Невидимый. Любимый. Мой.

Часть 1. Глава 7

Жизнь моя стала похожа на спокойную реку – широкую и полноводную: я вновь отгородилась от внешнего мира, хотя мне это стоило больших усилий. Обретя спокойствие, радовалась чистоте, что снизошла на меня. Белые краски с тёплыми оттенками: нежный персик, кофе с молоком, пастельные штрихи – плыла в светло-ласковом мире и радовалась тихому счастью.

Училась, читала книги, углублялась в философские размышления. Спокойствие и умиротворение – глоток чистоты после вечной гонки и растерзанных чувств. По утрам меня тошнило, но чувствовала я себя хорошо. Часами бродила по квартире, прижимая ладонь к плоскому животу, и разговаривала, когда вслух, а когда и мысленно с нерождённым ещё малышом. Я была уверена: он слышит меня, ощущает радость, и нежность, которую я выплёскивала .щедро и безоглядно.

С Олегом часто сталкивалась в университете, и хотя сердце продолжало вздрагивать, стоило мне увидеть его хоть на мгновение, внешне я оставалась спокойна. Олег не преследовал меня, при встречах вел себя невозмутимо, лишь только насмешливая улыбка не покидала его глаз.

Как бы небрежно, будто случайно, он прикасался рукой то к рукаву моего платья, то к шее, убирая несуществующую прядь, то к кончикам пальцев. Я не могла скрыть дрожи, что охватывала меня при мимолётных знаках внимания. Его прикосновения жгли, волновали, тревожили и настораживали.

Я готовилась к штурму бесконечным приставаниям, изматывающим душу разговорам, постоянному пристальному вниманию. Но ничего этого не было, кроме мимолётных встреч. Смутно я осознавала, что это затишье перед бурей, но время шло, а ничего не происходило. Я потеряла бдительность и успокоилась.

День моего рождения отмечали тихо и скромно, с родителями и Наташей. Наслаждались, разговаривали с подругой, мечтали о будущем: ещё немного – и мы выпускники вуза.

Даже Наташе я не рассказала о беременности, хотя подруга знала о наших с Олегом отношениях. Мне нравилось, что Наташа принимает жизнь просто, не пытается что-то изменить или подправить. Она понимала мои переживания, но никогда не советовала сделать «правильно». Никто не ведал, как оно – правильно. Я знала: Наташа бы попыталась примириться с Олегом, будь она на моём месте.

Мы засиделись до позднего вечера, и я проводила её к троллейбусной остановке. Возвращаясь назад, вдыхала морозный воздух, тщетно пытаясь найти хоть одну звёздочку на затянутом тучами небе.

В подъезде, поднимаясь на свой этаж, я замерла на ступеньках, почувствовав чьё-то присутствие. Олег. Это его фигура маячила в лестничном пролёте. Внутри всё сжалось, а я смотрела и смотрела, не в силах оторвать взгляд от знакомых глаз.

Тихо. Очень тихо, словно мир на несколько секунд забыл, как дышать. А затем Олег шагнул навстречу и протянул букет роз.

– С днём рождения, моя хорошая, – его голос прозвучал хрипло и гулко, отразившись эхом от стен полутёмного подъезда.

Словно во сне, я взяла розы, а Олег, шагнув вперёд, обжёг мои губы жадным поцелуем.

Я затрепетала: волны возбуждения охватили тело, закачали мягко. Тьма закружилась и поплыла над головой неспешной спиралью, затягивая и ведя за собой.

Олег с трудом оторвался от моих губ, провёл пальцами по лицу, словно пытаясь запомнить каждую черту, и прошептал:

– Спокойной ночи, Марина.

Я, как загипнотизированная, смотрела ему вслед, и больше всего на свете хотелось крикнуть, позвать назад, ощутить его близость и силу. Но я молчала, судорожно вцепившись в букет, не чувствуя, как острые шипы вонзились в пальцы.

Когда оцепенение спало, я, тряхнув головой, быстро вошла в квартиру.

– Олег? – мама вопросительно посмотрела на цветы.

Я кивнула, боясь сказать хоть слово, чтобы не выдать себя дрожью в голосе.

– Может быть, ты зря упрямишься? – грусть и осторожность плескались в мамином вопросе. – Расскажи ему обо всём, и, как знать? Всё встанет на свои места, ты обретешь счастье, а ребёнок – отца.

– Не надо, мама, – попросила хрипло. Тело волновалось, а душа – нет. Она ведала точный ответ: – Я не хочу возвращаться назад. Чувствую: не стоит этого делать.

– Трудно с тобой, моя девочка, – вздохнула мама и, покачав головой, ушла в свою спальню.

Я поставила розы в вазу и ещё долго смотрела на исколотые пальцы, борясь с воспоминаниями. «Спокойной ночи»… Он знал, что мне не уснуть. Бродила по квартире, смотрела в окно, читала стихи. А тело горело, желая мужчину, которого отвергло моё сердце. Под утро удалось забыться коротким сном, в котором не пришли предсказания, а грезилось жаркое сплетение тел, губ, рук…

Проснулась я окончательно разбитой. Всё валилось из рук, я была бледна. Не могла ни есть, ни думать: меня накрыла тоска.

Долго стояла под душем, растерзанная и несчастная. В мозгу вдруг ярко вспыхнула картина первой ночи, проведённой мною с мужчиной. Моясь, я безотчётно погладила себя и. продолжала скользить пальцами по пылающей плоти, пока волны оргазма не сотрясли тело и не освободили от оков желания.

Из ванной я вышла спокойной и удовлетворённой. Мне не было стыдно за свершённое: я выиграла бой у собственной плоти, и плевать каким образом.



Ева Ночь

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться