Невеста против воли

Текст headset Аудио

Глава 5. О шаге за край

    Шаг за край – красивое название не самого приятного процесса. Это переход из мира живых в мир мертвых. Ступить за черту, а потом вернуться назад, захватив с собой в мир живых кого-то с той стороны – в этом суть моего дара.

   Такие, как я, помогают людям общаться с почившими родными, жертвуя при этом собственным здоровьем. Каждый раз оказываясь по ту сторону, я теряю силы. Таковы плата за дар. Поэтому я отказалась от него. Так у меня есть шанс дожить до глубокой старости. Все бы шло хорошо, не вмешайся лорд Рентон.

   У каждого шагающего за край свое слабое место. Наш дар – особенный. Иногда он срабатывает сам по себе, даже если ты этого не хочешь. Тебя просто выбрасывает на другую сторону против воли.

   Приступ вызывает то, что у шагающего за край ассоциируется со смертью. В моем случае это кровь. Я с детства ее боюсь. Один ее вид, и я, сама того не желая, пересекаю черту. Все происходит непроизвольно, это невозможно контролировать.

   К счастью, приступы случаются лишь от свежей, так называемой «живой» крови. «Мертвая», например, менструальная кровь не вызывает подобной реакции.

    Брат все это знал и сыграл на моей слабости.

     Я зажмурилась и задержала дыхание. Чтобы не видеть и не чувствовать кровь, притвориться, что ее нет. Не помогло. Одного мгновения – беглого взгляда, неглубоко вдоха – оказалось достаточно.  

    Звуки гостиной отдалились. Треск поленьев в камине, свист ветра за окном, человеческое дыхание становились все тише и тише. Мое сердцебиение замедлялось. Сперва оно стучало тук-тук-тук, потом тук… тук… тук… а затем – тишина.

   Я открыла глаза. Гостиную окутывал туман. Краски исчезли, все было одинаково серо. Помню, в первый раз шагнув за край, я удивилась, как много, оказывается, оттенков у серого. Им нет числа. За краем есть только этот цвет.   

    Тейд и лорд Рентон остались среди живых. Я видела тени, которые они отбрасывали в мир мертвых.

    Губы Тейда двигались, он что-то говорил жене. Я напрягла слух – голоса живых едва слышны в мире мертвых. Брат попросил Альберту выйти и увести сына. В этом вопросе я была полностью на его стороне. Не стоило им приходить. Может, тогда бы ситуация развивалась иначе.

   Рентон, судя по движению его тени, отошел от меня. И правильно. Сейчас рядом со мной лучше не находиться, я опасна. Еще утяну за собой за край. Но если я вернусь, то неподготовленный человек рискует остаться здесь навсегда.

    Лорд точно знал, как вести себя с шагающей за край. Подготовился. Похоже, он не лгал, говоря, что уже несколько лет ищет человека с моим даром.

    Рентон устроился в кресле возле камина и закинул ноги на пуфик, пачкая обивку грязью с сапог. Альберта ревностно следила за чистотой. Ее и сейчас перекосило от такой картины, но она разумно сдержалась и не сделала замечание. Вместо этого, послушав мужа, она ушла.

    Я бы тоже не отказалась сесть. Применение моего дара всегда отнимает много сил. Но мне никто не предложил стул, а теперь уже поздно. Мое тело осталось в мире живых. Отсюда я не могу им управлять. Брат и лорд прямо сейчас видят мою пустую физическую оболочку.

  Рентон подался вперед, не сводя с меня жадного взгляда. Так дети смотрят на выступление волшебника в шапито. Они ждут чуда. И лорд его ждал. Вот только я не желала развлекать его, но кто ж меня спрашивал.   

   Там, где я оказалась, хватало духов умерших. Они окружали меня, тянулись ко мне. Некоторых я видела четче, других лишь мельком, но все они одинаково отреагировали на мое появление.

   Я была для них ярким цветным пятном в окружающей серости. Напоминанием о жизни. Для них я как медоносный цветок для пчел – они чуют меня издалека. Мертвых манит все живое. Они жаждут отщипнуть хоть кусочек от моей души. Если задержусь здесь, меня порвут на лоскуты.

   Именно из-за духов опасно оставаться за краем. Они могут утянуть за собой. Счет идет буквально на секунды. Мое время стремительно истекает, надо выбираться. Но тем и плох приступ. Из него сложнее вернуться, чем из добровольного шага за край.

    Я попыталась сосредоточиться. Во мне клокотала злость напополам с обидой на брата за его поступок, а это плохо. Эмоции сбивают. А тут еще духи вьются вокруг. Пока не нападают, чувствуя во мне силу, но затишье продлится недолго. Особо дерзкие подошли совсем близко. Еще немного и коснутся.

   Медленный вдох, такой же медленный выдох. За краем нет дыхания, это самовнушение, но оно помогает успокоиться. Собрав силы, я потянула себя назад. Туда, где жизнь. Где светит солнце, где легкие наполняются воздухом, а сердце гонит кровь. Назад, скорее назад!

   — Ох, — вырвалось у меня.  

   Я будто с разбега врезалась в невидимую стену. Аж дыхание перехватило. Выход всегда неприятен, а я к тому же торопилась. Не люблю задерживаться за краем. Но, несмотря на короткое пребывание там, я чувствовала, что часть меня не вернулась. Так бывает каждый раз. Как будто чья-то злая рука отщипывает по кусочку от моей души. Возвращаясь, я всегда ощущаю зияющую пустоту внутри.

     От слабости у меня подкосились ноги, и я осела на пол. Конечно, помощи я не дождалась. Обоим мужчинам было не до меня. Они, не отрываясь, смотрели мне за спину. Мне не надо было оборачиваться, я и так знала, что они там видят. Дух. Один все-таки уцепился за меня во время перехода, и его выкинуло вместе со мной в мир живых.



Ольга Герр

Отредактировано: 07.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться