Невеста снежного короля

Размер шрифта: - +

Глава 3.1

Поместье Алавар встретило нас запорошенной снегом аллеей, ведущей к парадному входу в дом. Родной, любимый, мой! Меня не было здесь всего ночь, а я уже так сильно по нему соскучилась, что замирало сердце. Выйдя из кареты с помощью предусмотрительного жениха, не поленившегося открыть мне дверцу и подать руку, я остановилась, вдыхая морозный воздух и любуясь с детства знакомым пейзажем, который сейчас казался даже лучше, чем обычно. Хотелось запечатлеть в памяти это зимнее великолепие, чтобы воспоминания согревали меня в чужом, холодном краю.

Окидывая свежим взглядом наше родовое гнездо, пережившее не одно поколение хозяев, я наслаждалась видом потертых серых стен в обрамлении серебристых деревьев, продолговатых арочных окон первого этажа, доходивших почти до пола, и застекленных узких прорезей второго, которые сверкали, точно льдинки, забившиеся в каменные щели огромного старого особняка. На остроконечных башенках белой периной лежал снег, укрывая темную черепицу. Он был и на массивных подоконниках, и на широких ступенях, и даже на спинах каменных грифонов, восседавших по обе стороны от крыльца, точно сторожевые псы.

Если бы не дым, белыми струями вытекавший из труб, и не тускло горящие фонарики, гирляндами опоясывающие фасад, поместье казалось бы сонным, безжизненным. Хотя какой может быть сон в семье, потерявшей старшую дочь? Ощутив укол совести, я подхватила юбки и со всех ног бросилась домой. Чтобы обнять маму и папу, успокоить сестренку, порадовать своим возвращением слуг, работавших на нас много лет.

Я так хотела увидеть родных, что забыла о короле. Пролетев несколько шагов, резко остановилась, обернулась и, виновато улыбнувшись, пригласила его величество в гости. Возницу тоже позвала, посулив ему теплый прием и вкусное угощение, но белобрысый паренек, покосившись на повелителя, отрицательно мотнул головой, отвесил мне короткий поклон и сообщил, что лучше присмотрит пока за лошадьми, дожидаясь новых распоряжений его величества.

— Он не замерзнет тут? — Забеспокоилась я, взяв под руку жениха, когда он поравнялся со мной.

— Снежный дух не может замерзнуть, Бри.

— Кучер… дух?! — Получилось громко, хотя я говорила шепотом.

— Да. Младший. Помнишь, я рассказывал о наших с Кирстен подданных, очеловеченных матушкой и названных эдрами и эйдами? — Я кивнула. — Мико — один из них. В Сноувиншире чистокровных людей нет, кроме тебя. Только духи и мы с сестрой — дети богини и смертного мужчины, с которым нам так и не довелось познакомиться. У матери не было к нему никаких чувств, лишь холодный расчет — она выбирала его не для семейной жизни, а для зачатия ребенка.

— И ничего о нем вам не рассказывала?

— Нет. Боюсь, она его толком и не запомнила. — Криво усмехнулся Курт, а я вздохнула. Представить не могла, как можно жить без папиной опеки, тепла и любви. Бедный король.

Больше мы эту тему не обсуждали. Шли молча, думая каждый о своем. Теперь я точно знала, что и возница, и служанка, помогавшая мне собраться, и даже стражи, ходившие за мной по пятам, все из одного теста. Бледные, с белыми волосами и светлыми прозрачными глазами. Снежные сущности, получившие в дар человеческую ипостась. Духи… надо же! Как странно соприкоснуться с легендами, окунуться в волшебный мир полубогов, а потом снова оказаться дома, спустившись с небес на землю. Странно и безумно приятно!

С этой мыслью я и вошла в просторный холл, украшенный фарфоровыми грифонами — неотъемлемой частью герба Алавар, и серебристой мишурой. Там пахло хвоей, свечами и свежей выпечкой, аромат которой доносился с кухни.

Дом… милый дом! Но где же все?

— Бриана, Золотце! — воскликнул пожилой дворецкий, выскочив на звон дверного колокольчика. — Но как? Откуда ты… вы… — Он перевел взгляд на короля и побледнел. — Добро пожаловать в поместье Алавар, ваше величество! — Старик, одетый в черный кафтан и безупречно белые перчатки, спорившие по цвету с его седыми волосами, склонился в глубоком поклоне, приветствуя моего жениха. — Ваше сиятельство! — Это он сказал уже мне и еще раз вежливо поклонился.

— Доменик! — Подойдя ближе, я порывисто обняла его, в очередной раз запамятовав о Курте, который белой тенью застыл в дверях, не произнося ни слова.

Не удивительно, что я постоянно о нем забывала и нарушала правила поведения, принятые в обществе. С другой стороны… к демонам правила! Это мой дом и мои слуги, растившие нас с Ами с пеленок. Пусть будущий муж узнает меня такой, какая я есть на самом деле, а не какой должна быть в угоду пресловутому этикету.

— Доменик, где мои родители? — спросила, вновь вернувшись к королю.

Он успел снять подбитый мехом плащ, и остался в богато декорированном белом кафтане, надетом поверх шелкового камзола с бриллиантовыми пуговицами и серебристой вышивкой. В облегающих ноги штанах и мягких сапогах с отворотами. Наши аристократы носили кюлоты и чулки, так что на балу в Курте легко будет признать чужестранца. С другой стороны, он чужестранец и есть.

Король совсем не по-королевски засунул руки в карманы кафтана, и с легким прищуром осматривал залу, не мешая нам с дворецким общаться.

— Так уехали господа ни свет ни заря, — сказал Доменик. — Получили ночью весточку от вашего… э-э-э… От его светлости герцога Рейнфорда. Взяли с собой маскарадные костюмы, подготовленные для бала, и вместе с леди Амелией умчались на санях в столицу.

— В столицу? — Мне вдруг стало не хватать воздуха, и я тяжело задышала, на ходу расстегивая полушубок. — Вот как…

— Ваше сиятельство, вам плохо? — Распереживался старик. — Может, лучше присесть? Или выпить воды? Или…



Джейн Доу

Отредактировано: 29.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться