Невидимый свет

Важный подарок.

— Ника! — не успела я хлопнуть дверью автомобиля, как девочка повисла у меня на талии, чуть не сбив с ног. Я нежно обняла её в ответ и потрепала по голове, слегка распушив косички. 
Тимофей, чуть задержавшись, вышел вслед за мной из машины. Элли тут же подбежала к нему, и парень ловко подхватил девчушку на руки, кружа в разные стороны не хуже карусели. 
— Эй, привет, совёнок, — ласково поздоровался Тим. — Соскучилась? 
— Да! По вам обоим! — у девочки радостно светились глаза, как два ярких фонарика. 
Боковым зрением я заметила, что на крыльце показался Феликс. Как и прежде, выглядел он безукоризненно: в классических отутюженных серых брюках и светлой однотонной рубашке. Его манера одеваться даже дома в изумительные мужские костюмы лишний раз как бы напоминала о респектабельности и статусе главы семьи Спирит. Широко улыбаясь, он помахал нашей шумной компашке, и мы бегом, попутно играя то ли в догонялки, то ли марафонцев, домчались до дверей дома. Феликс тепло обнял сначала меня, потом Тимофея.  
— Рад снова видеть, — приглашая жестом в дом, лучезарно ослепил улыбкой мужчина. Интересно, все члены семьи были в курсе про наш недолгий разлад? 
— Взаимно, — вежливо ответила я и прошагала внутрь жилища, вдогонку за Тимом и Элли.  
Оставив новые сапожки у входа, я прошла в зал. В помещении вкусно пахло домашней едой: чем-то мясным и, кажется, сырным, вынуждая мой желудок нецензурно громко бурчать. В последние дни режим питания сбился напрочь, и я чуть ли не всё время чувствовала лёгкий голод. Обведя рассеянным взглядом присутствующих, я уселась рядом с брюнетом на мягкий диван, а Элли устроилась с другой стороны от меня, довольно улыбаясь. Мужчина одним лёгким движением захлопнул ноутбук, по-видимому, решив сделать паузу в работе, и устремил своё внимание на нас. 
— Погода сегодня просто чудо. Осень, судя по всему, передумала отдавать бразды правления зиме. 
Тимофей кивнул: 
— Это к лучшему. Не люблю холод. 
— Кто ж его любит?! — риторически поинтересовался хозяин дома и усмехнулся. 
Я была прямо уверена, что они могли так считать лишь потому, что в их жизни не встречалась по-настоящему волшебная зима. И дело, между прочим, вовсе не в холоде и замёрзших щеках и ладошках, а в тех неповторимых эмоциях счастья, которые так щедро дарит зима. Но очень важно, чтобы в этот момент рядом был правильный человек. Я ещё обязательно покажу Тимофею зиму, да такую, о которой он будет вспоминать в течение долгих лет с лучистой и ностальгической улыбкой на устах. 
В корне не согласная с услышанным, я возмутилась: 
— Как же так? До Нового года осталось чуть больше месяца. Какая же зима и праздник без снега?! 
— Да! — подтвердила Элли, задорно округлив глаза. 
Все с пониманием улыбнулись, и я притворно заговорщицки прошептала девочке, прикрыв ладонью рот, но чтобы все остальные слышали: 
— Они просто боятся проиграть нам в снежки. 
Элли хихикнула, а Феликс, облокотившись на колени, подметил: 
— Надеюсь, у вас будет возможность это доказать. 
Он весело подмигнул дочери, и та восхищённо просияла.  
Я обожала Элли за её непосредственность и несхожесть с современными детьми, которых ничего в жизни не интересовало, кроме новых гаджетов и покупок всякой ерунды в магазине. Её простота и умение радоваться заурядным вещам дарили мне веру во что-то хорошее. Она смотрела на реальность своими не запятнанными вседозволенностью глазами. И почему-то меня это безумно подкупало и безвозвратно очаровывало. И хотя шансы на то, что в наших краях пойдёт снег, с каждым годом стремительно падали, мне почему-то очень хотелось иметь возможность продемонстрировать ребенку, какая волшебная зимняя сказка может быть в хорошей компании. Что ж, я, конечно, тот ещё романтик. 
Сзади раздался знакомый мелодичный голос, который обманчиво напоминал своей красотой песню: 
— Добрый день, — в привычной маске вежливости и добродушия появилась Аида, развязывая фартук на шее. — Рада видеть, — женщина наклонилась и поцеловала Тимофея, едва касаясь щеки. — Николь, — любезно кивнула она, быстро посмотрев на меня, и перевела взгляд на мужа. — Я приглашаю всех в столовую. Ужин готов. 
Все, поочерёдно помыв руки душистым мылом, уселись за стол. Меня что-то беспокоило, но я не улавливала что конкретно. Возможно, я просто привыкла ждать чего-то нехорошего от хозяйки. Показное радушие вызывало лишь недоброе предчувствие и лицемерное послевкусие. С чего это вдруг женщина такая приветливая? Находиться в выжидающей позиции, готовой к оборонительной линии, стало обычным состоянием в присутствии блондинки. Я даже вздрогнула от неожиданности, когда Тимофей аккуратно протянул руку под столом и дотронулся до моего колена сквозь упругую ткань чулок. Он всмотрелся в лицо с немым вопросом в глазах, и я покачала головой, давая понять, что всё в порядке. Радовало одно — скоро мы вернёмся домой, и я надеюсь, долго, а лучше — никогда, мне не придётся видеться с притворством в лице этой женщины.  
Аида, приклеив красивую улыбку к нежно накрашенным губам, вынесла блюдо с запечённым мясом и картофелем под соблазнительной сырной корочкой. Ловко разложив по тарелкам еду, все приступили к её уничтожению. Не могу не признаться вновь, что готовила она как богиня половников. Мясо таяло во рту, оставляя привкус нежных сливок и сыра. Тимофей вопреки безуспешному возмущению дополнительно положил в мою тарелку салат со странным кисловатым соусом и пару рулетиков из баклажана с помидором, тофу и свежей зеленью. Мой разыгравшийся аппетит позволил ненадолго забыть об Аиде и её косых взглядах, хотя даже к ним я уже привыкла и так остро, как раньше, не реагировала. Какое-то время мы провели в тишине, нарушаемой лишь приглушённым стуком вилок о поверхность тарелок. Изредка молчание прерывалось фразами, произнесёнными для поддержания вежливой беседы на отвлечённые темы.  
— Красивое украшение, — обратилась вдруг ко мне женщина. 
От неё вообще ничего невозможно утаить?! Аида обладала суперспособностью замечать любую мелочь! Хотя сидела дама слева от меня — по центру стола, и правую сторону руки с кольцом ей даже не было видно. Как ищейка, ей-богу, нюх как у собаки. 
— Спасибо, — подавив приступ нервного кашля, ответила я. 
— Очень необычный камень, — женщина подала мне руку, вытянув через стол своё изящное запястье, призывая сделать то же самое. — Можно посмотреть поближе?  
Я почти поверила в её дружелюбие, но амбре от очередного подвоха так просто не спрячешь. Я бросила быстрый взгляд на остальных присутствующих — все смотрели на меня. 
— Это очень личный подарок, — натягивая длинные рукава свитера на пальцы, ответила я, чувствуя, как заливаюсь румянцем.  
Хотелось уменьшиться в размерах, чтобы отвести внимание от себя и этого разговора. Я словно оказалась за школьной партой, не выполнив домашнее задание, а строгий педагог ждёт моего ответа у доски. Блондинка же лишь прищурилась и кивнула в знак отступления. Но я не могла противиться себе — меня раздражали её показные ужимки. 
— Мам! — Эллен отвлекла Аиду от разговора. Как же это вовремя! — А когда будет пирог? 
— О, сегодня пирог? — Феликс промокнул салфеткой губы. 
Красивая блондинка мило ухмыльнулась, явно довольная собой: 
— Да, это был небольшой сюрприз. Тимофей всегда очень любил этот пирог с брусникой. 
— Точно! — вспомнил парень. — Я уже почти забыл, какой он на вкус. 
Феликс сыто, словно домашний избалованный котяра, улыбнулся и откинулся на спинку стула: 
— Милая, может, тогда уже приступим к десерту?  
— Ура-а! — обрадовалась девочка.  
Аида расцвела в объятиях похвалы. 
— Хорошо, поставлю чайник, — промурчала женщина и скрылась из виду. 
У Феликса вдруг зазвонил телефон, и он, извинившись, вышел из-за стола и прошёл в гостиную. Элли залпом допила яблочный сок из стакана, очищая посуду, чтобы быть полностью готовой к десерту.  
И вдруг серьёзно сказала: 
— Ника, я скучала по нашим совместным занятиям. Одной рисовать не так весело. 
Тимофей устало потёр висок и заметил: 
— Вы всего-то пару дней не виделись. 
Элли по-взрослому перевела на парня выжидающий взгляд. 
— И что это меняет, скажи мне на милость? 
Я еле сдержалась, чтобы не рассмеяться. Что-то мне подсказывало, что это мамины словечки. Ну манера говорить — так уж точно. Оставалось только надеяться, что она не все её повадки старается копировать. Тимофей же лишь едва удивлённо приподнял брови.  
Элли с невозмутимым видом продолжила: 
— За эти пару дней я и поняла, что мне не хватает компании Ники. 
Я прикусила губу, обдумывая мысль о нашем возвращении домой, и решилась её озвучить. Это было справедливо.  
— Мне приятно, что ты скучала по нашему совместному досугу, — аккуратно начала я и, переглянувшись с брюнетом, продолжила: — Я тоже скучала, но... судя по всему, мы скоро возвращаемся домой, — извиняющейся интонацией произнесла я. — Но ты сможешь приезжать к нам в гости. И мы тоже будем стараться находить на это время. И обязательно обменяемся номерами, хорошо?  
Я говорила с таким показным воодушевлением, что даже скулы свело от растянутой улыбки. Но я вправду очень не хотела расстраивать девчушку и потому смягчала ситуацию как могла. 
«Нет, нет, нет, только не это лицо», — про себя повторяла я, увидев вселенскую грусть в глазах ребенка. Но я же не могла обещать всегда проводить с ней время. Это была бы обидная ложь. 
С кухни раздался голос: 
— Эллен, пожалуйста, помоги носить тарелки! 
Девочка сползла со стула и понуро потопала на голос матери. Вот вроде я сделала всё правильно — была честна, но в душе стало паршиво. Я взглянула на Тимофея, внутренне ощущая необходимость в поддержке.  
— Зря я это сказала? — огорчённо выдавила из себя я. 
Парень погладил меня по ноге и с пониманием в голосе негромко ответил: 
— Рано или поздно нам всё равно придётся уехать. Хуже было бы, если бы прямо в день отъезда перед фактом её поставили. 
— Ну да, — вздохнула я. 
Тимофей одним плавным движением загрёб меня в свои богатырские и успокоительные объятия, поцеловал в лоб и отстранился, потому что в столовой появились Элли и Аида. Они принесли в тарелках нарезанные кусочки пирога, заполняя всё пространство столовой ягодным кисло-сладким запахом. Мне достался довольно большой кусочек. И хотя мне казалось, что я уже наелась на неделю вперёд из-за заботливого Тимофея — устоять перед выпечкой не смогла. 
— О, этот знакомый аромат! — Феликс тут же нарисовался в проходе и вернулся на свой стул. 
— Крышесносно, — жуя с аппетитом первый кусок, пробубнил Тим. 
Хихикнув, я последовала его примеру и через секунду словно попала в ягодный рай. Если бы я только могла, обязательно бы выпросила у вредной блондинки рецепт, а может, даже и предположила бы выкупить. Даже Элли вроде повеселела и несколько раз мне улыбнулась, за что я была несказанно ей благодарна. Удивительная поездка в Кисмет! Несмотря ни на что, я была безумно счастлива, как сложились обстоятельства.  
После ужина, поблагодарив за вкуснейшие яства, все лениво разбрелись по комнатам. Я вышла из ванной, а Тимофей зашёл следом в тёплое помещение, включив горячую воду. Наконец я смогла примерить свою новую шёлковую пижаму, которая лежала в пакете вместе со всеми подарками. Приятная к телу, абсолютно белая, и только мокрые волосы тёмной россыпью спускались по плечам, оставляя влажные следы. Я перекинулась несколькими короткими сообщениями по телефону с мамой и Кариной и, удостоверившись, что у всех всё хорошо, расстелила кровать. Закинув ноги на стену, я валялась на чистой мягкой постели, вспомнив про то, что ещё не рассказала парню про Дена. Но поток мыслей прервал тихий стук в дверь. 
— Тима? 
Дверь слегка приоткрылась, и в неё протиснулась маленькая детская головка: 
— Нет. Это я, — заглянула в комнату Элли. 
Я опустила ноги на постель и поднялась с кровати, подходя к ребенку и открывая дверь шире. 
— Милая, что-то случилось? — забеспокоилась я. Раньше она так поздно к нам не заходила. 
— Нет. Я просто подумала и хочу, чтобы она была у тебя, — девочка протянула листок бумаги. Вопросительно сверкнув глазами, я молча развернула рисунок — это была та самая ожившая в лесу собака! — Пусть она тебя охраняет. Даже когда вы с Тимофеем уедете. 
Как же приятно стало на душе! Милый детский подарок, но с каким смыслом! 
— Ты не будешь по ней скучать? 
— Уже нет. У меня теперь есть много разных животных, — пожала плечами Элли и радостно улыбнулась. 
— Правда? 
— Ага.  
— Ну ты поосторожнее с этим, ладно? — я нежно погладила ребенка по голове, и она согласно кивнула. — Спасибо за подарок, мы подружимся, — улыбнулась я и встретила объятия Элли. Я успокаивающе слегка похлопала малышку по спине и постаралась подбодрить, — эй, мы не завтра уезжаем. Не надо со мной прощаться. Я ещё тебе надоесть успею, — усмехнулась я и была вознаграждена ответной улыбкой.  
Дверь напротив раскрылась, и в проходе показался Тим в одном лишь белом полотенце на поясе. Из ванной комнаты пахнуло морским бризом и чем-то цитрусовым.  
Элли оценивающе осмотрела парня с ног до головы и равнодушно подметила: 
— Хоть бы оделся. Тут вообще-то леди. 
Я и Тим переглянулись и чуть не рассмеялись в голос.  
Повторяя за Элли внимательный взгляд снизу вверх, кашлянув в руку, я подтвердила: 
— Ну а что?! Замечание по делу. 
Тимофей фыркнул и скрылся на несколько секунд за дверью ванной комнаты и появился уже одетый в махровый халат. 
— Все леди довольны? — изогнув бровь, с усмешкой он обратился к девчушке. 
— Удовлетворительно. 
Тим сел на корточки перед малышкой: 
— Совёнок, а ты почему не спишь до сих пор? 
Элли выразительно посмотрела на меня и ответила Тиму: 
— У меня было дело к Нике, — неторопливо удаляясь по коридору, Элли добавила, вздохнув: — Ох уж эти любопытные мальчишки. — Сворачивая за угол, она махнула рукой: — Спокойной ночи. 
— Спокойной ночи, — хором ответили мы. 
Зайдя в комнату, я закрыла дверь на замок и, кинув изучающий взгляд на переодевающегося парня, прыгнула в кровать, приняв позу нескромной звёздочки с растопыренными конечностями. 
— Мне кажется, у Элли появляются повадки её мамы, — протянула я, сунув ладошки под подушку.  
Тимофей, одетый в одни чёрные боксеры с крупными буквами на поясе, повернулся лицом и шмыгнул под одеяло, приближаясь ко мне. Его прохладные пальцы пробежались по чувствительной коже спины под тканью пижамы и продолжили неторопливо поглаживать. 
— Тебя это беспокоит? — еле касаясь губами моей шеи, тихо спросил парень. 
— Не то что бы, — мои руки так же бездумно бродили по плоскому животу брюнета, поднимаясь к груди, — но если Элли будет копией Аиды... две Аиды вместе не уживутся, — подумав, грустно вздохнула я. 
Тимофей прижал меня к себе, и я уткнулась носом в его плечо, втягивая приятный свежий аромат. 
— Не думай об этом. Феликс серьёзно настроен, хочет уговорить Аиду, чтобы Элли ходила в школу, как все дети. Будет общаться с другими людьми, тогда и мать копировать перестанет. — Тим замолчал и, подумав, добавил: — Хотя раньше я за ней такого не замечал. 
Я подняла глаза на парня, и хотя в темноте было почти не видно лица, я чувствовала его ответный взгляд на себе. 
— Надеюсь, у неё всё будет хорошо.  
— Обязательно, — успокоил Тим.  
Я нащупала пальцем своё новенькое прохладное кольцо и невольно улыбнулась, прижимаясь к сильному мужскому торсу. Чувствуя ровное дыхание где-то в волосах, я окончательно расслабилась. И от тепла мирно обнимающего меня Тимофея глаза тут же закрылись, стремительно унося мой разум в царство Морфея. 

 



Арина Зозуля

Отредактировано: 08.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться