Невеста по вызову: дорогами нечисти

Размер шрифта: - +

***

- А ведь я о тебе ничего не знаю. - Малйс откинулся на спинку стула и испытывающе посмотрел на меня.
- Мажордома своего спроси, - вежливо улыбнулась ему я, без зазрения совести забирая с блюда последний кусок рыбного филе.
- И всё же?
Вместо ответа я покачала головой.
- Не обязавтельно же душу нарспашку, не находшь? - архимаг был непреклонен.
- Не нахожу,- отрезала я, утыкаясь в кружку. Та приветливо осветила мою алкогольную тропу пустотой.
Майлс, казалось, не расслышал.
 - Я родился в Вилгуре, на побережье, - тихо начал он.
Я удивлённо подняла на него глаза.
- Мои родители - обычные работники. Отец - библиотекарь, мать - деревенская знахарка.
- Зачем ты мне это рассказываешь? - не выдержала.
Он улыбнулся краешками губ.
- Ну надо же с чего-то начинать.
- Если ты думаешь, что этим вызовешь меня на ответную откровенность - ты ошибаешься, - не в силах больше отсиживать пятую точку, я встала и гордо прошествовала к окну, помахивая рыбой, как веером. Рыба страдала, но возложенную на неё функцию выполняла.
Сзади тактично помолчали. Правда, недолго.
- Неужели тебе не интересно? - задал новый вопрос Майлс.
- Нет, - поспешно отрезала я.
- Не верю, - голос архимага обрёл металлические нотки, - хочешь знать, почему?
Вместо ответа я отогнула штору и осторожно выглянула на улицу. Взгляд выхватил кусок мокрой брусчатки под одиноким фонарём. 
- Дождь пошёл, - сообщила я новость.
- Не удивила, - голос Майлса раздался за спиной. Я осторожно покосилась на архимага - но тот разглядывал улицу настолько заинтересованно, что настороженность извинилась и быстро испарилась в неизвестном направлении.
- Майлс, - я прикусила губу, прежде чем задать вопрос, - а как так получилось, что твои родители - обычные люди, а ты...
Насмешливый взгляд послужил мне ответом.
- Ты слишком любопытна, если речь идёт об интересующих тебя вещах, - Рейгран снова смотрел на улицу.
- Это ты к чему?
- К своему предыдущему вопросу, - он отпустил штору и отошёл к столу. Смерил меня взглядом, - ты же знаешь про конфликт на перевале?
Я прищурилась. Тема была скользкой.
- Что-то слышала, - постаралась придать голосу незаинтересованность, - что-то связанное с древними богами, что ли?
- Что ли, - он опустился на стул, - что ли… - повторил, заглядывая в кружку. Перевёл взгляд на меня, - наши маги  вошли в союз с Марилоном и после двух лет подготовки решили сдать им соранский перевал. Как следствие, был полностью скомпрометирован Совет Валигура, что ознаменовалось массовыми казнями. К тому же, слишком большое количество валигурских магов загорелись идеями марилонцев, что привело к возрождению некоторых… суеверий.
- И поэтому вы все сейчас получаете звания архимагов? Потому что термин “маг” теперь под запретом?
Вместо ответа Майлс кивнул - ещё ни у одного человека не получалось пить пиво и говорить одновременно, знаете ли...
- Если бы перевал был преодолен…
Я кивнула. Географию, к сожалению, я знала достаточно хорошо, чтобы понимать, что в случае прорыва обороны на соранском перевале войска противника хлынули бы в Валигур лавиной, затапливая и погребая всё, что встретилось на пути.
Тем более, как я могла этого не знать?..

- Рена, к тебе пришли! - Махр что есть духу бежал ко мне, прихрамывая на левую ногу. У мальчишки с детства одна конечность короче другой - за что, собственно, он и оказался в пансионате три года назад.
- Кто там? - я бросила недочищенный лук обратно в корзину и покосилась на большую грязную печь. Угли в последней едва тлели, однако тепла здесь было больше, чем во всех помещениях, вместе взятых.
- Какой-то господин Ремит.
Вместо ответа я кивнула. Пожаловал-таки. Не зря писала ему которую неделю.
Отчим обнаружился в холле. Привалившись к стене, он читал потрёпанную листовку с очередным бездумным призывом. Он совсем не изменился - разве что морщин в углах глаз прибавилось. Хотя, что мне до них...
- Чего тебе? - вежливости мне было не занимать. Но не для него.
Ремит отклеился от стены и улыбнулся, обнажив гнилые тёмные корешки зубов.
- Как тебе здесь живётся, дочка?
Последнее обращение вызвало у меня рвотный рефлекс. “Дочка” - это значит, всё плохо. “Дочка” - это значит, что-то случилось.
Так было, когда он продал материнский дом.
Так было, когда отвёл на скотобойню моего белоснежного Гори.
- Лучше, чем дома, - я поплотнее запахнулась в рваное одеяло и с вызовом посмотрела на него.
Хотя он и не страдал от моего взгляда.
- Мы уезжаем, - тон из заискивающего разом стал твёрдым.
- Скатертью дорожка, - не стала лишний раз демонстрировать фальшивую любовь я. Всё-равно, сволочь есть сволочь, как её не называй и кем она тебе не приходится.
- Ты не поняла, - показчал он головой. Давно не мытые лохмы склеились и теперь висели ветхой паклей, - ты едешь с нами.
Мир вокруг пошатнулся, но устоял.
- Я не поеду, - ровно сообщила я, стараясь не выдать дрожь в голосе.
- Поедешь, - отчим даже не попытался спорить, - помни, что ты несовершеннолетняя, а значит - под моей опекой. Я разговаривал с госпожой Миррой, она дала добро. Собирайся, я жду полчаса.
Мир пошатнулся повторно, но я не стала его удерживать.



Варвара Ветрова

Отредактировано: 14.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: