Невидимый. Любимый. Мой.

Пролог

У сердца появился господин – безжалостный всадник в белых одеждах. Вселился молча и без объяснений. Въехал, как к себе домой, расседлал коня и уселся в кресле, скрестив длинные ноги. Поднял глаза – и сковал душу. Выдохнул воздух – и спрятал под прозрачным настом неровные трещины жизни.

Холод выстудил слезы, превратив их в алмазные льдинки, разукрасил морозными узорами стёкла, прикоснулся ладонями к телу, обещая спокойствие и забвение.

Холод хотел дать сон, в котором нет ярости и боли, а есть белый мир с пушистым инеем, тихими аллеями, безлюдными улицами, мертвыми городами. Мир, где стынут мысли, впадая в дрёму от чуть слышного звона хрустальных веточек.

На морозном стекле пальцем рисую солнце – неровный круг с лучиками, от которых плачут ледяные цветы – красивые, но мертвые; совершенные, но студёные, как взгляд Холода, что сидит внутри и смотрит на меня с высокомерной усмешкой. Он думает, что победил, не понимая, что уже проиграл.

Плачущие лучики тянутся к сердцу и помогают согреться. Через боль, через тысячи острых иголок приходит тепло, которое может залечить раны. Горячие слёзы смывают белого всадника. Искажаясь злобой, он ломается, тает, исчезая в пульсирующих фонтанах воспоминаний…

Я сижу в пустой комнате, а вижу дом – уютный, родной, любимый. В нём живут полутени и полутона – яркие мазки настоящего и оттенки прошлого. Там запах книг и старины, скрип мебели и шёпот стен, рассказывающих разные истории. Я слышу их и сейчас, когда нет больше дома, где растворилось моё прошлое.

Ложная дорога привела в ловушку и не стала выходом. Мне казалось, я поступаю правильно. Но нет универсально-идеальных догм, одинаково безликих для всех. Чего они стоят, если загоняют в тупик и не дают света?..

Теперь я знаю, что надо слушать себя, а не придерживаться давно заплесневелых правил. Никто не в силах сложить осколки разбитого и размётанного по всему свету маленького человеческого «я». Только ты сам.

Вечная борьба Добра и Зла… В ней много тонких, словно хрупкий весенний лёд, краёв. Что для одного – непреложное Добро, для другого – ужасное Зло. Теперь и это я понимаю.

Стоит ли переделывать, перекраивать, подгонять себя под чужую мерку? Может, надо жить, дышать, наслаждаться и не отталкивать того, что даётся свыше?

Есть только один очень точный барометр – человеческое сердце. Через боль и страдания, ошибаясь и давая сбои, оно знает самый короткий путь к счастью. Лишь наше сердце чувствует, за каким поворотом – взлётная полоса, а где путь в никуда.

Остановитесь. Прислушайтесь. Идите на внутренний зов и не пропустите свой поворот.



Ева Ночь

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться