Невидимый свет

Муки выбора.

То ли сказалась долгая и эмоционально насыщенная прогулка на свежем воздухе, то ли очередной стресс, но я отключилась едва ли не сразу, как голова коснулась подушки. Наблюдая за ярким сном с кучей мороженого и разноцветных драже, я уплывала от реальности всё дальше. А в следующее мгновение зачем-то открыла глаза, пытаясь понять, что же нарушило мой безмятежный сон. 
В абсолютной темноте, лежа на правом боку, я попробовала нащупать Тима, но оказалось, что в постели я одна. Я сосредоточенно всмотрелась сквозь мрак комнаты, и у окна обнаружила тёмный контур мужского тела. Проморгавшись, я убедилась, что мне это не кажется. Стараясь не издавать лишних звуков, я сползла с кровати и подошла к Тимофею. Он продолжал стоять лицом к окну, о чем-то отрешённо раздумывая, глядя на нагой лес, укутанный молочной пеленой тумана. Я аккуратно обняла крепкую фигуру сзади, мягко прижавшись щекой к литой спине. Тим помедлил, но ответил, подтянув моё запястье к себе. Спать хотелось неимоверно — глаза слипались, но ещё больше я хотела забрать хоть маленькую часть переживаний, которые так тяготили брюнета. Тимофей ласково провёл губами по моей ладони. Его тёплое дыхание контрастировало с прохладой в помещении. Я лишний раз мысленно поблагодарила парня за его подарок — пижаму с длинными рукавами и штанами. 
— Всё хорошо? — хрипло после сна спросила я.  
Парень развернулся всем телом, перехватывая руки и цепляя их себе на шею. Уткнувшись лицом в мои распущенные волосы, брюнет едва слышно вздохнул. 
— Угу, — заверил парень. — Просто не спалось.  
«Врун». 
Я ласково погладила Тима по голове и немного отодвинулась назад, чтобы заглянуть в его лицо. 
— Может, поговорим? — всматриваясь в чёрные тени вместо глаз, успокаивающе прошелестел мой голос в неподвижной тишине. — В прошлый раз плохо кончилось, когда ты держал всё в себе, — вкрадчиво напомнила я. 
Тим протяжно вздохнул, беря в толк, что правда на моей стороне. И выпустив меня из объятий, не торопясь, вернулся в постель, тихонько сев на неё. Похоже, парень не горел желанием включать свет. Возможно, это имело смысл — в темноте гораздо легче обнажаться. Во всех смыслах этого слова. Я же, сохраняя расстояние, осталась стоять у окна, облокотившись на узкий подоконник.  
Брюнет не сразу заговорил. А я не торопила. 
— Я не ожидал, что с Аидой не смогу договориться, — еле слышно обронил парень, и я заметила, как он мельком взглянул на меня, встретив лицом лунное свечение из окна. — У неё своя правда. Это уже не нормально — патология какая-то. Её разум словно одержим идеей. Не слышит ничего. 
Парень устало упёрся локтями в колени и запустил пальцы в короткие волосы. Слишком странный и дёрганый жест. Я не сразу решилась сделать шаг, но, кажется, Тим понял мои намерения и не остановил. Когда я наконец крадучись подошла ближе, брюнет, не поднимая лица, обнял меня за талию и уткнулся лицом в грудь. Я прижала его к себе так крепко, как только могла. Ощущая вибрации тягостной печали вперемешку с привкусом предательства, я была готова в этот момент быть для него кем угодно. Хотелось забрать всё плохое, чтобы ему стало легче. Душевные терзания любимого человека ощущались даже острее, чем когда-либо свои собственные.  
«Он не шутил, когда сказал, что любит их как родителей, только без “наверное”», — горько вспомнила я слова парня. 
Набравшись смелости, я нервно выдохнула и призналась: 
— Я знаю, Тима. Всё знаю. Я слышала часть вашего разговора.  
Парень ничего не произнёс, его уже давно не изумлял мой дар совать свой длинный нос куда не следует. Он лишь усадил женскую фигуру к себе на колени, и я обняла его, сплетая пальцы на шее. Казалось, он немного успокоился, дыхание стало ровнее. Всё же когда говоришь вслух о том, что мучает — всегда становится чуточку легче.  
Тим покачал головой: 
— Я сказал, что завтра мы уедем, — он кисло усмехнулся, — хотя ты это знаешь.  
— Угу, — подтвердила я. 
Тим мягко провёл рукой по моему бедру, будто успокаивая. 
— Если Илай вне игры, думаю, нам ничего не угрожает. Все поняли, что у нас есть авторитетные защитники в Фейтфоле, а значит, Аззан на рожон не полезет. Гектор наверняка просто перестраховывается.  
Я согласно кивнула. 
— Гектору спасибо огромное. Он так помог! 
— Это точно. Вдвоём нам с Аззаном было бы не потягаться. — Парень цокнул, вдруг о чём-то вспомнив, и удручённо вздохнул, — совсем забыл, Гектор же попросил завтра машину перегнать покупателю. 
Я легонько провела ладонью по коротко стриженым волосам: 
— Далеко надо ехать? 
— Километров триста с небольшим в одну сторону. И быстро не проедешь — машина не обкатанная. 
По факту нам некуда спешить. А Аида вполне сможет потерпеть меня ещё несколько часов. Ей придётся. 
— Ну и ничего страшного, — одобрительно кивнула я. — Перегони, раз надо. Он бы не просил, если бы мог обратиться к другим людям, — подметила я и напомнила, — у него много сотрудников. Да и тот же Тэш хорошо водит. Знаешь, как говорит моя мама?! — спросила я и, не ожидая ответа, процитировала мать: — «Если у тебя есть друг — это счастье. А если твой друг нуждается в тебе — это шанс. Шанс показать ему, как ты счастлив, имея такого друга, как он». 
На лице парня появилась неуловимая раздумчивая полуулыбка, и он озвучил свою мысль: 
— Мудрая мама. 
Похоже, я засияла и добавила ко всему прочему: 
— Пока ты будешь гнать машину, я соберу вещи, приготовлю что-нибудь в дорогу пожевать. И к вечеру мы сможем выдвинуться. 
Тимофей пересадил меня на кровать и, подойдя к окну, задёрнул шторы. После этого он вернулся в постель, и мы вместе, как птенчики, улеглись рядом. 
— Да. Сделаем, как ты говоришь, — согласно кивнул брюнет. — Гектор правда отличный друг, причём очень много прощающий. Да и Аида уже наверняка слышала об этой его просьбе. Я упоминал как-то об этом за ужином. Главное, чтобы наше возвращение прошло хорошо... 
Положив на плоский мужской живот руку, я приобняла Тима, и он, не заставляя ждать, ответил тем же. 
— Уверена, всё так и будет, — с показным расслаблением выдохнула я и чмокнула Тима в шею.  
«Осталось самой в это поверить». 
 



Арина Зозуля

Отредактировано: 08.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться