Невеста в бегах

Глава 17. О приглашении на прием

   С того дня прогулки вошли в мое расписание. Я гуляла каждый день по часу, а то и дольше. Всегда с Беллой, но часто к нам присоединялся Айк. Он тоже любил проводить время на свежем воздухе, а время наших прогулок совпадало.

    С Айком было легко и весело общаться. Скоро мы стали чуть ли не друзьями. Но, конечно, беседы в саду не шли ни в какое сравнение с вечерами в обществе князя. Его прихода я ждала с особым трепетом.

   Тот поцелуй так и остался единственным. Илай не делал попыток его повторить. Но что-то после него изменилось между нами. Мы стали как будто ближе. Эта маленькая тайна связала нас крепкими узами.

    Но главное, теперь я хорошо спала, плотно ела и была полна сил. Ввалившиеся щеки снова округлились, глазам вернулся блеск, а скулам – румянец. По словам Беллы, князь больше не заговаривал о чистке. Можно было выдохнуть и признать, что магия прижилась. У меня получилось!

    В один из вечеров Илай пришел не с пустыми руками:

   — Отрадно снова видеть улыбку на твоих губах, — сказал он. — Возможно, это сделает ее еще шире.

  Он протянул мне коробочку из черного бархата. Я осторожно взяла ее. Подарок? Неожиданно. Маги редко балуют нарите. Если и дарят что-то, то по окончанию договора и в качестве дополнительной оплаты. Этакая благодарность за проделанную работу, небольшой бонус от довольного клиента.

   Впрочем, наши с князем отношения далеки от обычных отношений мага и нарите. Мы уже нарушили множество правил и, похоже, не собираемся останавливаться. Я совру, если скажу, что мне это не нравится.  

    Например, Илай заставлял Беллу покидать комнату на время его визитов. Хотя смотрительница обязана присутствовать при нашем общении. К счастью, Белла закрывала на это глаза, видя, что мне становится лучше. Не было ее в гостиной и сейчас, когда Илай вручил подарок.  

    Затаив дыхание, я открыла коробочку. Я ожидала увидеть милую безделицу, но никак не кольцо баснословной стоимости. Фиолетовый камень в серебристой оправе – осколок упавшей с неба звезды. Безумно красивый и безумно дорогой.

  — Позволишь? — Илай забрал у меня коробочку, достал кольцо и надел его мне на палец. — Тебе идет.

  — Такая красота подойдет любой, — прошептала я, с благоговением рассматривая подарок.

   Если уж маги и дарят драгоценности, то нарите зачастую их потом продает, а деньги откладывает на будущее или отдает семье. Но, едва увидев кольцо, я поняла, что не смогу с ним расстаться. Даже если буду голодать. Слишком многое для меня значит внимание князя.

   — Спасибо за этот дар, — я прижала руку к груди. — Я буду беречь его.

  Мужчина дернулся вперед, а потом вдруг замер. Со стороны все выглядело так, будто он с трудом сдерживает... что? Неужели желание меня поцеловать? Обжигающий взгляд князя, направленный на мои губы, подтверждал именно эту версию.

  Не знаю, откуда у него столько силы воли. Когда он смотрит вот так – горячо и жадно – я сама готова наброситься на него.

  Я затаила дыхание и прикрыла глаза в предвкушении. Пусть сделает это, пусть снова коснется моих губ в поцелуе. От желания – неожиданно острого и яркого – пересохло в горле.

   Но, к моему глубокому сожалению, князь Илай Марлоу отлично держал себя в руках. Хотя внешнее спокойствие его лица совершенно не вязалось с лихорадочным взглядом. В глубине его зрачков клубилось неистовство. На меня как будто смотрел плененный зверь. Впервые я задумалась – сколь много Илай себе не позволяет из того, что хочет? Наверняка он, как и я, опутан по рукам и ногам условностями, правилами и традициями. Это какой-то капкан, из которого нам не вырваться.

    — Я подумал, — откашлялся Илай, прерывая неловкую паузу и отступая на шаг назад, — что тебе надо развеяться. Раз ты чувствуешь себя лучше, приглашаю тебя на прием к императору.

  — Что? — у меня округлились глаза. Он это не всерьез. Ведь так?

    Прием у самого императора! Я и мечтать о подобном не смела. Даже портрет главы империи ни разу не видела, а тут личная встреча.

    Нарите не запрещено выходить в свет. Если маг пожелает, он имеет право брать ее с собой. Так что предложение Илая не было чем-то крамольным. Но все же прием на таком высоком уровне… я сомневалась, что моему присутствию будут рады.

  — Я была бы счастлива попасть на прием, — выдохнула я. — Но разрешено ли мне?

  — Моей нарите разрешено все.

  Я сдавленно вздохнула, так как горло перехватил спазм. Когда Илай называл меня своей, мне отчаянно хотелось в это верить. Какой же он все-таки… невозможный! Иногда я думала, что лучше бы мне достался кто-то другой, менее достойный. Насколько проще все бы тогда было.

  — В таком случае я принимаю приглашение, — пробормотала я.



Ольга Герр

Отредактировано: 19.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться