Невидимое

Глава 10

Глав 10. Шторм

 

Глаза Алевтины были широко раскрыты, кожа стала белой, как мел, страх не желал отпускать ее из своих крепких тисков. Она стояла у входа во двор, а вокруг нее собралась вся родня, среди которой стоял и Александр.

– Да говорю вам, не знаю я, куда она делась, – дрожащим голосом говорила она. – Вот была и нет ее. Появилась эта тень и просто накрыла Полю. И тут же ни тени, ни сестры. Вон там это произошло.

Алевтина подняла дрожащую руку и указала в сторону стоящих у дома машин домочадцев.

Смотря в сторону автомобилей, Саша увидел, что на дороге стоит с потушенными фарами автомашина полиции.

– А полицейские-то где? – спросил он. – Вон же их машина стоит!

– Где? Какая машина? Полицейские не заходили к нам! Наверное, они приехали по звонку о самоубийстве! Сашка с Полиной и то быстрее добрались! А думаешь, им-то больно охота самоубийцу описывать, это же не криминал, вот и не торопились, – стали переговариваться собравшиеся.

– Так я и говорю вам, – дрожащим голосом сказала Алевтина. – Полина вышла к полицейским, а потом появилась эта тень. Она забрала сначала их, а потом догнала и Полину.

– Что за бред ты несешь? – возмутилась Ирина. – Этого быть не может. Какая еще тень! Ты в своем уме?

Муж Алевтины придерживал жену, которая еле держалась на ногах.

Александр быстрым шагом подошел к машине полиции и посмотрел в нее. Никого. Дернул ручку двери. Открыто. В полицейском форде зажглась лампа головного освещения. Между передних сидений лежал укороченный автомат калашникова – АКС – 47У.

– 496, 496, ответь Озеру! – неожиданно донеслось из динамика стационарной радиостанции, вмонтированной в приборную панель. Александр вздрогнул от неожиданности и подался назад, сильно приложившись затылком.

– Вот зараза!

– 496, 496, что у вас случилось, ответьте Озеру!

Александр взял автомат и закрыл дверь. Стрелять его научили еще в армии, правда не совсем из такой модели, но механизм действия был один и тот же. Он закинул его за плечо и, оглядевшись, пошел обратно к людям.

– Ты зачем оружие взял? – спросил с испуганным видом Анатолий.

– Раз пошла такая чехарда, пригодится!

Саша решил принять действительность такой, какой она ему виделась сейчас. Говорят, тени хватают людей, значит, тени. Говорят, есть колдуны, видно, не врут. Аргументы здравого рассудка были отодвинуты назад.

Вдруг раздался звон стекла.

– Что это? Где разбилось! Они опять вернулись! – загудели родственники кто во что горазд.

Звон стекла повторился. Саша понял, что это бьются стекла с левой стороны дома, и побежал в сад, чтобы понять, что там творится. За ним последовал муж Ирины Паша, Толя остался с женой. Чтобы не идти через двор, пришлось перелезать через забор. Паша отстал от Александра, кряхтя, повис на ограде.

В огороде царила беспроглядная тьма. Но пробежав несколько метров, Саша увидел оголившиеся оконные рамы, через которые из дома шел свет на улицу. Подойдя ближе, он понял, что это комната, где повесился Константин. Александр заглянул внутрь.

Внутри все похолодело. Веревка, как и прежде, была привязана к балке на потолке, но в петле никого не было.

– Это что за фокусы?..

В этот миг кто-то положил руку ему на плечо. Саша даже подпрыгнул от неожиданности и резко развернувшись, замахнулся, чтобы ударить наотмаш. Перед ним стоял Павел, который, поняв, что сейчас может схлопотать, защищаясь, выставил перед собой руку.

– Ты что! Это же я!

– Зачем же подкрадываться! – возмутился Александр.

– Я подкрался?.. Я же тихо ходить не умею, слон по жизни! А где висельник-то? – увидев отсутствие трупа, с удивлением спросил Павел.

– Хороший вопрос!

Дверь в комнату с разбитыми стеклами раскрылась и внутрь зашла баба Глаша.

– Господи ты, Боже мой! – охнув, выпалила она, а увидев за окном силуэты, затараторила. – Чур меня, чур, чур меня!

– Да это мы, баба Глаша! – крикнул Павел, – не бойтесь.

Саша тем временем вглядывался в темноту. Потом склонился, пытаясь разглядеть землю под окном, которая была тускло освещена.

– Паша, смотри! Тут следы, словно кто–то выпрыгнул из окна!

– Как это!?

– Неправильный вопрос. Не как это, а кто это!

– Погоди, но Костя же повесился! Мы все это видели. Толя у него пульс проверял, он же медик, – с испугом в голосе выпалил Павел.

Саша только пожал плечами, а потом заметил:

– Нужно взять фонари и по следам пройти, только так мы во всем разберемся.

– Эй, Сашка! – слыша разговор, позвала из комнаты сестра тестя. – А ну, иди-ка сюда! Поговорить надо. Да и фонарь я тебе хороший дам.

Саша пошел, Павел поспешил за ним, не желая оставаться один в темноте. Баба Глаша встретила их уже на пороге двора.

– Паша, сходи своего сына посмотри, – приказным тоном распорядилась она, а потом, взяв Сашу под руку, сказала негромко: «А с тобой пойдем отойдем в сторонку, поговорим, что к чему».

Она отвела его к птичнику, где, несмотря на ночь, взволнованно щебетали куры и крякали утки.

– Тут нас не услышат, Саша! А ну ка, скажи мне, ты уже видишь невидимое и слышишь неслышимое или как?

Александр вспомнил, как совсем недавно был в спальне тестя и согласился на его бредовое предложение, как шел к его постели, а ноги еле поднимались, будто увязая в болотной трясине, как тянул к его протянутой руке свою, но тут закричала Полина. Он выбежал вон под проклятия тестя, которые летели ему вслед.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться