Невеста полоза (рабочее название)

Размер шрифта: - +

5

 

Проснулась Ружка от Мурёнкиных песен: 

 - Ну и чего ты распелась, спрашивается?   - та знамо дело ничего не ответила. Задрала хвост трубой и ну прохаживаться вдоль ног, бока тереть, да молока выпрашивать.  – Иди мышей лови! Нету теперь молока, отдали мы Зорянку.  

Мурёнка раздраженно дёрнула хвостом. И будто бы обидевшись, запрыгнула на подоконник, всем своим видом показывая: коль молока нет, и говорить с тобой больше не о чем.  Ружка рассмеялась и, разбив в плошку куриное яичко, шутливо дернула за кончик хвоста, приглашая. Кошка даже не оглянулась, внимательно следя за происходящим на улице.   

-Что ты там увидела? - не утерпела, тоже полезла смотреть. А там возле протоки, что у капища, мужики суетятся - настилы ставят,  да кострища складывают.  

- Мурёнка! Да что ж это мы? Совсем забыли - Новолетие же! - Ружка аж подпрыгнула, потом заметалась по горнице, одеваясь. – Мне до Аглаи бежать надобно, помочь собраться! 

Мурёнка с подоконника, неодобрительно поглядывала на Ружкину беготню. «Кто это забыл? Мы?!? Ха… Да если бы не я, ты бы до сих пор дрыхла без задних лап, кулёма….» - голос прозвучавший у Ружки в голове был странный, мелодичный, но очень уж язвительный.  

 Ружка замерла посередь горницы, запутавшись в сарафане и, недоверчиво посмотрела на кошку.  Та словно бы и не заметив внимания, принялась вылизываться, развалившись на подоконнике.  

- Мурёнка! – позвала Ружка, кошка даже не оглянулась. –  Да, нет.. Ерунда, приблазнилось наверное….   

А сама, пока сарафан натягивала, да требу собирала, всё на кошку косилась.  Даже косу не доплела, так растрёпой и выскочила. Пока до Аглаиной избы бежала, коса и вовсе расплелась, Аглая увидав, только руками всплеснула:  

- Ты что это девка, чисто мавка по лесам носишься? А увидел бы кто? Перепугала бы до смерти! Смотри, сколь репья то, в космы нацепляла!  

А Ружке обратно в деревню не терпится, праздник же! Только с Аглаей спорить без толку, усадила на порог да, пока не переплела, не отпустила.  Назад до деревни шли не торопясь, Ружка тащила собранный ведуньей узелок с требой, да лукошко с пирогами на общий стол.  Поперва шли молча, лес слушали.  А потом Ружке вспомнился и староста и то, что поутру, дома деялось. И расспросить хочется - страсть, и как начать не знает, вдруг Аглая на смех поднимет.  Ну да решилась: 

- А, правда, в Ведах писано, что ведуны раньше – то, что у человека на сердце читать могли?  

- Правда. Мне моя прабабка рассказывала, а ей её прабабка. Мол, в роду у нас, раньше были такие. Постоит с человеком рядом, и всё как на ладони увидит и  что на сердце у него деется, и что в мыслях держат.  

-  А вот, живность нас разумеет?  

-  Разумеет. – улыбнулась Аглая.   

- А как быть, коли блазнится будто и ты её разумеешь?   

- Так почему блазнится то? В древности живность слышать умели не только ведуны, но и люд простой. Да не только слышать, но и приманить, когда требуется. Только забрали Боги уменья эти. Потому что не в добро использовать начали, а корысти ради.   

- Какая же в том корысть? –  подивилась Ружка. 

- Вот смотри, батюшка твой зверя промышляет? Тяжело ведь приходится? 

- Ну да, по седьмицу, а то, и по две по Лесу бродит. – согласилась, а Аглая продолжает: 

- А представь, коли бы вышел к околице и ну зверьё манить, да отстреливать? Работы на день, а животины положит - сколь за сезон не набьет.  Не корысть? Корысть.  

- А с людьми? – буркнула под нос Ружка, вспоминая беседу с Селиваном - Ну, почуял, а пользы никакой! Всё одно, окромя страха, да стыда ничегошеньки…  Да ещё желание добра побольше заиметь. Противно…. -  замолчала, настроение испортилось, уже и праздника не надо.   

Аглая остановилась, внимательно глядя на Ружку. Та, не заметив, продолжала шагать, смотря себе под ноги. Потом поняла, что шагов то рядом не слыхать – встала, а глаза по-прежнему от тропы не отводит. Ведунья догнала, приподняла пальцем Ружкин подбородок, принуждая посмотреть на себя.   

- А я? Тоже боюсь?  - спросила, поймав-таки взгляд. Ружка неохотно присмотрелась. 

- Нет.  Но ты другое дело!  

- Хорошо. А батюшка твой? А Михась? Они люди, но разве они бояться? – Ружка отрицательно покачала головой, но смолчала. Аглая же неожиданно рассмеялась. 

  -  Правильно! Мы тебя не боимся, потому как знаем. А по-хорошему то, надо бы! 



Девочка в солдатских ботинках

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться