Невидимый свет

Личный супергерой.

Я, хлопая ресницами, растерянно уставилась на Тимофея, будто надеясь, что это поможет прояснить ситуацию. Но он вёл себя абсолютно спокойно, коротко взглянув на меня, обратился к Елене: 
— Зачем ты меня ждёшь? 
О, это знакомое выражение лица, полное холодного равнодушия, — проходила и выучила. Но в этот раз порция льда не для меня. 
— Ну как же, — игриво защебетала Елена, облизывая губы, — мы же общались и так хорошо проводили время вместе. Потом ты пошёл проветриться, и я нигде не могла тебя найти. Я уже соскучилась, — девушка подошла к парню вплотную и, кинув злой взгляд на меня, шаловливо провела ладонью по его груди, словно играя пальчиками по клавишам импровизированного пианино.   
Парень убрал руку Елены с привычным для него безразличием. А я, не дожидаясь дальнейшего развития событий, поспешила ретироваться, потому как почувствовала себя здесь лишней и весьма уязвлённой. Пробурчав что-то вроде «мне пора», я чуть не врезалась в антикварную вазу, стоящую у стены, но, быстро опомнившись, нашла-таки выход и вылетела с балкона, как метеор. 
«Это не у него ли она сидела на руках? — дошло до меня. — Понятия не имею, что их связывает, но пусть разбираются сами — меня это не касается. Плевать!» — решила я и ещё ускорила шаг. 
Такие девушки, как Елена: чересчур уверенные в своей красоте и привлекательности, и надо признать, небезосновательно, часто заставляли меня сомневаться в себе. От них за версту веяло кричащей сексуальностью, а потому все представители мужского пола, поддавшись животным инстинктам, неизменно обращали на них своё внимание. Тимофей наверняка не исключение. Такие «Елены» с лёгкостью выживали меня из компаний. На фоне их я всегда была слабым звеном. Поэтому спасаться бегством давно вошло у меня в привычку. 
«И снова я это сделала... Удрала! Вот же слабачка».  
Почти бегом я спустилась на первый этаж, в поисках Карины обошла все комнаты, но подругу так и не нашла. С трудом протиснувшись к бассейну через толпу танцующих людей, я увидела её и Илая, вместе сидящих у бара. Шатен нежно держал Каринину руку в своей руке и что-то с чувством говорил. Лица подруги было не видно: она опустила голову, и её пышные тёмные локоны, спадая волной, закрывали обзор. 
«Похоже, им есть что обсудить», — вздохнула я, искренне надеясь, что этот разговор поможет им покончить со всеми недомолвками.  
Взяв у официантки стакан воды, я вышла на крыльцо особняка, обдумывая, что делать дальше. А какие имелись варианты? Ждать подругу не было смысла — она на дне рождения возлюбленного, к тому же с некоторого рода претензиями к нему же. С кем мне оставалось проводить остаток вечера? Аззан?! Елена?! Или, может, Тимофей?! Смех, да и только. Никогда больше не позволю себе пить крепкие спиртные напитки. Целоваться полезла... где были мои мозги?! Приняв окончательное решение ехать домой, я направилась в сторону парковки и набрала номер такси. Стоя у дороги и безуспешно пытаясь поймать сеть на телефоне, я нетерпеливо переминалась с ноги на ногу от вечерней прохлады. Каждый мой звонок неумолимо сбрасывался. 
«Да что же это такое?» — я начинала злиться. 
Тем временем за спиной кто-то плавно, точно на корабле, подъехал и притормозил. Я обернулась через плечо: перед глазами плыло ярко-голубое пятно — кабриолет. Броский автомобиль без крыши поравнялся со мной. Я тут же отошла в сторону и двинулась вдоль дороги, делая вид, что не узнаю водителя. Хотя Аззана спутать с кем-то практически невозможно — запоминающийся персонаж, надо сказать. 
— Николь, — позвал он меня. 
Прикрыв глаза и сделав выдох, я повернулась. 
— А, это ты, — бросила я, не останавливаясь. 
Парень смотрел на меня как собака на кость: его взгляд пылал чем-то диким и ненормальным. Я мысленно просила бога, чтобы мимо проехала хоть какая-нибудь машина. 
— Тебя подвести? — Аззан хищно сверкнул чёрными глазами, отчего меня передёрнуло. 
— Нет, я жду такси, — соврала я, на что брюнет склонил голову вбок и скептически усмехнулся. 
— Занятно, но врунишка из тебя никакая, — приподняв бровь, заметил он. — Тебе не кажется, что прелестным девушкам небезопасно гулять одним в столь поздний час? 
Больше не было смысла себе врать — я безумно боялась этого человека: он до трясучки меня пугал! Сердце панически набирало темп, а в ушах нарастал гул. 
— Всё нормально, — отмахнулась я, молясь про себя, чтобы он оставил меня в покое. 
Аззан хмыкнул и, остановив автомобиль прямо на проезжей части, вышел из него. Моё тело напряглось, как натянутая струна, ведь на дороге никого, кроме нас, не было. Он, несомненно, хорош собой, но интуитивно мне хотелось держаться от парня как можно дальше. Было в нём что-то звериное и неистовое — и это необъяснимо. 
— Садись давай, я тебя отвезу, — направляясь ко мне, произнёс он и, приподняв брови, ухмыльнулся: — Или ты боишься меня, малышка? 
Пульс взлетал, набирая обороты: сердце точно вырывалось из груди. Я видела по мужским глазам, как его забавляла моя реакция. Он подошёл ближе и потянул меня за локоть. Я дёрнула руку на себя, но он не отпускал. Почему здесь стало так невыносимо душно? Мне перестало хватать воздуха. Ноги предательски задрожали, а перед глазами замелькали воспоминания и картинки, словно я попала в галерею личного ада: человек в капюшоне бьёт меня по голове, а потом его скользкие мерзкие руки на моих бёдрах... Я начала сильнее вырывать руку, но Аззан вцепился мёртвой хваткой и потянул меня к машине. Окончательно запаниковав, я начала бить его ладошкой свободной руки. 
— Хорош ломаться, — прошипел он, больно сдавив сустав. 
«Нет! Я не позволю этому случиться снова!» 
— Отпусти! — закричав, я со всей силы ударила парня коленом в пах, отчего тот с тихой руганью сполз за землю. 
Я отшатнулась и попыталась отдышаться, но кислорода катастрофически не хватало. На бег не оставалось сил. И только увидев под ногами бликующий свет от фар, я поняла, что сзади к нам незаметно подкатила какая-то чёрная машина. Тонированное стекло опустилось: на месте водителя сидел Тимофей. Он невозмутимо взглянул сначала на трясущуюся меня, потом на Аззана, лицо которого было искажено злой гримасой. Черноволосый парень уже поднялся с асфальта и держался за капот. 
— Я со всеми попрощался, можем ехать, Николь, — спокойным тоном произнёс Тим как ни в чём не бывало. 
Я, не раздумывая, подбежала к машине и, чуть не потеряв сумку, запрыгнула внутрь. За спиной послышалось недовольное сопение Аззана: 
— Так бы и сказала сразу, что ждёшь другого, бешеная стерва! Ничего, ещё увидимся! 
Иномарка тронулась с места, пустынный городской пейзаж за окном пролетал всё быстрее. Пытаясь восстановить сбившееся от стычки дыхание, я закрыла глаза и откликнулась на спинку сиденья. Тут же навернулись слезы, и я, хлюпая носом, смахнула их рукой. Тимофей посмотрел на меня и без слов протянул пачку бумажных платков, а затем включил печку в машине, заметив, как я дрожу. Но вряд ли это от холода. Какое-то время мы ехали молча, и лишь успокоившись, я обратилась к нему. 
— Спасибо тебе, — искренне поблагодарила я, всё ещё шмыгая носом. 
«А что было бы, если бы Тимофей не появился и не подыграл?» — ужаснулась я. 
Парень чуть помедлил и начал: 
— Знаешь, это плохая компания. Они — нехорошие люди, — серьёзно произнёс он и, подумав немного, добавил: — Деньги портят людей. Не всех, конечно. Но многих. 
Я отвернулась в окно, погрузившись в раздумье. 
— Дело не совсем в Аззане, — зачем-то сказала я, и брюнет бросил короткий взгляд в мою сторону. Я продолжила: — Просто мне кажется, я превратилась в трусиху. 
Тимофей негромко спросил: 
— Почему ты так думаешь? 
Зачем я говорю это малознакомому человеку — для меня открытый вопрос. Возможно, я пришла к тому, что хочу обсудить произошедшее со мной. Но выбор собеседника для этого меня и саму немало поражал. 
Я с трудом сглотнула и ответила: 
— Наверное, потому что я перестала чувствовать себя в безопасности. 
Парень повернулся ко мне: 
— Сейчас ты в безопасности. 
«Я это знаю. Откуда-то». 
На какое-то время мы оба замолкли. Но от меня не ускользнул тот факт, что Тимофей вёл машину, не торопясь — было с чем сравнивать. Мне казалось, это могло значить, что он не заинтересован побыстрее закинуть меня домой и наконец отвязаться, как от надоедливой проблемы. 
Обдумывая всё сказанное Тимофеем, я первая нарушила тишину и вернулась к началу. 
— Зачем ты водишься со всей этой компанией, если считаешь, что Аззан и его круг общения плохие люди? — задала я вполне логичный вопрос. 
Парень не дрогнул. 
— Так надо, — не сводя глаз с дороги, ответил он и добавил: — Это нелегко объяснить. 
— Я не заставляю это делать. Просто непонятно. 
Парень снова мельком взглянул на меня. 
— Почему ты ушла? 
— С дня рождения? 
— С балкона, — ровный голос звучал по-особому низко. 
Зачем-то мои руки потянулись к волосам, делая вид, что поправляют причёску. Опять шалят нервы?! 
— Мне показалось, вам есть что обсудить с Еленой. 
Тимофей усмехнулся и то ли с удивлением, то ли с любопытством глянул на меня. 
— Так вы уже знакомы, — развеселился вдруг парень. 
— Ну если это можно так назвать... нас представил друг другу Илай, — поморщилась я, вспомнив момент первой встречи. — Так... она твоя девушка? — максимально безразлично выдавила я, и Тим улыбнулся.  
— Тебя это волнует? — лукаво прищурившись, он кинул взгляд в мою сторону. 
«Да, чёрт возьми! Меня с какого-то перепуга это волнует! А Елена дико бесит, — мысленно призналась я себе и прямо оторопела. — Один поцелуй, и ты, Николь, поплыла? Совсем рехнулась?!» 
— Кхм, — судорожно кашлянув, разгоняя снующие дурацкие мысли, и задрав подбородок, я добавила: — Разумеется, нет. 
Ну вот. Он теперь расплылся в самодовольной ухмылке. Наверняка со стороны я выглядела ужасно глупо и жалко. Больше чем уверена! 
Я лишь сейчас поняла, что машина проехала поворот, ведущий в мой район, и направилась в сторону гор. Тим повернул голову, бросив выжидающий взгляд на меня, но я абсолютно не возражала против небольшой поездки — совсем не хотелось возвращаться домой. 
«Или с ним прощаться не хотелось. — Вскользь посмотрев на водителя, я сердито отвела глаза. — Да что со мной такое? Внутренний голос, тебе пора заткнуться и перестать болтать об этом парне! Мы живём в современном обществе. Один поцелуй — ещё не повод влюбляться!»  
Чем дальше поднималась на возвышенность машина, тем сильнее у меня закладывало уши. Привычное дело: из-за перепада атмосферного давления. Но стоило незаметно зевнуть, как всё быстро нормализовалось. Тим свернул на небольшую смотровую площадку, откуда открывался невероятный вид на ночной город. Заглушив мотор, мы вышли из машины и уселись на ещё тёплый капот иномарки. Тимофей любезно принёс с заднего сиденья свою куртку и накинул мне её на плечи. Теперь я остро ощущала его пряный, немного амбровый и табачный парфюм, и мне это безмерно нравилось. Брюнет как-то совсем незнакомо и необычайно мягко улыбнулся, встретившись со мной взглядом, и осторожно сел рядом. Именно в такие моменты мне казалось, что это прорывается наружу настоящее лицо парня, а всё его напускное безразличие и нарочитая холодность — не более чем маска. Она есть у всех. Но Тимофей выбрал самую отталкивающую. Я не понимала, как он так долго мог прятать свою истинную чуткость и доброту? Однако ощущения рядом с Тимом были очень странные: мы не разговаривали, но прекрасно понимали друг друга. Будто в молчаливом царстве ночи существовали лишь я и он. 
Тысячи электрических огоньков, хаотично рассыпавшись по всему курорту, горели ярким золотистым пламенем, даря чувство небывалого единения с городом. Все недостатки скрылись под тенью бархатного неба, и теперь безлюдные улочки, высокие и низкие домики, пустующие сейчас магазины издалека напоминали мерцающую праздничную гирлянду. Это, должно быть, магия! Пока я наблюдала за ослепляющим пейзажем ночного города, все мои проблемы попросту растворились. И стало так легко дышать. 
— Тебе лучше? — наконец нарушил тишину парень. 
Я согласно закивала головой, не отводя взгляда от впечатляющей панорамы. 
Тимофей тихо добавил: 
— Мне показалось, тебе сейчас это необходимо. 
— И ты прав, здесь замечательно, — чуть смутившись, промолвила я и хмыкнула, — сегодня очень странный и насыщенный вечер выдался. 
— Совсем ничего хорошего не было? — заинтересовано заглянул мне в глаза парень. 
Я склонила голову набок и за распущенными волосами сама себе улыбнулась, чтобы этого не увидел Тимофей. 
— Кое-что было, — призналась я, прикусив нижнюю губу и вспоминая наш поцелуй. — Неожиданное... и хорошее, — я подняла томный взор на Тима. 
«Интересно, я до сих пор пьяна?»— у меня плохо получалось найти оправдание своей смелости. 
Уголки губ Тима дёрнулись в улыбке, и он приобнял меня одной рукой, а я, словно на автомате, положила голову на крепкое мужское плечо. Не хотелось ничего говорить, мне просто нравилось ощущать приятное тепло его тела. 
Взглянув на часы, парень слегка отстранился: 
— Нам не пора домой? Три часа почти. 
Как незаметно пролетело время! 
— Да, пожалуй. Уже очень поздно, — по правде говоря, с неохотой отреагировала я. 
Мы вернулись в машину и очень скоро заехали в мой двор. Я замешкалась, сама не зная, чего хочу от Тимофея под конец нашей спонтанной вылазки и как же правильно закончить этот вечер. Я совершенно не понимала, почему теперь при виде этого сероглазого брюнета моё сердце срывалось как с цепи. За несколько часов, проведённых с ним, у меня будто съехала крыша! 
— Мне нужно ехать. Проконтролировать, чтобы день рождения Илая закончился без эксцессов, — с толикой вины посмотрел на меня Тим. 
— Да-да, конечно. Это правильно, — засуетившись, я схватила свою сумку и потянулась к дверной ручке. 
Внезапно, словно поддавшись некому стихийному порыву, Тим резко схватил меня и, развернув моё лицо к себе, мягко коснулся губ, утапливая свои пальцы в длинных волосах. Сладостно отвечая на его порыв, лишь одной нахлынувшей нежностью я пыталась сказать, что он по каким-то абсолютно необъяснимым, а, быть может, и сверхъестественным причинам стал для меня чем-то большим, нежели я могла предположить. Каждое плавное движение губ связывало меня с ним всё туже, точно невидимыми нитями. Одно прикосновение Тимофея заставляло сжиматься в комок всё моё нутро. А от шокирующего понимания, что мне совсем не хочется с ним расставаться — кружилась голова. 
Парень медленно отстранился от меня и, ещё раз коротко чмокнув в губы, открыл бардачок, достал оттуда чёрную гелевую ручку, и щекотно написал свой номер телефона на моей ладошке. Затем поднял взгляд на меня и, подмигнув, улыбнулся. 
— Вот, если будет скучно, — прошептал он, поцеловав меня в щёку возле уха. 
Я в замешательстве смотрела в его светлые даже в темноте глаза, не понимая, как так получилось, что сейчас у меня в животе становится тепло от одного его присутствия. Я молча кивнула и вышла из машины. Направившись к ступенькам подъезда, за спиной я услышала, как в авто опустилось стекло. Я обернулась, решив, что позабыла что-то в салоне. 
— И кстати, — сказал Тим с загадочной ухмылкой, — с Еленой меня ничего не связывает. 
Тронувшись с места, уже через мгновение чёрный «мерседес» скрылся за поворотом. 
Поднималась я домой, по-идиотски улыбаясь. Прокручивая в голове все события прошедшего вечера, я первым делом кинулась к столу и записала номер с ладони в блокнот, чтобы случайно не смыть его водой или не стереть об одежду. Могла ли я предположить, что день рождения Илая окажется таким ошеломляюще безумным? Даже в самом смелом сне — нет. 
В постель я завалилась, не приняв душ: от каблуков нещадно гудели ноги. К тому же, если быть до конца честной, мне совсем не хотелось снимать одежду, ещё хранившую в себе дурманящий флёр мужского парфюма. Не заметила, в какой момент, но я перестала анализировать «как? почему?» всё произошло именно так. Зная меня, любой бы порядком изумился: да чтобы я с кем-то спонтанно поцеловалась?! В моей жизни обычно это целое событие, к которому долго и поэтапно шли отношения. А здесь всё изначально было неправильно. И насколько же прекрасно!  
Я лежала, глядя в потолок, и только и думала что о дымчатых глазах и мягких поцелуях Тима.  
«Я хочу увидеть его снова», — оттянув воротник платья и втягивая носом аромат его одеколона, окончательно призналась я себе. 

 



Арина Зозуля

Отредактировано: 08.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться