - только вот, услышав мою реплику, резко передумал и закашлялся. Я же подняла фату и скептически зыркнула на Рейграна.
- Мне продолжать? - тихо поинтересовалась, уже видя, что продолжения не требуется. “Его Светлость” пребывал в шоке.
- Как ты смеешь со мной так разговаривать? - тихо выдохнул он, - ты вообще знаешь, кто я?
Я пожала плечами и отвернулась. Прояснять герцогу, кто он такой, не хотелось. Но на случай, если придётся, надо срочно найти синонимы словам “напыщенный”, “самодовольный” и “хам”. Потому что, боюсь, последствий моей следующей фразы нежный девичий зад Орнессы не перенесет.
Благо, словесная перепалка не продолжилась. Рейгран замолчал, только злобно бросил напоследок:
- Дома поговорим!
Я кивнула. Конечно, поговорим, дорогой. Только вот через час после прибытия ноги моей в твоем доме не будет. Ни ноги, ни руки, ни других частей тела. Так что говорить будешь сам с собой и, если очень уж прижмет, со своей рукой. Правой. Или левой - уж не знаю, как тебе удобнее.
Пошлость повысила настроение и придала сил. Придала настолько, что я даже стала что-то мурлыкать себе под нос. Правда, вскоре словила ошарашенный взгляд мужчины и устыдилась.
К прибытию супруг Орнессы успокоился и даже, кажется, впал в благодушное по его шкале настроений состояние. По крайней мере, вылезая из кареты, я уже не чувствовала его зверских взглядов.
- Прошу, проходите, миссис Тороги, - он открыл передо мной дверь, пропуская в холл.
Слуги уже были здесь. Человек десять, включая полную кухарку в чепце и сухонького мажордома, которому, наверное, было под сотню лет.
- Представляю вам мою жену, миссис Орнессу Тороги, - хмыкнул герцог, подводя меня к челяди.
Десяток кислых взглядов. И фраза кухарки как приговор:
- Ваша светлость, можно я пойду? У меня там котлеты горят.
Ну что, добро пожаловать в новый дом, Орнесса! Я кисло усмехнулась и поплелась наверх за мажордомом и супругом.
А дальше и случилась эта малопривлекательная сцена, закончившаяся моим ловким прыжком со второго этажа. Личина к тому времени, кстати, почти спала - рост и вес, по крайней мере, вернулись. А то, что в моей тёмной копне нет-нет, да и мелькнет светлая прядь - это временно.
Трактирщик ждал за городом. Да и на трактирщика он похож не был - скорее уж, на заезжего искателя приключений.
- Ну что, всё нормально?
Я кивнула.
- Ну и ладно. Надолго из Майкорса? - здраво поинтересовался мужчина и я его понимала. Майкорс - мой родной город, и, признаться, так близко от своего гнезда я работала впервые.
Я неопределённо повела рукой.
- Несколько месяцев отсижусь, - пояснила.
- Где?
Я усмехнулась и промолчала, вызвав понимающую улыбку трактирщика.
- Хорошая ты девка, Райена, - припечатал он.
- Спасибо.
- Только бухаешь много.
Я закатила глаза.

Трактирщик не только отдал мне мою сумку и деньги, но и снабдил новостями. И именно поэтому я знала, что через южный тракт я не поеду, ибо вчера кто-то потрошил там проезжего купца - хорошо так потрошил, тот едва ушел, да и то - без штанов и оставив прямо на тракте всю охрану. Поэтому мой путь лежал через восточный тракт и напрочь ломал все мои планы. Я-то думала добраться до столицы и телепортом отправиться в южную провинцию, где море, солнце, вино! А хорошую комнату можно снять за два золотых в неделю! А придется мне ехать в славный город Оорск - где всё дешевле, но хуже. И там уже решать, как быть дальше.
Оорск. Я усмехнулась. Прямо во владения Рейграна поеду, если так судить. Хотя - что мне с того? Орнесса сбежала, невесть как вытолкнув свой толстый зад из окна, а вот Райена Сольгор… а Райены Сольгор и близко не было ни в Храме Четырех Стихий, ни в Майкорсе.
Я развернула небольшую путевую карту. Кратчайший путь до Оорска по восточному тракту составлял сорок миль. Я посмотрела на только начавшее припекать солнце - утро постепенно вступало в свои права. Если двинуться не спеша, до темноты как раз успею - а ещё жильё подыскать нужно. Хотя бы на пару ночей.
Рассчеты меня не подвели и в Оорск я бы действительно приехала до заката. Вот только не учла, что по дороге мне попадётся небольшое, но очень уютное озерцо, скрытое от посторонних глаз деревьями и кустарником. 
В озере я плескалась почти час - так, что несмотря на жаркую погоду, губы посинели, а  подушечки пальцев сморщились. Только после этого я соизволила выползти на берег и, прыгая на одной ноге, с третьего раза попала в штанину, а застёгивая рубашку, призналась себя, что всё бы отдала за чашку грога.
Как итог - в город я безбожно припозднилась, едва успев к закрытию ворот. Сунув стражникам две медяшки и этим самым захлопнув любопытные рты, я, гордо восседая на Гори, въехала на брусчатку.
Солнце уже скрылось за горизонтом и сумерки медленно заполняли мир, заставляя людей зажигать фонари и запирать ставни. Справедливо рассудив, что времени у меня немного, я проехала первые два трактира, попавшиеся на дороге (знаю я их расценки за близость к воротам) и остановилась у третьего.
“Сытая рыба” - гласила вывеска.
Ну, сытая так сытая, мне-то что. Главное, чтоб кормили и комнаты без клопов. Остальное - без разницы.
Таверна оправдала мои ожидания. Небольшой зал внизу - всего на восемь столиков - и деревянная лестница наверх. Небольшой балкон наверху, огибающий зал по периметру и одинаковые двери комнат.
А зайдя в уготованный мне номер, я сразу поняла - жить здесь можно, но недолго, потому что счёт мне выставят приличный такой.
Маленькая комната, обитая деревом, с окном, выходящим на задний двор и лиловыми занавесками. Чистое хрустящее бельё, шкаф и стул. И - небольшая дверка в уборную, где я узрела унитаз и большую лохань с каким-то подобием душа.
Подойдя к окну, я сразу увидела Гори - конь ел овёс из корыта и выглядел вполне довольным своей лошадиной жизнью. При взгляде на него мой желудок напомнил, что с утра у меня маковой росинки во рту не было. Решив обождать с водными процедурами (тем более, что оные у меня были совсем недавно), я спустилась в главный зал и заняла последний свободный столик у окна.
- Чего изволите? - передо мной склонился трактирщик. Сам!
- Поесть бы и пива, - решила я.
- У нас есть речная рыба жареная, баранья ножка в остром соусе и котлеты на выбор.
При упоминании котлет я скисла - как-то некстати вспомнились слова кухарки. Да и Рейгран ни слова не сказал, будто одобрял поведение прислуги.
Кстати, а почему “будто”?
Подоспевший к пику моего плохого настроения трактирщик поставил передо мной кружку пива с тарелку с острыми чесночными гренками. Доверительно склонился:
- Может, госпожа желает новости узнать?
- Может, и желает, - я хмыкнула: хозяин трактира явно принял меня за заезжую искательницу приключений. Такие у нас водились и, кстати, промышляли отнюдь не своим телом. 
Трактирщик шептал, а я кивала, прикидывая, какую сумму он запросит за свои дополнительные услуги. Деньги-то у меня водились, а вот светить я их не хотела. Да и расточительной могла себе позволить быть только поначалу.
Хотя, признаться, дело своё мужчина знал и уже через пять минут я была осведомлена об основных новостях Оорска и его окрестностей. Ничто не прошло мимо меня: курс денег у местных менял, разборки между районами (в том числе по-мужицки, стенка на стенку), пара важных правил, которым лучше следовать, чтобы не попасть впросак. Ну и на десерт тоже досталось кое-что интересненькое.
- Герцог Рейгран женился, - сообщил трактирщик.
- Да ладно? - нейтральным тоном отозвалась я, с печалью осознавая, что пива в кружке осталось меньше половины.
- Да, - он хихикнул, - так жена от него сбежала!
- Да ладно? - повторила я, едва сдерживаясь, чтобы не расплыться в шкодной ухмылке.
- Представьте, госпожа! Говорят, прямо через окно сиганула!
- Так и говорят? Видел кто, небось?
- Да нет же, - мужчина почему-то потёр руки, - оставили ентую жену готовиться - ну, к первой брачной ночи, значится. А он пришёл - и нет никого, лишь окошко открыто и - фьють! - трактирщик изобразил нечто похожее на полет птички. 
- Надо же! - я очень удачно изобразила удивление, - и что, нашли?
- Так нет же! Испарилась! - лучился радостью хозяин, - ищут везде! Говорят, и на южный тракт послали отряд, и город весь обшарили - испарилась! И кольцо фамильное с собой забрала.
Я кивнула.
Кольцо я действительно забрала с собой - ну, есть у меня такая привычка. Предварительно, конечно, проверила, чтоб никакой магии на нём завязано не было - а то мало ли, следилку поставят и - вперёд! И в данный момент это кольцо лежало в потайном кармане моей куртки и активно готовилось сменить хозяина - для этого я намеревалась воспользоваться услугами подпольного ломбарда. Но, опять-таки, купец на южном тракте спутал все мои планы, а продавать кольцо так близко от нынешнего убежища - всё-равно, что вешать на крышу трактира белый флаг с надписью “Я здесь, милый, возьми меня!”
- Спасибо за новости… как там тебя?
- Бир, госпожа, меня зовут Бир.
- Спасибо за новости, Бир. Принеси-ка ещё пива! И котлет, наверное. И что там ещё полагается к котлетам.
- А…
- Своё вознаграждение включи в общий счет и неси, сразу же и оплачу.
- Благодарю, госпожа, - трактирщик вежливо склонился и отошёл.
Оставшись одна, я прислушалась. Удивительно, как много информации можно узнать, просто не болтая лишнего. Вот, например, два неплохо так одетых господина у барной стойки обсуждали текущие котировки акций на бирже. Я мазнула по ним взглядом и отвернулась. А вот троица за соседним столом привлекла моё самое пристальное внимание.
- … говорят, мажордом видел, - мужчина, составивший компанию двум юным леди явно определённой специализации, с предвкушающей улыбкой склонился над своим бокалом, - как выпрыгнул кто-то из окна. Только это не супруга егойная.
- А кто? - на лице у миленькой девушки напротив, читался живейший интерес.
- Какая-то другая женщина, пониже и поменьше. И волосы цвета непонятного - то ли тёмные, то ли светлые.
- А это как? - опешила вторая девушка, - или тёмные, или светлые? Должно что-то одно на голове быть!
- Я не знаю, Лизон, - усмехнулся мужчина, - как мне сказали - так и говорю. И, значится, сиганула и сразу к коню!
- Там и конь был?
- Да, Кита, я же говорю! И на котя запрыгнула и как да-а-аст дёру! И он пока из дому вышел - так ейный след и простыл! А потом герцог сверху ка-а-ак закричит!
- Что закричит? - на лицах у девушек застыло одинаковое - любопытно-безмозглое, - выражение.
- Так закричит, мол, супруга пропала, в розыск её! И по южному тракту сам, значится, с отрядом поехал!
Я прикусила губу. Вон оно, значит, как - сам разыскивает. Почему-то не ожидала такого от герцога - особенно учитывая его большую “любовь” к Орнессе. Ах да, одобренный Богами брак - но тоже не вяжется.
Если я хоть немного разбираюсь в мужчинах - а я разбираюсь, - то, по моим прикидкам, нужна была ему Орнесса, как корове - новое седло. И то, что он поехал разыскивать её сам, вызвало у меня волну любопытства, которую не смогли погасить даже принесённые лично трактирщиком котлеты. Да и внушительный счет на почти целый золотой (комната на две ночи, ужин и информация) тоже не заставил отвлечься. Я даже скандалить не стала - не столько из жадности, сколько из желания не привлекать к себе лишнего внимания. Так, поторговалась для виду, сторговала два медяка и с видом оскорблённой невинности удалилась в собственные покои.



Варвара Ветрова

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: