Невеста "с пробегом", или Секс в небольшом городе

Размер шрифта: - +

Глава 1 Вы шкаф большой, да антресоль пустая.

 

— Ой, смотри, смотри, вон там справа, красиво как получается, правда?

— Ага! Класс!

— Ой, а вот сейчас. Ой, господи, сейчас сзади!

— Ва-а-а-ау.

— Ва-а-а-ау. Вот это за-а-ад!

— Спереди бы ещё так же напряглось, чтоб уж наверняка.

— Ой, молчи лучше.

Дашка с Олькой рассматривали их новоиспечённого инструктора по фитнесу, только что прибывшего в санаторий «Огонёк», где девчонки работали: Черепанова — бухгалтером, Бутягина — завхозом.

Провинция, что тут поделаешь.

Здесь приезд нового инструктора приравнивается к заходу в их маленький порт надувной подводной лодки последнего поколения с углепластиковыми брызгоотбойниками. Чудо-Юдо, одним словом.

А тут!

Какие линии! Какие углы! Какие размеры! Сила! Мощь! Экспрессия! Эротика! Тело словно спроектировано где-то на базе «Сухого» или «МиГ». Сконструировано с любовью, от души. Миллиметр к миллиметру, стык-встык. Идеально!

— А мы дуры на море ходим любоваться. А тут такое!

— И не говори, дуры и есть.

— Ой, Дашка, чую, гибну я. Так и окунулась бы в него. — Покачала головой Олька. — Ты только глянь.

Новая метла по-новому метёт. Конечно же, идеальному инструктору захотелось что-то переделать в зале. Сидевшие в кустах лавра девчонки видели сквозь распахнутые окна, как он складывает гантели в угол, как аккуратно ставит одну за другой огромные гири. Как бугрятся и играют его манящие мышцы, как оттопыривается крепкий мужской зад.

— Не выдумывай! Тебя твой Серёга в море утопит, — напомнила коллеге про её мужа — водителя продуктовой машины, Дашка.

— Не утопит. Я плавать умею. Ох-х-х ты ж ё-о-о-о…

— Ахренеть!

Чуть отошли от очередной позы инструктора.

— А нет, так меня дядя Стёпа спасёт, — ещё более мечтательно закончила Олька.

Дядей Стёпой звали самого обаятельного и привлекательного спасателя в их бухте, а значит, и в целом городе. Хотя там города-то того, смех один. И удостоился молодой человек такой чести, потому что его звали Степаном, а ещё — за исполинский рост. Ну и всё остальное. Он был похож на мужа Наташи Королёвой, в его холостяцкую бытность отзывавшегося на имя Тарзан. Не удивительно, что женщины в санатории «Арго», за целостность поголовья которого Степан и отвечал, тонули с завидной регулярностью. Лезли в холодную и грязную воду и неслись за буйки, аки касатки за тюленем — не зная удержу. Награда за страдания и риск огромна и полностью себя оправдывала — искусственное дыхание рот-в-рот от дяди Стёпы. Пережившие его, утверждают, что оно того стоило. Поговаривают, что в вверенных ему водах пробовали тонуть даже дельфинихи. Но это не точно.

— Забудь о нём, — сама не своя советовала Ольке Черепанова.

— О ком.

— О нём, — кивнула на новичка Дашка. — Он тупой, как валенок.

— Да, ну. С чего ты взяла.

— А ты видела умного инструктора?

Бутягина подвела глаза под лоб и задумалась.

— Ох, и не говори, — махнула она рукой и сделала губки рассерженной училки.

— Он небось думает, что Земля стоит на трёх штангах.

— Почему на трёх?

— Это ты у него спроси.

— Ох и правда, тупой он. Ох, тупо-о-ой.

— Фу, таким быть.

— И не говори. Позор!

— Да вообще позорище! Срам один!

— Пойдём отсюда.

— Пойдём, а то там вон смотри уже Лидка с Зинкой идут.

И правда, по дорожке мимо спортзала медленно прохаживались повариха Лидия с библиотекаршей Зинаидой.

Дашке с Олькой ничего не оставалось, как выйти из кустов.

— Девушки, а Василий Петрович уже уехал, что ли, что вы здесь… ходите… пинаете, — лучшая защита — это нападение и Олька об этом очень хорошо знала.

— У вас спросить забыли. И мы не ходим, а идём. По делам, — отрезала тучная, «сдобная» и очень уверенная в себе повариха. Она считала себя «аппетитной штучкой» и чтобы у окружающих отпали последние в этом сомнения, в качестве подтверждения носила тигровые лосины.

— Ну-ну, — скептически скривилась Бутягина, проходя мимо женщин. — Деловые.

— Всё. Пропал санаторий, — покачала головой Дашка. — Сегодня вечером девчонкам расскажу — что бу-у-уде-е-ет!

* * *

Этот мир заточен под семейных. К своим тридцати годам всё ещё незамужняя Дашка поняла это окончательно и бесповоротно. Все носятся и стараются угодить женатикам и счастливицам, сменившим фамилию. Куда ни глянь — везде семейные ценности. Даже ту же рекламу смотреть невозможно — правильные во всех отношениях лучезарные мамаши с выражением лица матери Терезы, стругают своим принцам и принцессам колбаску, мажут её вкусным майонезом, а брутальные и положительные со всех сторон папаши играют с сыновьями в баскетбол.

— Мам, а Мишутка какал? — кричала в трубку телефона их массажистка Олеся. Она устроилась к ним в санаторий сразу после декрета, оставив сына бабушке, и, поскольку у Дашки в кабинете стоял один единственный доступный городской телефон, каждый час прибегала позвонить. Чисто из экономии.

— Какал? Как хорошо. А как он какал? Ни жидко, ни густо? А как это?

«О, господи», — закатывал глаза под потолок Черепанова, но боялась саму себя уличить в зависти.

Не везло ей с мужчинами. Хоть плачь.

И Дашка даже плакала. Да-да, по ночам, в подушку. Так-эдак лет пять назад ещё расстраивалась и в некоторые минуты придавалась отчаянию. Пыталась что-то делать и — о, ужас! — слушалась свою маму — Надежду Васильевну Черепанову.



Кристина Мизухара

Отредактировано: 04.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться