Невидимый. Любимый. Мой.

Часть 3. Глава 7

Спираль жизни набирала обороты. Каждый день – новый виток, и я старалась проживать его на полную катушку. Я согласилась сотрудничать с клиникой – работать с детьми, стариками и экстренными случаями.

Способ, предложенный мистером Хадсоном, оказался оптимальным и действенным: я изучала истории болезней, рентгеновские снимки, ультразвуковые исследования, результаты анализов, советовалась с коллегами, а только потом действовала.

Я представляла себя океаном – огромным и безбрежным. Сила моя – полноводная волна, неизменная и неиссякаемая. Не знаю, откуда черпалась энергия – словно крылья выросли за спиной. И ещё никогда я не чувствовала себя такой цельной: никаких сомнений и колебаний, никакой дисгармонии и неуверенности.

Навыки, приобретённые с опытом, оттачивались, некоторые процессы заживления проходили теперь быстро. То, что чуть не обернулось катастрофой с Линдой, научило меня осторожности, хотя, к счастью, в этом не было нужды: ткани под моими пальцами срастались очень быстро.

По два часа в день я проводила в анатомическом зале местного медицинского колледжа: у Стива оказались нужные знакомства. Он вообще находил, чем меня удивить. Я нырнула в мир конечностей, костей, мышц, сухожилий, а идеальная память помогала удерживать огромный поток информации.

Через несколько дней Линде сняли последний гипс: рентген показал полное заживление повреждённых конечностей. Медперсонал испытывал шок, а Линда, не раздумывая, встала на ноги. Дом дедушки Энтони увеличился ещё на одного жильца.

Стив притянул клетку с белыми крысами, и по вечерам в моей комнате собиралась тёплая компания. Майлз, что так и не вернулся в родительский дом, Линда с горящими глазами, Стив с неизменными шуточками и деланным безразличием и Майкл, присоединившийся к нам последним.

Антония Евграфовича, чтобы не волновать понапрасну, в грандиозные планы излечения Стива не посвящали. Старик недоумевал, почему это молодёжь сразу после ужина сломя голову несётся на второй этаж. Мы вдохновенно врали, что играем в карты на деньги, но наотрез отказывались заниматься этим в гостиной.

Антоний Евграфович становился подозрительным, пока Стив не разрядил обстановку в своей неповторимой манере:

– Дедуля, – изрёк он снисходительно, – ну зачем твоему сердцу знать, сколько денег мы проигрываем друг другу? Честное слово, это самая обыкновенная игра. Групповым сексом мы заниматься не можем. Мы ж родственники, а Марина почти что член семьи. Неужели тебе было бы легче, если б мы ездили в казино, курили марихуану, пили виски и общались с мерзкими отбросами общества? Сидим тихо, мирно, спокойно, под крышей родного дома. Чего ещё желать?

Антоний Евграфович в сердцах плюнул и, махнув рукой, больше не приставал с расспросами.

В моей комнате кресел и стульев не хватало на всех, поэтому мы усаживались на пол. Вначале я объясняла собравшимся цель опытов, а потом пробовала соединить желаемое с действительным.

С опозданием Майкл предложил принести недостающую мебель, но мы только отмахнулись: вот уже два дня прекрасно обходились без лишнего хлама.

– На полу душевнее, – бесхитростно заявила Линда, щурясь, как котёнок.

Светлая, улыбчивая, она озаряла собой даже самые тёмные уголки помещений или душ. На неё нельзя смотреть, не улыбнувшись в ответ. Большие небесные глазищи достались ей от деда – и на этом сходство с остальными Бортневыми заканчивалось. Светловолосый ангелочек, затесавшийся в компанию демонических троюродных братцев.

Майклу пришлось объяснять то, что уже знали все.

– Моя цель – воздействовать на мозговые центры, в частности – на мозжечок, чтобы заставить активироваться гормон, который отвечает за рост тканей. Недостаток или избыток гормона роста приводит к ряду заболеваний: люди либо перестают расти, либо вырастают слишком большими.

Я же хочу попробовать бить прицельно: не по всему организму, а по определённой его части, чтобы нарастить мышечную ткань равномерно. Одновременно разобью кость на три части, чтобы в трёх-четырёх местах добавились недостающие сантиметры кости. Поэтому вначале крысы.

– Им будет больно? – поинтересовалась Линда, и я заметила, как побледнел Стив.

– Нет, я отключу болевые центры, и животное ничего не почувствует.

Мы пыхтели, как первооткрыватели, как искатели сокровищ над найденным сундуком. Странное дело: они мне не мешали. Иногда даже казалось: помогают. Своим присутствием, общим желанием, ручейками ободрения, всплесками энергии, что так и рвалась наружу из молодых здоровых тел.

За два дня мне удалось найти у крыс участок мозга, отвечающий за выработку гормонов роста, но пока не удавалось направить гормон в определённое место организма. Две крысы уже заметно подросли, но полностью, а не в заданном участке.

– Боюсь, скоро по дому будут бегать слоноподобные крысы, – проворчал Майлз, – они нас сожрут. Стив, представляешь, если ты ещё подрастёшь? В тебе и так метр восемьдесят.

– Это на пять сантиметров меньше, чем у тебя, и на целых четырнадцать, чем у Майкла, – не моргнув глазом выдал мальчишка. – Но вообще-то я не против, чтобы увеличилась определённая часть тела, – мечтательно протянул этот несносный языкастый тип.



Ева Ночь

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться