Невидимый свет

Я — проблема.

Последующие дни проходили ровно и спокойно, без каких-либо потрясений. Погода в Кисмет стояла солнечная и безветренная, и мы с Тимофеем каждый день выходили гулять. Я всё больше и больше проникалась очарованием этого маленького уютного городка. Для разнообразия мы даже стали посещать тренировки в клубе «Катана», и, на удивление, я быстро сдружилась с Климом. Он не раз показывал, как правильно бить с той или иной позиции. А почему бы и нет? Новый опыт никогда не бывает лишним. Да и в целом мужчина открывался с другой стороны: с виду грубоватый и глуповатый качок имел тонкую душевную организацию. И совершенно неожиданно, но у Клима завязались романтические отношения с молоденькой Сашей. Кстати, с ней мы тоже сблизились. Девушка только с виду колкая, как кактус. Чем чаще мы пересекались, тем больше она мне нравилась: честная, смелая, прямая, решительная. Я всегда хотела быть такой. Саша и я не раз вставали в дружеский спарринг, и девушка охотно делилась со мной, как правильно выкручиваться из различных захватов — после нашего боя она эти фишки выучила на пять с плюсом. Однажды мы даже вместе отправились в салон красоты. У меня не было в Кисмет подруг, у неё, как выяснилось, тоже. Так что, надо сказать, для меня это был приятный сюрприз — вдалеке от дома встретить хороших людей, которым можешь доверять. Саша и Клим абсолютно точно подходили под это описание — с каждой минутой, проведённой вместе, я всё больше в этом убеждалась. Хотя кто бы мог подумать при первой встрече, что так получится?! Что касается Тимофея, то он с лёгкостью вписался в здешнюю обстановку, как будто никуда и не уезжал. Об Аззане и его компании не было никаких вестей. Тимофей лишний раз не звонил Илаю, чтобы не подставлять. Как он говорил, «это на всякий случай». Но я понимала, что такой ответ предназначался мне лишь для того, чтобы я не нервничала. А вот с Кариной мы созванивались регулярно. Разговоры с ней оказывали на меня какое-то успокаивающее действие. Я сказала подруге, что пока не могу объяснить, почему нам с Тимом пришлось срочно уехать, но обещала поделиться с ней позже и с удовольствием слушала о последних событиях из её жизни. Учёба в университете уже началась, и я очень переживала, что пропускаю занятия. Благо мы с Кариной учились в одном заведении, и девушка старательно, как могла, прикрывала меня перед деканатом. Студентов, по-видимому, с первых дней нагрузили по полной программе, и подруга с головой ушла в конспекты и книги, потому как вчера и сегодня через раз отвечала на мои сообщения. 
В доме семьи Спирит новых конфликтов не возникало. Да, к слову, это фамилия Падших, у которых мы жили. Я случайно об этом узнала, когда столкнулась с сотрудниками клининговой компании на крыльце дома. Стало понятно, как суровой блондинке всегда удавалось выглядеть, словно модель, только что сошедшая с подиума, и сохранять маникюр без единого скола. Секрет прост — дома руками она не делала ничего, кроме готовки. Всю уборку уже несколько лет выполняла за неё фирма «Тотал-клин». 
С Аидой мы практически не пересекались, не считая тех редких вежливых диалогов сквозь зубы на кухне за общим столом. Так что вновь наговорить мне гадостей ей не представлялось возможным. С хозяином дома, напротив, мы сразу нашли общий язык и могли непринуждённо болтать весь вечер. Феликс, кажется, был рад видеть новое лицо в своём жилище. К тому же мне очень нравилось проводить время с Элли. По каким-то своим соображениям Аида была против того, чтобы девочка ходила в школу. С ней занималась сама мать. Но мы с Эллен часто рисовали в нашей с Тимом комнате и на улице за мольбертом. Для своих семи лет ребенок был очень сообразительный. Элли в прямом смысле слова схватывала всё на лету. 
— Это ты, — радостно сообщила девчушка, показывая на рисунок измазанным в синей акварели пальцем. 
Я наклонилась рассмотреть получше. Элли изобразила меня в пышном белом платье, точно как принцессу из сказки. 
— Ого! — искренне восхитилась я. — Очень здорово! Какое платье красивое! 
— Да. Свадебное. 
Подобная тема меня уже почти не удивляла, нежели в первый раз, в день нашего знакомства. Но всё же это было довольно любопытно. У ребёнка настолько чистая и непорочная логика: раз парень встречается с девушкой, значит, у них непременно должна быть свадьба. Это так мило. 
— Спасибо, солнышко, — я ласково чмокнула девочку в макушку. — Если мы с Тимофеем решим пожениться, я обязательно возьму твой рисунок и отнесу его к портнихе. Чтобы сшили именно такое шикарное платье, — по-доброму рассмеялась я. 
Девочка серьёзно взглянула на меня и отвернулась, выводя нарисованной мне ярко-жёлтую корону на голове. 
— Ты как мама. 
— Почему? — немного опешила я. 
— Мама тоже сомневается, что вы поженитесь. А я точно знаю, что свадьба будет. Папа говорит, что Тимофей никогда ничего просто так не болтает, в отличие от моего знакомого Фила из парка. 
«Что?! Неужели Тим что-то обсуждал с Аидой и Феликсом? Почему мне теперь так страшно? Он правда решил ради меня изменить всю свою жизнь...» — по телу побежали колючие мурашки. 
Я прошла по комнате, выглянула в коридор, убедилась, что никто не подслушивает, и плотно до щелчка закрыла дверь. Присев рядом с девочкой на край кровати и в задумчивости накручивая на палец прядь волос, я максимально безразлично выдавила: 
— А когда Тимофей говорил про свадьбу твоим родителям? 
— Я не помню. 
— А почему ты думаешь, что мама сомневается? — с осторожностью спросила я. 
— Потому что она поругалась с папой из-за этого. Сказала, что ты не подходишь Тимофею, — пожала плечами Элли. — А мне ты нравишься, — девчушка повернула голову в мою сторону, широко улыбнулась и трогательно обняла меня за талию. — Маме нужно время. Она обязательно поймёт, что ты хорошая. И красивая. 
Никогда бы не подумала, что поддержка маленькой девочки может быть настолько взрослой и так мне необходимой. Я обняла Элли в ответ и поцеловала в волосы. Она мой маленький друг и верный союзник в этом доме. 
Послышались лёгкие шаги. Тонкие шпильки размеренно цокали, разнося звук по всему второму этажу. В дверь настойчиво постучали и в комнату вошла Аида в кипенно-белой блузе с длинными рукавами и юбке-карандаш. Женщина задержала на мне неприязненный взгляд, и я выпустила её дочь из объятий. Не потому что испугалась — мне показалась неловкой сама ситуация. 
— Эллен, идём. У нас занятия, — женщина своим обычным тоном тут же заморозила пространство. 
Элли вздохнула, словно ей не хотелось никуда уходить, но беспрекословно послушала мать. Привычным движением девочка сложила рисунки и чистую бумагу в папку и направилась к двери. 
— Увидимся, Ника, — махнула рукой она, и я осталась в комнате одна. 
Свободного времени теперь было предостаточно. Тимофей возился с Феликсом в гараже, что-то переделывая в машине и убирая вмятины от тарана Тихона. Интересно, что глава семейства часто работал дома. Наверное, он не хотел лишний раз светиться в городе со своим вечно молодым лицом и отвечать на бесконечные расспросы бестактных людей. Не зная ситуации, меня бы, например, это тоже немало волновало. 
Побродив по комнате и от скуки порывшись на небольшой подвесной полке возле комода, я прихватила книгу в твёрдом качественном переплёте и завалилась с ней на кровать, листая страницы. 
— «Над пропастью во ржи» Джером Дэвид Сэлинджер. 
Я вспомнила, что знакома с произведением ещё со школьных времён. Довольно нудное чтиво, мне казалось тогда. Неплохо было бы перечитать его вновь, не зря же роман так популярен во всём мире. Некоторые книги с возрастом предстают совсем в ином свете и могут поистине удивлять. 
Неожиданно из середины издания выпал мятый листок. Я покрутила бумажку в руках: чёрные чернила были заметно состарившимися, и сколько этот обрывок пролежал в книге, не сказать даже навскидку. 
Провалившись в свои мысли, я вслух прочла текст: 
— «Если человек умер, его нельзя перестать любить, чёрт возьми. Особенно если он был лучше всех живых, понимаешь?» 
Почерк Тимофея я не знала, но какова гарантия, что книги его? Возможно, Феликс и Аида хранили тут что-то, ведь в этой комнате давно никто не жил. Единственное, версия, что это могла быть Элли, отпадала сразу — её почерк я видела неоднократно. Она иногда оставляла мне записки: «Я на улице, если хочешь, приходи, вместе порисуем» или «Я через час буду свободна, если хочешь, можем вместе заняться чем-нибудь». Она всегда писала с оговоркой «если хочешь». Вежливый ребёнок. 
После неожиданной находки читать книгу стало немного неудобно. Возможно, я случайно влезла во что-то слишком личное. Я приняла решение вернуть произведение на место и пойти поискать Тимофея. За несколько часов разлуки я успела сильно соскучиться. 
Переодевшись в серое трикотажное платье, вернее сказать, в длинную футболку Тима, которую нашла в комоде, я заплела набок небрежную косу и направилась к лестнице. Из приоткрытого окна доносились звуки: на улице кто-то оживлённо болтал. Я натянула ботинки и вышла на крыльцо. Тимофей стоял спиной к дому и хохотал над рассказом мужчины. Довольное лицо габаритного собеседника тут же повернулось в мою сторону, и я сразу узнала его. 
— Йоу, Ники! Привет! — Клим улыбнулся во все свои белые зубы и весело помахал. 
Поняв, что исправлять своё имя бесполезно, я уже давно перестала это делать и, рассмеявшись, подошла к парням. 
— Привет, Клим, — мы легонько стукнулись кулаками, как старые добрые приятели. 
— А я тут уговариваю твоего парня пойти посидеть в бар вечером, — мужчина кивнул в сторону Тима. 
— Мужской компанией? — вопросительно взглянула я на парней. 
— Нет, я Сашу возьму. И вы вдвоём, — Клим явно горел идеей провести время вместе. От волнения у него забавно раскраснелись щёки и уши. 
Тимофей театрально закатил глаза, качая головой. 
— А, вот как, с Сашей, значит, — я с хитрым прищуром улыбнулась мужчине. — Тима, ну ведь у нас правда нет никаких планов на вечер, давай пойдём, а? — взгляд котика был активирован, и брюнет сразу сдался. 
— Ладно, уговорили! 
Признаться, дома сидеть совсем не хотелось, тем более перспектива очередного ужина в компании злобной блондинки меня совершенно не вдохновляла. К тому же мне иногда казалось, что из-за нашего общения с Элли Аида стала разговаривать с ней строже обычного. 
— Круто! — Клим искренне радовался, восторженно глядя на нас. — «Династия», в девять. Я закажу стол. 
— Понял. До вечера, — друзья пожали руки, и Клим, прыгнув на свой спортивный мотоцикл, эффектно умчался прочь. 
Я прижалась к Тимофею, обвивая руками крепкую шею, и, встав на цыпочки, щекотно чмокнула парня в нос. Тим поморщился и чихнул, отчего мы оба засмеялись. 
— Смотри-ка, мы не зря прикупили мне платье, — подмигнув, я взяла Тима за руку и кокетливо потянула за собой в дом. 
Перекусив и приняв душ, мы приступили к сборам. Тима выбрал тонкий чёрный джемпер, соблазнительно подчёркивающий его рельефный торс, и простые синие джинсы, которые так же великолепно на нём сидели. Я даже начала беспокоиться, что на моего самого красивого парня на свете будет смотреть кто-то ещё. Брюнет слегка сбрызнулся туалетной водой, и я тут же расхотела куда-то идти. Желание было лишь одно: сорвать всю лишнюю одежду и до рассвета не выпускать парня из объятий. 
«Если б нас не ждали...» — закусив губу, расстроенно подумала я. 
Надев платье, я сделала вывод, что смотрится оно действительно потрясно, даже лучше, чем на примерке в магазине. И ремешок опять-таки был куплен не зря, с ним моя талия выглядела просто точёной. Выбор среди обуви отсутствовал, поэтому я привычно натянула свои любимые грубые ботинки и дополнила образ кожаной курткой. Волосы оставила распущенными, но прядки у лица убрала назад, заколов на затылке. Тёмными тенями поярче подкрасила глаза, создавая эффект плотной дымки. Для губ идеально подошёл нежный оттенок кремовой помады. Последний штрих – цветочный парфюм, и я развернулась лицом к Тимофею. 
— Ну? Как я тебе? — игриво надув губы, вопросила я. 
Парень с интересом пробежал по мне глазами сверху вниз и обратно и, с лукавой ухмылкой приобняв за талию, убрал за ухо прядь длинных шелковистых волос. 
— Кажется, я буду нервничать весь вечер. Ты просто загляденье, — любуясь, произнёс брюнет, а я почувствовала, как от смущения краснею. 
— Ладно, пошли уже, — застенчиво проговорила я, взяв свою небольшую сумочку, и мы отправились к автомобилю. 
Минут через двадцать, найдя нужное место с большой неоновой вывеской «Династия», которая освещала улицу ярче любого фонаря, Тим припарковал машину прямо у входа. Музыка была слышна даже снаружи — сильные басы буквально сотрясали землю под ногами. 
— Клим же про бар говорил? — с сомнением я покосилась на брюнета, но казалось, он был растерян не меньше моего. 
На входе с серьёзным видом нас осмотрела охрана и пропустила внутрь заведения. Сине-чёрный дизайн интерьера прослеживался во всём, в том числе и в форме официантов. Мы пробрались сквозь толпу танцующих людей к светящейся барной стойке в виде огромных красных губ и встретили там довольного Клима. Музыка играла слишком громко, и приходилось общаться чуть ли не криком. 
— О, вот и вы! — мужчина обнял меня и Тимофея. — Закажите пока выпивку в баре. 
Мы с сероглазым брюнетом недоверчиво переглянулись, но сделали заказ, полистав барную карту. Я выбрала мартини с соком, а парень, как и Клим, решил пить виски. К мужчине то и дело кто-то подходил, и он весело со всеми обнимался и жал руки. Наконец, в толпе показалась Саша: в ярко-оранжевом платье в обтяжку она обращала на себя внимание всех присутствующих. Судя по выражению её лица, девушка была в полнейшем недоумении от окружающей обстановки. Мы поздоровались сквозь грохочущий бит, и Клим тепло обнял её. Что-то сказав бармену, качок махнул нам рукой, призывая идти следом за ним. За танцполом обнаружилась неброская зеркальная дверь, ведущая вниз, и мы стали спускаться. 
Каково же было удивление, когда перед нами открылся ещё один зал. Круглые столики, стоящие по периметру, пустовали, потому что весь народ толкался у сцены. Белые и фиолетовые вспышки ослепляли глаза. Ритмичная музыка и живой звук пронизывали энергией от макушки до пяток. 
— Это «Демон Кит»? — пригляделась я к исполнителю. 
— О боже! Да! Обожаю! — Саша завизжала и радостно запрыгала на месте, точно как ребёнок, получивший долгожданный подарок. Довольно неожиданное и забавное зрелище, надо сказать. — Как ты узнал, что я люблю его песни? — девушка повисла у Клима на шее, а тот лишь польщённо расплылся в улыбке. — Николь, Тим? Пойдём танцевать? 
Я уставилась на брюнета. 
— Идите, мы тут присядем, — Тим коротко чмокнул меня в губы и забрал сумочку. Мы с девушкой, взявшись за руки, чтобы не потерять друг друга в толпе, поспешили окунуться во всеобщее веселье, подпевая хорошо известную нам песню. 
Людей тут было не так уж и много, в отличие от обычных концертов. Скорее всего, это какой-то закрытый клуб, куда пускали далеко не всех. Клим очень постарался угодить своей новоиспечённой пассии, и ему это явно удалось. На Сашином лице сияла торжествующая улыбка. Несколько песен мы прокричали во всё горло, практически сорвав голос. Было очень жарко, и я допила свой мартини. Танцы стали легче и раскованнее. Окончательно расслабившись, я слилась с музыкой воедино. Сзади почувствовала, как мужские руки мягко прижимают меня к себе и плавно выводят причудливые узоры по моему животу. Знакомый запах околдовывал, мы ритмично двигались в одном темпе, как вдруг я кинула взгляд в сторону и встретилась с круглыми от удивления глазами Тимофея — он мирно сидел за столиком. Опешив, я резко развернулась и оттолкнула от себя человека, с которым только что так фривольно танцевала.  
«Как я могла спутать? Решить, что это Тимофей?» — в ужасе думала я, видя, как разъярённый Тим, словно бешеный бык, стремительно приближается к нам, попутно расталкивая людей. 
В эту секунду я моментально протрезвела и со всех ног кинулась наперерез брюнету, пытаясь успокоить и отвлечь внимание. Хватая его за всё, до чего получалось достать, я старалась остановить то, что могло разгореться из-за моей досадной оплошности.  
— Нет! Тима! Не надо! Он обычный парень, решил подкатить к девушке. Это я спутала — подумала, что это ты! Это только моя ошибка! — я безуспешно ловила свирепый взгляд. Только драки ещё не хватало! 
— Что ты хочешь? — незнакомец с вызовом обратился к Тиму, и в дымчатых глазах тут же вспыхнул огонь. 
«Болван! Ты не облегчаешь ситуацию», — внутри негодовала я, глядя на незнакомца. 
С виду парень был немногим старше Саши. Стильно одетый блондин. Дорогие часы на руке, тёмные очки на голове и природная дерзость в манерах. К подобным стычкам он явно привык. А самое ужасное — он пользуется тем же одеколоном, что и Тим. 
Саша, как и я, растерянно смотрела на парней. Похоже, она пропустила самое интересное — всё то, что я недавно случайно себе позволила. Как же вовремя подскочила широкая фигура нашего друга и преградила путь парням, не давая им сократить дистанцию. 
— Чувак, остынь! Ты его убьёшь, — Клим тряс брюнета за плечи, а я так и не отпускала его руку. — Пойдём. Ничего не случилось. Это недоразумение, — но мой любимый продолжал испепелять взглядом самоуверенного типа. 
Парень, который и так по уши вляпался, не останавливался: 
— Слышь, бычара. Драться с тобой я не буду. Если есть тачка, можем решить вопрос на дороге. 
Да он свихнулся! Думаю, этот наглец не понимал, с кем связывается. 
Клим ткнул указательным пальцем парня в грудь: 
— Ты в себя поверил, малыш? Иди куда шёл. 
Как можно быть таким глупым?! Нарываться на незнакомого человека. Даже причины весомой-то не было! Возможно ли, что он специально провоцировал? Сейчас я не могла нормально анализировать происходящее и не на шутку запаниковала. Больше всего не хотелось, чтобы Тимофей попал в неприятности из-за меня. Снова! Внутри нарастала тревога, а сердце отчаянно вырывалось из грудной клетки. Ругая себя за потерю бдительности из-за дурацкого алкоголя, я чувствовала себя абсолютно беспомощной. 
Тимофей меня не слышал, и я что есть сил прокричала ему в самое ухо: 
— Хватит! 
Светловолосый паренёк лишь самодовольно ухмыльнулся и, склонив голову набок, приподнял брови, наблюдая за Тимом: 
— Ты за своей девчонкой прятаться будешь? 
Только я набрала в лёгкие воздуха, чтобы вновь встрять в этот бестолковый диалог, как Тимофей шагнул вперёд и со спокойной холодностью, как он умел, произнёс: 
— Если выиграю я — ты отдашь мне свою машину. В качестве извинений. 
Незнакомец удивлённо отшатнулся, прищурив глаза, по-видимому, обдумывая предложение, и сухо фыркнул: 
— По рукам. 
«Какого...» — у меня закончились цензурные слова, остались одни ругательства. 
 



Арина Зозуля

Отредактировано: 08.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться