Невидимый. Любимый. Мой.

Часть 4. Глава 4

Сентябрь ворвался в город дождями, холодным ветром и хмуростью. Дожди лили почти не переставая, солнце редко выглядывало из-за туч. В воздухе пахло сыростью и прелыми листьями, что преждевременно начали опадать с деревьев.

Погода навевала грусть, грозила затянуть в хандру, но скучать мне было некогда. К середине месяца я уже могла блеснуть перед Майклом познаниями в греческом языке. Он звонил мне пунктуально раз в неделю, и мы подолгу болтали, делились новостями.

– Потрясающе. Твои таланты неисчерпаемы, – заявил он после небольшой паузы.

– У меня же способности к языкам, ты знаешь, почему-то смутилась я.

– Теряюсь, к чему у тебя нет способностей, – резонно заметил Майкл.

Он заканчивал последние приготовления к открытию собственной фирмы и рассказывал о делах фонда.

Мне нравились наши откровенные беседы. С Майклом было легко: его немногословность, надёжность и уверенность помогали чувствовать твёрдую почву под ногами. Может, это эгоистично, но я радовалась, что у меня есть друг, на которого я могла положиться.

Он нравился моим родителям, часто навещал их и вскоре стал для мамы и папы почти родным.

Майкл постоянно поддерживал связь с семьёй и делился последними новостями. Линда посещала колледж, Стив успокоился, бросил пьянствовать и уехал в Италию – учиться живописи. Майлз по-прежнему страдал от нападок Сюзанны и не хотел жениться. Их жизнь шла своим чередом: без резких перепадов и волнений, и я этому радовалась.

У меня тоже происходили события, но я о многом не рассказывала Майклу, чтобы не тревожить его.

Изредка я сотрудничала с правоохранительными органами. Толстый майор оказался цепким малым и без зазрения совести пользовался моими способностями. Зато соблюдалось моё инкогнито, что меня вполне устраивало.

Вместе мы нашли убийцу пожилой женщины и полусумасшедшего психа, что выкрал ребёнка. Для меня это было несложным: нужную информацию я узнавала через предметы. К счастью, маленькие городки хороши тем, что подобные события происходили очень редко.

Егоров в благодарность за исцеление завалил подарками. Вначале пришла одежда – эксклюзивные коллекционные платья. Затем раз в неделю доставлялись букеты цветов. У меня не хватило духу не принять его презенты. По крайней мере, эти широкие и немного выпендрёжные жесты пахли искренностью.

17 сентября Ольга родила здорового крикливого мальчишку весом в четыре килограмма. Роды прошли легко. Малыша назвали Михаилом.

– На ту же букву, что и твоё имя, кума, – подмигнув, гордо заявил Юрий Владимирович.

Он нашёл новую секретаршу, опытную женщину, что приехала недавно в наш город. Володя приступил к занятиям в одиннадцатом классе. Мы дружили, хоть и виделись редко. Ни разу не всплывал тот наш разговор, что случился однажды, но я видела, видела его глаза.

В какой-то момент я горячо пожелала в душе, чтобы однажды он нашёл свою «Марину Штейн» – девчонку, что станет для него всем, а первая любовь останется только воспоминанием. Хорошим, но далёким.

Жизнь шагала, переступая через события, подкрадывалась и толкала в спину, чтобы посмотреть: удержишься ты на ногах или упадёшь. Ей нравились подобные игры.

Жизнь ходила под ручку с Судьбой и подбрасывала задачки, как бездомных котят. Смотрела: приму или выброшу на улицу, справлюсь или отмахнусь. Вероятно, она испытывала меня на прочность, а я хотела доказать, что сильная и могущественная. Принимала вызов с гордо поднятой головой и мечтала победить, чтобы ещё раз доказать ей и себе: я смогу, я справлюсь…

 

* * *

В конце сентября, дождливым вечером, в дверь постучали. Я никого не ждала, тем более, так поздно. Поколебавшись, я всё же открыла.

На пороге стояла девушка в мокром плаще.

– Вы Марина Штейн? – спросила она.

Я кивнула, разглядывая позднюю посетительницу.

– Тогда я к вам.

Я посторонилась, пропуская нежданную гостью в дом. Что-то в её мокром и бледном лице тронуло меня. То ли безмерная усталость, то ли печать скорби.

Я провела девушку в комнату и предложила горячего чаю.

– Рассказывайте, что привело вас ко мне.

Девушка судорожно сжала руками горячую чашку и, сбиваясь, начала свой рассказ.

– Вы меня не знаете. Наверное, я не имела права вваливаться к вам. Но мне больше не к кому обратиться. И если то, что о вас рассказывают, правда, вы сможете помочь мне. И, может, только вы. Зовут меня Анжелика. Совсем недавно я потеряла дорого человека. Митя был самым лучшим, самым добрым…

Всхлипнув, девушка закрыла лицо руками. Сердце рванулось навстречу, но я молчала, давая возможность ей высказаться до конца.

– Я не буду плакать, не буду, – пробормотала она сквозь зубы, словно молитву и, овладев собой, продолжила: – Его смерть – нелепая и случайная. Так думают все. Но я уверена: его убили. Не знаю, почему, но я так чувствую.



Ева Ночь

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться