Невеста в бегах

Глава 15. О том, как приживается магия

  Рождение Илая не было окутано тайной. Отец не скрывал, что двум женщинам пришлось умереть, прежде чем Марлоу обзавелся магическим наследником. Стоило ли его появление на свет таких жертв? Илай не знал. Но, когда настало время, к выбору нарите подошел тщательнее, чем отец.

     Поиски подходящей девушки заняли шесть лет, а потом еще три года он ждал, пока она войдет в возраст и достаточно окрепнет. Шесть лет он лично присутствовал на проверках и подселял свою магию будущим нарите. Не сосчитать, сколько было неудач за это время. Илай совсем отчаялся, как вдруг – Она.

   Он помнил тот день, словно все случилось вчера. Первое прикосновение, поток магии. Сперва едва ощутимый, потом все более мощный. Шок от осознания – приняла. У судьбы странное чувство юмора. Илай объехал всю империю в поисках нарите, а нашел ее здесь – в получасе пути от своего дома. Он был не просто удивлен. Поражен, обескуражен и, чего скрывать, доволен.

    Шок быстро сменился трепетом. Нашел? Нашел! Платину эмоций прорвало: радость, предвкушение и финальным аккордом – какая-то болезненная жадность. Эта девушка должна быть его. Только его. И никак иначе.

     И все же Илай представлял свою нарите иначе. Девушка была слишком хрупкой – маленький рост, тщедушная комплекция, запястья такие тонкие, что его пальцы без труда сомкнутся вокруг. Но внешность бывает обманчива. Внутри девушки крылась небывалая мощь. Она единственная, кто выдержал его магию, а для этого надо быть по-настоящему сильной.

   То, как легко она справилась, говорило об их идеальной совместимости. Лорелея Грин, что называется, создана для него. Он будет идиотом, если упустит ее. Лорелея этого не знала, но, начиная со дня проверки, она принадлежала Илаю. Только сумасшедший рискнул бы оспорить его право.

    Илаю стоило огромного труда отпустить девушку. Инстинкты вопили, чтобы он забрал ее себе. В душе поднялся целый ураган. Кто бы подумал, что он такой собственник.

    Но пришлось ждать. Аж два года до того момента, когда ее возьмут во Дворец, а потом дать ей еще год, чтобы освоиться. Как бы Илай не хотел поскорее заполучить свою нарите, он терпел. Нельзя пугать девушку напором.

    Естественно, все это время он не спускал с нее глаз. Илай всегда был в курсе, где она, что делает, с кем общается и о чем думает. За эти годы он привязался к Лорелее. Она стала неотъемлемой частью его жизни. В чем-то даже ближе жены, отношения с которой не заладились с самого начала. Илай не хотел этого брака, но когда император предлагает жениться на своей сестре, не отказывают.

    Илай был уверен, что жена на отборе выберет Лорелею. Он слишком хорошо знал Гленн. Ее поступки и реакции давно стали предсказуемы. Если он немного и подтолкнул ее, воздействуя на душу магией, то это было абсолютно незаметно. Капля в море.

   И вот обряд магического зачатия состоялся. После него он сразу приставил к нарите охрану – двух душехранителей. Теперь он имел на это право. Казалось бы, все волнения позади, но все стало только хуже. Его нарите угасала на глазах. Дурнота была ее постоянным спутником. Она изводила девушку, выпивала из нее все соки.

  — У Лорелеи магический токсикоз, — объяснила ему смотрительница. — Такое частенько бывает. Дайте время, и все пройдет.

   Он доверился опыту смотрительницы, но улучшений все не было. Лорелея почти ничего не ела, даже воду ее организм принимал с трудом. Бледная, изможденная, с синяками под глазами, она таяла день ото дня.

     Сперва Илай навещал ее как любой маг нарите после обряда – положенный час в день. Но постепенно время его пребывание в покоях Лорелеи увеличивалось. Вскоре он проводил с ней каждый вечер, засиживаясь допоздна.

    Жене и другим он объяснял, что причина в плохом самочувствии нарите. Ей необходимо присутствие хозяина магии, чтобы та лучше приживалась. Но сам Илай знал, что дело не только в этом. Он хотел быть с Леей. Ему эти вечера были даже нужнее, чем ей. Лишь с ней он чувствовал себя живым.

    Они общались, рассказывали друг другу истории из жизни. С Леей было невероятно легко. Илай не помнил, когда в последний раз улыбался. О смехе он вовсе забыл. А Лея показала, что он пока не окончательно зачерствел. Под маской первого советника еще билось живое сердце.     

    — Простите, ваша милость, что я доставляю вам столько хлопот, — как-то сказала Лея. — Я стараюсь изо всех сил.

  — Тебе не за что извиняться, — отмахнулся он, а потом вдруг добавил: — И зови меня, пожалуйста, по имени.

   Лея смутилась, но кивнула, соглашаясь. Так они стали еще немного ближе.

   Видя, что ситуация не меняется, Илай снова обсудил проблему со смотрительницей. В конце концов, забота о нарите ее прямая обязанность.

    — Не понимаю, почему Лорелее не становится лучше, — сказал он. — Мое присутствие должно давать ей силы. Но, кажется, все происходит ровным счетом наоборот.

   — У вас очень мощная магия, ваша милость, — ответила женщина. — Требуется больше сил и времени, чтобы она прижилась.



Ольга Герр

Отредактировано: 19.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться