Невидимый. Любимый. Мой.

Часть 3. Глава 6

На тихий семейный ужин меня забрал Стив. Вечер – как продолжение моих грёз. Все свои, горит камин – совсем немножко живого огня, не для обогрева, а теплоты. И снова – словно на несколько веков назад: старый аристократ с белоснежной шевелюрой в кресле, ренессансный Стив и молчаливый Майкл.

Наслаждались едой и беседовали, а потом, не сговариваясь, перебрались в гостиную, где под звуки тягучего блюза сразились в шахматы. Стиву нравилось играть. Он импровизировал, менял ритм, подбирал мелодии на ощупь. Я смотрела, как меняется его лицо, и застывала, забывая переставлять фигуры.

Антоний Евграфович довольно покашливал, пряча улыбку в усики. Он проиграл мне несколько партий и надеялся на реванш. Закалённая в битвах с Ником, я выигрывала легко и сдаваться не собиралась. Но у старого хитреца был коронный козырь в рукаве – Майкл. Шофёр и по совместительству старший внук оправдал звание блистательных мозгов: пару партий мы сыграли вничью, а раз ему удалось выиграть.

Стив от шахмат отказался, заявив, что эта игра не для его птичьих мозгов. Он явно лукавил, но спорить с ним никто не стал: нас вполне устраивала другая его игра – на рояле. Стив целый вечер тянул душу музыкой. Из себя и из нас.

Позже он очнулся от задумчивости, ударил по клавишам и спел несколько разухабистых песен на слова Роберта Бёрнса. Его звучный низкий голос светился лукавством и весельем, заражал, как вирус: вызывал улыбки и заставлял невольно выбивать такт ногами. Сюзанна, наверное, упала бы в обморок, услышав подобные песнопения, но её здесь не было, поэтому ничто не омрачало праздника.

Стив, как выяснилось, обожал шотландские джиги. Я влюбилась в эти ритмичные мелодии, от которых веяло дикими просторами, горами, вересковыми зарослями и крепким шотландским виски.

Майкл удивил меня. Увидев, что я не могу спокойно усидеть на стуле, предложил потанцевать. Я тут же согласилась, пока мистер Неприступность не передумал. Я быстренько переняла несложные па, и мы довольно бодро проплясали несколько танцев. Стив орал во всё горло песни, улыбаясь широко-широко. Антоний Евграфович жмурился, как довольный дряхлый кот, которому достался жирный кусок запретного мяса. Он радовался всеобщему веселью.

Чувство радости не покинуло меня даже тогда, когда мы разбрелись по комнатам. Я уснула и проснулась с улыбкой на губах. Завтракала в одиночестве. Стефани сообщила, что Стив вскочил рано и отправился по важным делам, Антоний Евграфович тоже уехал. Все были заняты, одна я бездельничала, но это долго не продлилось.

Вскоре появился Стив с огромным детиной, что приволок в мою комнату кирпичи. Стив по секрету сообщил, что это и есть тот самый жених Стефани, в котором та души не чает.

– Ну, а теперь ты, может, расскажешь, каким строительством мы будем заниматься?

О, да. Он постарался сказать это как можно равнодушнее! Деловой и собранный Стивен с незнакомым суровым выражением на лице.

– Скорее, разрушением мы будем заниматься, – пробормотала, ощупывая гладкий белый кирпич, взвешивая его на ладони, привыкая к тяжести и структуре.

Стив не дрогнул, к чести сказать. Если б могла, я бы ему поаплодировала.

– Я буду учиться их бить не прикасаясь, – пояснила терпеливо. – Кирпич, конечно, не кость, но твёрдый материал. Сейчас важно научиться управлять энергией. Если получится с этим предметом, не составит труда справиться с костями.

– У тебя есть план?

Он похож сейчас на ботаника. Не хватает очков в роговой оправе.

– Скажем так: ничего эпохально нового, кроме того, что уже существует, – я решила сжалиться и попробовать объяснить. – Кость, как и многое в организме человека, имеет свойство восстанавливаться. Так случается при переломах: два обломка через время срастаются. А если сделать искусственный перелом и рассоединить кость, оставить между частями промежуток, через время он зарастёт костной мозолью – и кость удлинится. Это если совсем просто.

В обычных условиях на это уходит много времени. А если воздействовать параллельно на гормоны роста и применять быстрое заживление ран, как в случае с Линдой, всё случится достаточно быстро. И, я думаю, менее болезненно. А то и вовсе без боли и прочих неудобств.

Стив кивнул:

– Приступай, Мария. Я всё понял.

Он удобно устроился в кресле и открыл книгу. Какое-то время я чувствовала, как он отвлекается, поднимает глаза от страниц. Слышала, как дышит, представляла, как чуть подрагивают его брови и как длинные пальцы отбрасывают назад прядь волос, что без конца падала ему на глаза. Меня это не отвлекало. Наоборот: позволяло лучше сосредоточиться, чтобы однажды он смог встать из этого кресла без всякой трости и пройтись не хромая.

Через два часа возни с кирпичом я бросила гиблое дело: у меня ничего не получалось. Я не расстроилась, памятуя, что импульс мозгу послан. Теперь важно пробовать по-разному и не сдаваться.

– Всё идёт по плану, – отчиталась я Стиву, чтобы он не нервничал, но он, непривычно молчаливый сегодня, снова кивнул, не выказывая признаков беспокойства.

– Это как в сексе: с первого раза не всегда попадаешь, куда надо, – брякнул он, философски пожав плечами.



Ева Ночь

Отредактировано: 09.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться