Невеста проклятого волка

Глава 11. Суд Меча и Чаши

Дверь скрипнула, пропуская в хижину волка. Данир выслушал ворчание серого и ушёл, бросив Кате:

– Подожди.  Я скоро.

Она тоже осторожно выглянула. Неподалёку, в лунном свете стоял Данир, а вокруг него – люди и волки. Завыл волк, вой сразу подхватили ещё несколько волчьих глоток…

Волк-сторож выдвинулся из тени и взглянул на Катю… точнее, она решила, что это был именно он. Он не принимал участия в собрании, он опять охранял. Раздался шорох, и за его спиной показалась волчица. Один из мужчин оглянулся, посмотрел в сторону Кати, она тут же прикрыла дверь. Стало отчего-то страшно.

Люди разговаривали, волки ещё несколько раз принимались выть, Катя опять выглядывала в щёлку. Наконец Данир вернулся. Теперь он хмурился – похоже, ему порядком испортили настроение.

– Что-то случилось? – спросила Катя осторожно.

– Моя, всегда что-нибудь случается, – бросил он нехотя. – Только они считают, что теперь с каждым чихом надо бежать ко мне. Я хозяин Манша и я вернулся.

– Ты так и сказал Гетальде, помнишь?

– Да, – он поморщился. – Но мелкие дела они как-то решали и сами, последние годы им часто приходилось. Да и не мелкие тоже. Вот и пусть бы продолжали. А ты собирайся. Я приготовил сюрприз. Будешь довольна.

– В каком смысле – собирайся? Что мне собирать? – ей что-то не хотелось сюрпризов, даже приятных.

– Просто оденься. Прогуляемся немного. Ты же хотела?

Приземистая мохноногая лошадка под седлом, ожидающая возле дома, уже была сюрпризом. И – опять вокруг волки, не меньше десятка. Лошадка, кстати, поглядывала на хищников совершенно невозмутимо, что не могло не удивлять. Хотя, конечно, тут же Веллекален, Волчьи Земли…

– Сядешь в седло передо мной, – сказал Данир.

Он подсадил её на лошадь и запрыгнул позади. Когда-то Катя удовольствия ради взяла несколько уроков верховой езды, они не сделали её наездницей, но всё же стали каким-то опытом. И теперь она радовалась, что эта лошадь невысокая – ехать по горной тропе, возвышаясь, просто страшно, должно быть.

– Не бойся.

– Я не боюсь! – она помотала головой.

– Вот и умница. Лошади заговорённые, не упадут…

– Правда? – обрадовалась Катя, а Данир со смехом тронул лошадь.

Они были вдвоем в темноте, верхом, и рядом бежали волки. Дорога шла вверх, и они поднимались всё выше. Некоторое время спустя луна, выплыла из-за тучи, Катя бросила взгляд по сторонам и едва не закричала, вцепилась в руку Данира.

Справа пропасть, слева тоже, горы впереди и позади. Если лошадь оступится, лететь им долго. Они ехали по самой вершине длинного горного хребта, волки теперь бежали по одному впереди и позади них.

– Ссади меня, – пискнула Катя, – я лучше своими ногами пойду. Ну пожалуйста, Данир.

– Не бойся, – он крепче прижал её к себе, – волки не понимают, волнуются. Твой страх для них означает опасность, которой на самом деле нет. Ещё немного, моя. Ещё совсем немного.

Коняшка ступала невозмутимо, уверенно, словно посмеиваясь над Катиной паникой. И тропа перед ними стала расширяться. И Катя успокоилась, прижалась плечом к груди Данира.

– Умница, – шепнул он.

– Почему волнуются волки? – шепнула она, обернувшись, – как они понимают?..

– Запах, конечно, – он говорил ей так же тихо, на ухо. – Гормоны страха меняют запах пота. Адреналин, кортизол, ещё кое-что. Ты готов драться, но и твой враг это чувствует. Носом.

Названия гормонов, однозначно чужие для санданского языка, он произнес уверенно. Запертый в волчьей шкуре, он читал книги, журналы? Кино смотрел? Ну разумеется…

– Дани-ир, – ей стало смешно.

Она в другом мире, едет на лошади в объятиях мужчины, который к тому же волк-оборотень, кругом горы и никакой цивилизации – и она слушает лекцию про адреналин и кортизол.

– А если я готова лишь убегать? Драться – ни за что?

– Это значит, что ты легкая добыча. У многих в крови есть потребность не отпускать легкую добычу, потому что еда и на будущее пригодится. Но по-разному бывает, конечно. Поэтому будь спокойна, особенно рядом со мной.

– Ваша самоуверенность, мой айт, выше этих гор!

– Да, – он стиснул её так, что дышать стало трудно, и расхохотался. – Это мои горы! Кстати, ты назвала меня «мой айт». Часто жёны нашего круга так обращаются к мужьям в официальной обстановке. Ты знала?..

– Нет, – она пожала плечами, – но Данир, я перевела и прочитала кучу ваших текстов, где-то наверняка встречала.

– Разумеется. Мы почти на месте, моя.

Теперь слева возвышался крутой горный склон. Еще немного – и они оказались на неширокой полянке. Данир спрыгнул с лошади и снял Катю.

– Тебя ждёт море удовольствия, любимая. Ну не море, конечно, но ванна точно… Входи.

Он подтолкнул её к темному провалу горе, но руку не выпустил. И хорошо, потому что темнота вокруг была беспросветной.

Пещера?..

Несколько шагов по темному коридору, поворот, качнулся тяжёлый полог, закрывающий вход. Там было большое помещение, горели лампы и было достаточно светло. Катя уже успела отвыкнуть от яркого электрического света, заливающего всю комнату, так что столько ламп – просто роскошь. И негромкое, ласковое журчание воды, слабый запах каких-то сладко-терпких трав или цветов, и теплая влажность воздуха, и бассейн, да, целый каменный бассейн, возле которого аккуратно сложены простыни, одеяла…

Катя боялась поверить, чтобы не разочароваться. Баня?.. Тут много тёплой воды, тут можно мыться и вымыть голову?

Воды больше ванны, а удовольствия это обещает точно море!

– Тебя ждёт… погоди, я ваше слово забыл… Сеанс спа, вот, – Данир уже раздевался, бросал одежду на пол.

– Кто всё это приготовил?

– Слуги из Манша. Помочь тебе?.. В бассейне приятная теплая вода. В соседнем – холодная, из источника снаружи. Вон в той чаше очень горячая, – он показал на высокую круглую чашу за горячим бассейном.

Он ловко помог ей избавиться от одежды. Бассейн был тёмный и казался бездонным, и забираться в него было немного страшно, но каменное дно оказалось гладким, ровным, а вода – именно той самой, нужной температуры, хотя немного горячее тоже было бы хорошо.



Наталья Сапункова

Отредактировано: 19.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться