Невеста вне отбора

Размер шрифта: - +

Глава 8

Жеребьевка. Как много в этом слове скрыто смыслов. Примерно так думала Катарина, пока Росица носилась вокруг нее и срочно укладывала волосы.

— Ох, как же вы так, мэдчен, уснули. Теперь вот неопрятненько, — вздыхала служанка. — А до завтрака вам нужно номер вытянуть. Как же так-то?

Катти с интересом заглянула в зеркало и пожала плечами, сама она не видела никакой «неопрятности». Разве что веки чуть припухли, так пусть думают, что она поплакала с утра. А что, благородная мэдчен вдали от родных и близких — почему бы и не всплакнуть?

Церемонию жеребьевки обставили весьма роскошно. Белатор Альтгар стоял в холле, в его руках была целая охапка белоснежных лилий. И едва лишь невесты-избранницы выстроились в линию, он сделал шаг вперед.

— Доброе утро, благородные мэдчен, — четко произнес белатор. — Многие из вас уже заметили, что наш Отбор не совпадает ни с каким другим. Но не стоит этого бояться — ни один Отбор не внесли в Хроники в том его виде, в котором он был.

Тут Альтгар видимо сам понял, что фраза вышла на редкость мутная, и поправился:

— В Хроники попадает исключительно отредактированная версия. Никому не нужны записи о драках и подлости, о глупости и лицемерии. Отбор — это сказка нашей страны. Келестин — единственное королевство, где эта традиция не изменяется уже больше тысячи лет. И сейчас вашу судьбу решит магия. Тот номер, что выпадет для вас, останется неизменным до самого окончания Отбора.

Он подходил к каждой из невест и дарил цветок.

— Больше похоже на раздачу милостыни, чем на жеребьевку, — хихикнула Мадди. — А что он говорит при вручении? Вроде все близко стоим, а не слышно.

— Так ведь белатор, а не кот чихнул, — вздохнула Катарина. — Наверное, полог тишины.

— Эх, мне бы владеть пологом, — мечтательно протянула Мадди. — Что-то он заболтался с Исирой. Мне утром, знаешь, что мора Рохет сказала? Живот втягивать, а грудь выпячивать. Я как перед зеркалом раскорячилась, так мне плохо и стало.

Катти фыркнула, пытаясь сдержать смех.

— Ты красивая, Мадди.

— Похудеть бы, — тоскливо отозвалась ванен Скомпф. — Все, идет. Ты как знаешь, а я попробую все-таки.

Отвечать мэдчен ван Ретт не стала. Перед ней уже стоял белатор Альтгар. Вот только сегодня он был сам на себя не похож — пропала сердитая морщинка между бровей. А в глазах притаились лукавые искорки.

«Не смей им любоваться. Это природа, у самых ядовитых зверей — самый яркий окрас», — одернула себя Катарина.

— Ваша лилия. — Он протянул ей цветок. — В центре жемчужина с номером. Постарайтесь вытащить ее после того, как доберетесь до своих покоев.

— Благодарю, белатор Альтгар.

Но он не спешил отходить.

— Я был груб, мэдчен ван Ретт. Надеюсь, вы сможете меня простить, — ровно произнес он и поклонился.

Белатор уже отошел и дарил цветок Мадди, а Катарина никак не могла отойти от его извинений. Нет, на самом деле ей, конечно, было приятно. Но с чего вдруг? Что произошло? Кто-то умер? Дуэль? Спор? С чего этот красивый, но высокомерный мужчина решил извиниться?

— Что с тобой? — Мадди пихнула подругу локтем.

— Он передо мной извинился.

— А было за что? — заинтересовалась ванен Скомп.

— Он обидел меня, когда я пришла в Башню. Да и потом, в городе… — Тут Катти пришлось честно признать: — Правда, и подсказал тоже. Про то, что нужно прибыть во дворец до полудня. Да и потом, помнишь, когда мы встретили его у прудика? Тоже некрасиво себя вел.

— Слушай, так может… Ой, погоди, сейчас, кажется, речь будет.

Речь произносила Германика Ровейн. Высокая, стройная, она уверенно и спокойно доносила до невест, как им всем повезло.

— Вы — часть новой вехи в истории Келестина. Вы — шаг вперед, одна из вас станет королевой, но другие… другие не будут забыты. Каждая найдет свой путь, иначе быть не может.

Мора Ровейн широко улыбнулась, хлопнула в ладоши и сказала своим привычным, чуть усталым и ехидным тоном:

— Ну вот теперь, когда речь, написанная придворным церемониймейстером, закончилась, я скажу от себя. Выступать вы будете на сцене малого королевского домашнего театра. На каждое выступление — от минуты до трех. После выступления вы спускаетесь вниз, получаете букет цветов из рук принца и садитесь в кресло согласно своему номеру. Букетами между собой не мериться — они все одинаковые.

— Почему так мало времени на подготовку? — спросила Альда ванен Сор. — Музыку ведь тоже нужно подобрать.

— Если вы выбрали танец невест, то музыка под него уже есть. У всех одна и та же.

Невесты зашушукались.

— Если у вас другой танец, то пошлите служанку в театр. И после завтрака вас посетит один из музыкантов. Не знаю, кого они пошлют… — Тут мора Ровейн чуть задумалась, пожала плечами и добавила: — Но кого бы ни послали — вместе разберетесь. Всем спасибо, всем удачи. Мэдчен ван Ретт, мэдчен ванен Скомпф — за мной.



Наталья Самсонова

Отредактировано: 26.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться