Невидимое

Глава 8

Глав 8. Черный ворон

 

– Доктор, как она? – подскочив к вышедшему в приемный покой врачу, спросил Александр.

Доктор был седовласым мужчиной лет пятидесяти пяти. Он улыбнулся в свои густые усы и ответил:

– Все с вашей… э-э-э…

– Женой!

– Да, женой, хорошо. Правда, много синяков и ссадин, сотрясение. Советую сегодня подержать ее у нас, а завтра с утра она поедет с вами домой.

У Саши камень с плеч свалился.

– Ну, слава Богу! Отлично! Спасибо, доктор!

– Я тут ни при чем. Я только осмотрел ее, да прописал пару перевязок, тут особых талантов не нужно.

– А можно мне к ней?

Доктор смерил Сашу оценивающим взглядом и ответил:

– Думаю, можно, поднимайтесь на третий этаж, там у дежурной медсестры спросите, где ваша жена, и подождите ее у палаты. Ее приведут туда после процедур. Дорогу найдете?

– Спасибо, доктор, найду, – крикнул Саша и поспешил через коридор, мимо дремлющей охранницы к лестнице, ведущей наверх.

Лестницы, коридоры и вот пост медицинской сестры, которая дремала, склонившись над чьей-то историей болезни.

«Где же может быть палата Полины?»

Александр, недолго думая, пошел наугад, будучи абсолютно уверен в своей интуиции. И не ошибся. Полина лежала на кровати у окна, ее освещала лишь смотревшая в окно луна. Палата была на двоих, но второго пациента в ней не было. Полина спала, укутавшись в плед.

Саша зашел внутрь и тихонько прикрыл за собой дверь. Он, стараясь не шуметь, подошел к жене и стал смотреть на нее. Она была прекрасна, даже несмотря на то, что последствия аварии оставили на ней свой отпечаток. Ее лицо было белоснежным, паутинка царапин смотрелась на нем как замысловатый узор тату. Распущенные волосы девушки струились, спускаясь с подушки водопадом. Очертания ее стройной фигуры проступали из-под пледа. Александр даже через больничный запах чувствовал нежный аромат ее духов, такой знакомый, такой родной. Ему с непреодолимой силой захотелось обнять жену, но он остановил себя, не желая тревожить ее сон.

«Я хранитель снов»!

Неожиданно веки Полины задрожали, длинные ресницы взмыли вверх, и она посмотрела на него. В уголках ее глаз, на лбу собрались морщинки, Полина нахмурилась.

Саше стало не по себе. На мгновение он подумал, что она вновь стала его ненавидеть, что все опять плохо. От этого ему стало безумно горько. Безысходность подступила к горлу, буквально лишая его возможности дышать.

Но она вдруг протянула к нему руки, по ее щекам потекли слезы.

Саша тут же кинулся к ней. Камень упал с плеч. Он обнял жену, присев на кровати, но уже скоро полулежал с ней, а она, крепко прижавшись к нему, уткнувшись ему в грудь носом, почти беззвучно, будто боясь, что ее услышат, рыдала. Он не понимал причины ее слез, но для него это было сейчас неважно. Главное, что они теперь вместе. Александр твердо для себя решил, что сделает все, только бы так и было в дальнейшем.

Когда она немного успокоилась, Саша не выдержал и сказал:

– Ты плачешь, а я сейчас на седьмом небе от счастья. Это, наверное, неправильно, но я действительно счастлив.

Хотя он говорил негромко, слова как раскаты грома прокатились по палате. Девушка перестала плакать, но головы так и не подняла.

– Я хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя. Любил, люблю и буду любить. Прости меня, Полина, я предал тебя, наши чувства. Ты не представляешь, как я себя виню во всем, что случилось. Я сотни раз, с того дня как мы расстались, представлял себе, что тебе стоило пережить тот проклятый вечер. Я не просто сожалею и раскаиваюсь, меня раздавило, стерло, вычеркнуло из жизни. Я понял цену предательства.

Девушка немного отстранилась от него, не поднимая головы. Александр насторожился. Он не имел сейчас права на ошибку, а каждое его слово могло сдетанировать как мина замедленного действия

– Говорят, разбитая чашка новой не станет, понимаю, но все равно прошу у тебя прощения. Я тебя люблю.

Девушка молчала. Саша уже не знал, что и говорить, но и молчать сейчас было во вред.

– Полина, я изменился, вот увидишь. Дай мне шанс. Ты же знаешь меня. Я не люблю просить за себя, но сейчас прошу.

Молчание жены начало зарождать в нем гнев. Он злился на себя, что не может подобрать нужных слов, чтобы заслужить прощения.

– Ну, скажи, что мне сделать, чтобы ты простила меня? Не мучь. Скажи…

Девушка подняла руку и закрыла ему рот. Потом она толкнула его так, что он оказался полностью на спине. Поднялась над ним. Ее волосы теперь скрывали ее лицо. На мгновение застыла, словно решая, что делать дальше, а потом склонилась над ним и поцеловала в губы.

Ее поцелуй был сначала робким, потом становился все жарче. Страсть наполнила сердце Александра. В этот миг он осознал, как давно он не был близок с Полиной. Кровь забурлила у него в жилах. Он обхватил ее, страстно целуя щеки, шею, плечи.

Вдруг она вскрикнула и отстранилась, сев рядом. Саша испугался, что случайно сделал ей больно, но не понимал, как и где.

Свет луны осветил белоснежное тело девушки и тут на ее груди он увидел ужасные темные пятна. Это были синяки. Он решил, что это следы от аварии. Страсть тут же схлынула, ей на смену пришло сочувствие и желание помочь. Полина прикрыла грудь руками, скрестив их и опять опустила лицо вниз. Тут-то Саша и увидел ужасные рубцы на ее кистях, которые вряд ли могли появиться из-за аварии.

Саша поднял плед и накинул ей на плечи, а сам сел рядом с ней, обняв ее за плечи. Девушка опять всхлипнула и, прижавшись к нему, заплакала.

– Кто это сделал? – спросил Саша. – Это следы не от аварии. Тогда кто это сделал? Костя?

Полина сильнее прижалась к нему, будто испугавшись, и почти перестала плакать.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться