Невидимый свет

Жажда мести.

«В записке не было Эллиной привычной фразы “если хочешь”. Это такая явная подстава», — корила я себя за фатальную невнимательность.  
Делая шаг назад и видя, как тёмные тени приближаются со всех сторон, окружая, как затравленного зверя, я думала только о том, какая же я дура. Парни могли даже не заметить моего отсутствия, ведь они увлечённо готовили машину к поездке. Тим... он бы убил меня, узнав, во что я вляпалась. Я побежала на выручку Элли, никого об этом не предупредив. Идиотка. 
Кровожадный оскал прилип к губам Елены — она получала нескрываемое удовольствие, наблюдая за моим испуганным лицом. Её повадки хищного животного прослеживались в кошачьей пластике.  
— Ну, здравствуй, мышка, — процедила она, ухмыляясь. 
— Как ты нашла нас? — с опаской озираясь по сторонам, спросила я. 
Елена самодовольно хмыкнула. 
— Ты думала, что вы сможете вечно прятаться от нас с братом? 
Не отводя взгляда, я рассматривала девушку, пытаясь уловить её настрой. 
— Чего ты хочешь? 
Девушка лишь рассмеялась, а в это время круг из теней сужался. Я, стоя в оцепенении, забыла, как дышать. Их было не меньше двадцати! Лицо собеседницы осветила луна, даруя ей устрашающий облик.  
— Я тебя прикончу, — прошипела она и сделала шаг навстречу.  
Внутренний голос отчаянно завопил: «Беги!», и я, поддавшись инстинкту самосохранения, со всей силы оттолкнула от себя девушку и побежала прочь, не разбирая дороги. Ноги сами несли меня, а животный страх подгонял, застилая глаза мутной дымкой. Кровь пульсировала в ушах так, что я не слышала ничего, кроме быстро приближающихся шагов за спиной. Окружающая обстановка провалилась в непроглядный мрак, пугая и запутывая всё больше. Я не знала, сбилась я с пути или нет, в нужном направлении я несусь сломя голову или углубляюсь дальше в лес. Не было времени думать — липкий страх вонзил в мою спину свои острые когти. Словно обезумевший зверь, я мчалась вперёд, не чувствуя усталости. Влетев во внезапно выросшее на пути дерево, я сильно изодрала рукав куртки, даже поцарапала кожу. Цепляясь всем, чем можно, за ветви, я сохранила равновесие и смогла устоять на ногах. Но это не помогло: частое дыхание, преследовавшее мой затылок, молниеносно настигло и тут же бросилось в бой. Елена вцепилась, как гиена, повалив меня на землю. Инстинкт выживания активизировался по максимуму, и я что есть мочи размахивала кулаками, отбиваясь от опасной соперницы. Она оказалась тяжелее Саши и сильнее, чем я могла предположить. Через несколько минут ожесточённой схватки я чувствовала, что вымоталась, а красноволосая свирепая стерва, воспользовавшись моментом, сцепила пальцы на моей шее, вжимая голову в холодную землю. Попытки сопротивляться становились слабее, а в ушах зазвенело от нехватки воздуха. Я боролась до последнего, но с каждой секундой силы предательски покидали меня. Перед глазами яркой рябью замелькали звёздочки, но я видела, как Елена злорадно ухмыляется.  
«Собака?» — в полусознательном состоянии пыталась я анализировать увиденное. 
На девушку что-то налетело, сбив её с меня, как кеглю в боулинге, и они в суматошной борьбе покатились по сырой тропе. Кто-то громко и хрипло кашлял, и только через пару секунд, когда уши снова стали слышать, я осознала, что эти звуки вырывались из моих лёгких. Тимофей оттащил меня в сторону, проверяя, цела ли я. Это не галлюцинация — он здесь! Он пришёл ко мне! От радости я бросилась парню на шею. Шумно втягивая носом воздух, я начала искать глазами Елену. Девушка лежала в стороне, отбиваясь от крупной собаки: та вцепилась ей прямо в плечо и предупреждающе рычала. К моему огромному удивлению, это был золотистый ретривер с подаренного Элли рисунка! Нащупав ладонь Тима, я лишь сейчас посмотрела по сторонам. Все ребята были в сборе: Саша, Клим, Гектор, Тэш, как, собственно, и семья Спирит в полном составе. Аида прижимала дочь к себе в попытке увести её домой, но та упрямо брыкалась и кричала, так что матери пришлось сдаться. Меня пробрала неконтролируемая дрожь, и я вцепилась в руку Тимофея. Наша группа друзей стояла в форме острого клина, где на вершине любимый ангел и я.  
Елена отбилась от пса в тот момент, когда тени, окружающие меня в лесу, вышли из тумана. Их появление было эффектным: они двигались друг за другом плавным размеренным шагом, но эта неторопливость и уверенность в себе не на шутку пугала. Все, мужчины и женщины, были очень красивы, и каждый одет во всё чёрное. Среди толпы я увидела несколько знакомых лиц: Тихон выглядел абсолютно растерянным, словно вообще не понимая, зачем он здесь и что от него хотят. Он явно был не в восторге от разгорающихся событий. Но одно наглое лицо я помнила очень хорошо — источник всех наших проблем и несчастий — Аззан. Черноволосый парень вышел в центр, поравнявшись с Тимофеем. К его губам приклеился мерзкий кривой оскал. Я ни капли не сомневалась, что он давно готовился и ждал этой встречи. Аззан жестом приказал помочь Елене подняться, и к ней подошли двое. Красноволосая сверлила меня испепеляющим взглядом — кажется, она сильно разозлилась. Я мельком бросила взор на ребят: все стояли в напряжённых оборонительных позах, готовые хоть в следующее мгновение броситься в драку. Очевидно, численное преимущество не на нашей стороне. Сердце выпрыгивало из груди от осознания, что столкновения не избежать. Ведь кто-то мог действительно серьёзно пострадать в смертельном водовороте и, не дай бог, погибнуть! От ужасных мыслей вспотели ладони и онемели кончики пальцев.  
Аззан приблизился на шаг, оставляя расстояние между ним и Тимофеем метра два. Я держалась за спиной парня — это он меня сдвинул, по-видимому, чтобы быть готовым к внезапному нападению.  
— Вот как ты встречаешь гостей, Тимофей, — скалился лидер Падших, задрав небритый подбородок.  
Аззан держался собранно и спокойно, на первый взгляд. Но, возможно, это лишь для того, чтобы усыпить нашу бдительность.  
— Говори, зачем пришёл, — процедил Тим сквозь сжатые зубы, но мне казалось, ответ на вопрос знали все. 
Противник приподнял чёрные брови, разыгрывая удивление, и засмеялся, отчего у меня по телу пробежали колкие мурашки. 
— Сразу к делу? — усмехнулся он и заходил в разные стороны, будто разговаривая сам с собой. — Ты мне всегда нравился, Тим. Жаль, что ты так и не присоединился к моей компании.  
Я бросила взгляд на Тихона, вспомнив, что его ангельский маяк под замком у Аззана. Парень виновато смотрел на меня, будто каясь за то, что с нами сейчас происходит. Но в этом не было нужды — я прекрасно знала, кто во всём виноват.  
Тимофей стиснул челюсти так, что было видно, как напряглись скуловые мышцы.  
— Говори, — повторил он. 
Все присутствующие замерли, воздух заполнился электрическим напряжением, казалось, он даже искрил. 
Лицо Аззана вдруг помрачнело. Он выпрямился, выпятив грудь. 
— Ты знаешь, зачем я искал тебя, — он поднял угольные глаза на Тима и недвусмысленно оскалился, — я хочу обратно свою куклу. Ты вообще представляешь, каких проблем мне подкинул? — угрожающе зарычал Падший. — Какого человека покалечил? — его лицо перекосилось. — Из-за тебя я потерял стабильного спонсора. Никто не может лишать меня моих денег! 
Тимофей метнул секундный взгляд в мою сторону, как будто проверяя, что я рядом. 
— Этого никогда не произойдёт. Я не позволю. — Воинственно прошипел брюнет, смотря исподлобья на собеседника, и я видела, как заиграли желваки на его лице.  
Аззан рассмеялся в голос, напоминая умалишённого. Он вёл себя то нарочито расслабленно, то в следующую же секунду яростно злился. Неадекватное поведение только усугубляло ситуацию, лишая возможности «читать» соперника. В тусклом свете луны его звериные глаза сверкали не по-человечески опасно, вселяя смертельный страх. 
— Я расскажу тебе, как будет, — спокойно вещал Аззан, будто делая одолжение. — Тебя, — он ткнул пальцем в сторону Тимофея, — я убью. Слишком много проблем ты мне создал — никто не имеет права кидать меня на бабки. А тёлку твою, — он с удовольствием заглянул брюнету в глаза и усмехнулся, — отдам хозяину, который за неё, между прочим, дорого заплатил. Она — его собственность. А значит, и моя. 
Кулаки Тима сжались так, что они затряслись от напряжения. Моё дыхание сбилось, мне перестало хватать воздуха, в этот раз уже не от удушения, и я с трудом сглотнула застрявшую в горле слюну. Плеча аккуратно коснулась чья-то рука, и я, резко обернувшись, встретилась глазами с Сашей. Девушка безмолвным жестом хотела показать мне, что я не одна. На меня смотрели все ребята — их поддержку я чувствовала даже на расстоянии. Гектор разнервничался и, казалось, не на шутку разозлился. Только Аида единственная, кто был в полнейшем шоке, — она держалась отстранённо и потерянно. Её светлые глаза нервно бегали, не останавливаясь на ком-то конкретно.  
Клим нервно сплюнул и произнёс: 
— Чувак, ты чё, псих, что ли? Или до сих пор не догнал, что никто просто так Тимона и Ники тебе не отдаст? 
Аззан в недоумении уставился на самого крупного из всех присутствующих парней. 
— Верно! — повысив голос, кивнула Саша, и Падший перевёл изучающий взор на неё. 
Гектор хрустнул пальцами в замке и враждебно сверкнул глазами, серьёзным тоном предупреждая: 
— Кисмет не твоя территория. Тебе здесь нечего ловить, и тебе здесь не рады.  
Звучало убедительно — я бы поверила. 
Аззана ставило в тупик, что среди нас есть и люди, и Падшие. Склонив голову набок, он пристально рассматривал каждого из нас, с нескрываемым любопытством заглядывая в лица. На его губах застыла то ли презрительная усмешка, то ли искреннее изумление. Неизвестный коктейль из смешанных чувств и эмоций.  
Феликс поравнялся с Тимом на том основании, как я догадалась, что он старший, и криво улыбнулся, вероятно, в попытке сгладить углы: 
— Аззан, ты пришёл в компании своей свиты в Кисмет с недружескими намерениями. Угрожаешь членам моей семьи. Разве это поведение достойно мудрого лидера? — последовательно раскладывал мужчина по полочкам суть. — Ты должен понять — если придётся, мы, не раздумывая, бросимся на защиту своих близких. 
Падший еле сдержал улыбку, а его соратники с каменными лицами прожигали нас взглядом.  
— Семья, значит? — он посмотрел на сосредоточенного Тимофея. — Ты правда веришь во весь этот бред, Тим? 
Брюнет презрительно бросил: 
— Тебе, кажется, уже ответили. 
И вновь ужасный хохот Аззана обрушился на нас, будто раскачивая деревья над головами. 
— Вот как. Но не все согласятся с тобой, — пронзительный взгляд буравил Тимофея. — Как думаешь, кто мой информатор? Кто рассказал мне, где искать тебя и твою милую подружку?  
Все поняли, к чему он вёл. Но это блеф — я была абсолютно в этом уверена. Аззан искусный манипулятор, он хитроумно жонглировал эмоциями и давил на болевые точки, чтобы выбить нас из колеи. Нащупывал слабое место и давил на него сильно и долго, причиняя боль каждым своим словом. Внушить человеку, что его чувства предали — это эффективнейший способ выбить землю из-под ног у любого. Сомнения — они страшнее оружия. 
— Лжец, — огрызнулась я, уверенная в том, что говорю. 
Падший лишь усмехнулся, с издёвкой покосившись в мою сторону, и вновь вернулся к сверлению взглядом Тима. 
— Ох, Тим, не хотелось бы забирать твою наивную веру, — с наигранной заботой продолжал нагнетать он. — Но в твоей так называемой семье есть крыса, — он выждал театральную паузу, с наслаждением наблюдая за выражением лица парня, и ткнул пальцем за мою спину. 
Все, словно сговорившись, обернулись.  
Как у пугливого зверька, светлые глаза женщины метались от Феликса к Тимофею и обратно, потому что Аззан указал на Аиду. Было видно, как она неровно дышала, озираясь с опаской по сторонам, ведь на неё направлены все потрясённые взгляды, полные презрения, злости и разочарования. Не было надобности спрашивать, правда ли это — на её растерянном лице отпечатался ответ. Бедный Феликс... Он напоминал рыбу, попавшую на сушу, его рот открылся и закрылся несколько раз, так и не найдя что сказать. А Элли, стоявшая внизу, рядом с матерью, отошла назад, брезгливо уставившись на женщину, — даже она всё поняла. Моя голова наполнилась тяжестью, но какой-то пустой, потому что я была не в силах найти оправдание для блондинки. Болезненно прикусив губу, я нерешительно взглянула на Тима. Его красивое лицо, словно идеальный гипсовый слепок, не выражало ничего, когда он, не отрываясь, смотрел на Аиду, так подло его предавшую. Возможно, он до конца не мог это осознать и поверить словам Аззана и потому надеялся прочитать в глазах женщины опровержение. Внутри парня сейчас бушевала буря, размеры которой только одному богу были известны. 
Лидер группы соперников терпеливо медлил, с блаженством упиваясь удачным ходом и всеобщей растерянностью.  
— Аида позвонила мне вчера и спросила, заинтересован ли я в поимке девчонки, — его слова звучали с мечтательным воодушевлением, — а сегодня она помогла мне устроить засаду — подкинула записку и назвала место, куда придёт куколка. Вот только, — он зло взглянул на блондинку, — здесь никого не должно было быть! — Аззан заскрежетал зубами и замолк на пару мгновений. — Мне так наскучил этот разговор. Я заберу то, что принадлежит мне! — вдруг заорал он. — Взять их! — приказал черноволосый парень, скрываясь в толпе за спинами своих приспешников. 
На секунду потеряв бдительность, я чуть с ходу не попалась Елене в руки. И лишь боковым зрением успела заметить, как все врассыпную, разделившись, ринулись в бой друг с другом. Это самое страшное безумие, какое я только могла себе вообразить! Вся злость и ярость, что таились во мне в каждой клеточке тела, слились в единое целое, и пальцы сами собой сжались в твёрдые кулаки. Меньше всего хотелось быть слабым звеном в этой ситуации. Вот только я давно уже не божий одуванчик. Да, меня до безумия пугала разворачивающаяся картина, но я боялась не за себя, а за близких, которые храбро подставлялись. Из-за нас! Я мгновенно засучила рукава кожаной куртки, готовясь в любую секунду к атакующему рывку. Рыжая стерва в прыжке замахнулась на меня, но мне удалось увернуться, и её кулак с размаху врезался прямо в ствол дерева. Её это ни на грамм не смутило, словно она бесчувственный робот, не испытывающий боли. Тёмные глаза зловеще поблескивали в свете луны, но на губах улыбка больше не появлялась. Рывок в мою сторону вновь не увенчался успехом. Я выбрала тактику уходить от ударов, отскакивая за деревья коротким и быстрым прыжком, потому что по силе я уже один раз ей проиграла. Но вот в ловкости я точно обставляла Елену всухую. По весу и фактуре я немного меньше и, что на руку, — проворнее и манёвреннее. Красноволосая фурия бесилась, отчаянно пытаясь меня подловить, и вновь ударила мимо, разбивая кулак в кровь о сухой сук. Девушка решила перехитрить и, обманным ударом пугнув, собиралась словить с другой стороны дерева. Но на моё огромное удивление, я среагировала крайне неожиданно для самой себя: когда она подалась вперёд, я с полуразворота пяткой заехала ей в нос, уклонившись вбок. Что-то громко хрустнуло. Я пощупала колено, потом локоть, но ноги и руки были целы, чего не сказать про нос соперницы. Она держалась ладонью за лицо, а по губам и подбородку стекала блестящая в свете луны жидкость, падая крупными каплями на землю. Её обезумевшие глаза яростно выпучились, и, словно в неё вселился бес, девица кинулась на меня, истошно заорав, оглушая воплем уши. Мы покатились по земле под шорох сухих листьев. У меня получилось дотянуться до её волос. Даже не думая, я резко дёрнула накрутившуюся на кулак прядь, используя запрещённый приём. Елена заверещала, как одержимая истеричка, явно сдавая позиции. Морально я её уже победила — я чувствовала превосходство.  
— Сдохни, мышь! — кричала она и молотила меня руками по рёбрам, полыхая жгучим гневом. — Ч`ртов Тимофей! Он должен был выбрать меня, а не примитивное насекомое! — шипела мне в ухо, остановившись на мгновение.  
— Ты больна...  
Не знаю, откуда я брала силы, но страх пропал вовсе. Только адреналин, бьющий струёй в голову, только кипящая ярость и мятежный раж. Я нащупала большой камень справа от себя и с размаху опустила его Елене на голову. Она откинулась в сторону и тут же подпрыгнула на ноги, готовясь броситься на меня вновь. Лёжа на земле, я брыкалась, и, зарядив красноволосой девахе в живот, резко потеряла её из виду, словно та провалилась сквозь землю. Наконец неуверенно встав, я осторожно приблизилась к месту падения. В активной борьбе не было возможности даже заметить, что мы скатились к берегу реки. Шумная вода была метрах в двух от обрыва внизу. Елена, ухватившись за корни деревьев и сухой сук, цеплялась окровавленными пальцами за землю, безуспешно пытаясь подняться наверх. Без колебаний я опустилась на колени и протянула ей руку. 
— Хватайся за меня! — я смотрела на девушку, но она в замешательстве болтала ногами в воздухе. — Ну же! Елена! 
Нахмурив лоб, рыжая деваха вперилась в меня взглядом и, помедлив, ловко поймала мою руку, а я с усердием потащила её вверх. Почти полностью вытянув женскую фигуру из опасного обрыва, я вдруг почувствовала, как что-то меня дёрнуло. Я непонимающе уставилась на Елену: она упёрлась ногами в какой-то уступ и тянула меня вниз. Её левая рука крепко ухватилась за иссохший куст, и теперь она подло пыталась скинуть в воду свою спасительницу. 
— Что ты делаешь?! — закричала я. 
К девушке вернулась её плотоядная улыбка: 
— Какая же ты наивная дура! Мне не нужна твоя помощь. Мне нужна твоя смерть! 
Коленки предательски скользили на самом краю, сил сопротивляться больше не оставалось. 
— Пусти! — в отчаянии сорвался мой голос. 
Всё тело, напряжённое, как струна, безуспешно пыталось вырвать руку из цепких женских щупальцев. Сложно представить, что есть хоть какие-то шансы выбраться из такого мощного течения. Моя дурацкая доброта сыграла против меня самой.  
Неожиданно сбоку резво подскочила небольшая фигура, и, придерживая меня за плечи, впечатала подошву грубого ботинка прямо в лоб рыжей стервы. Девушка выпустила мою руку и полетела камнем вниз, мгновенно скрывшись под водой. Я откинулась назад, потеряв равновесие, и вгляделась в тёмный поток, но Елена бесследно исчезла. Меня кто-то затряс, оттаскивая от берега, и откуда-то издалека донеслось моё имя. 
— Николь!  
Я перевела взор вперёд, затуманенная картинка перед глазами прояснилась: Саша держала меня за плечи и, не переставая, звала. 
— Ты меня слышишь? Николь! 
— Да, — еле слышно ответила я и вновь посмотрела в воду. — Она что... она умерла? 
Лицо девушки стало очень серьёзным: 
— Ника, она хотела тебя убить. Или она тебя, или ты её. Она долбаная психопатка! 
Ещё раз взглянув на быструю реку, я перевела невидящие глаза на подругу, не в силах успокоить дыхание.  
— Да, — неуверенно кивнула я. 
Смерть всегда пугала меня. А быть причиной чьей-то гибели — это за гранью. Но подруга отрезвляла моё помутневшее сознание как могла. 
— Послушай, Николь! Она даже не человек. Она превратилась в монстра, организовывая вместе с Аззаном смертельные развлечения, калеча, убивая, насилуя хороших людей! — Саша обняла меня. — Ника, ты нужна нам. Их слишком много. 
Последняя фраза резанула слух и, будто очнувшись от сонного паралича, я отстранилась от девушки. 
— Бежим, — решительно скомандовала я, и мы галопом помчались на место сражения.  
Попутно вместе с девушкой мы отправили в нокаут блондинку с длинными косичками, которая запрыгнула на спину Тэша, пытаясь его душить. Кстати, я сразу её узнала — она гналась за нами вместе с Тихоном за рулём чёрного джипа. В паре метров широкая фигура массивного мужчины профессионально разбивала лица в кровь. Прямо передо мной один из незнакомых Падших влетел в дерево с подачи Клима, и кажется, теперь его челюстью должен был заняться травматолог. Феликс, как искусный фехтовальщик, умело отбивался от неуклюжего большого качка. Несколько ловких взмахов крепкой палкой вместо рапиры, и соперник резко принял горизонтальное положение. Среди тумана поодаль я рассмотрела, как на Тимофея нападали одновременно четверо мужчин, но он бойко уворачивался и отбивался. В паре метров Гектор перебросил через себя Падшего, но на него тут же бросились другие. С уголка его губ сочилась тонкой струйкой кровь. Отбившись от нескольких соперников, я вновь ощутила невероятный прилив сил — гормоны стресса закипали в венах. Один лысый бугай со шрамом во всё лицо даже с ножом бросился на меня, но Феликс предотвратил эту бездумную попытку, сломав неудачнику руку. От звонкого хруста костей свело зубы. Земля пропитывалась кровью, и нашей, и неприятелей. Лишь один Аззан не принимал никакого участия в этом действе, предпочитая прятаться за спинами других. 
«Трус», — гадкий привкус появился во рту от одного лишь взгляда на отъявленного мерзавца поодаль, силуэт которого обманчиво растворялся в тумане.  
Я подбежала к Тиму и отобранный ранее нож воткнула в бедро нападавшему на любимого парня. И теперь я не боялась кому-то навредить. При взгляде на руки и лица друзей, измазанных в крови, праведный гнев бурлил внутри, превращая меня в беспринципного бойца. Я, словно яростная львица, боролась за свой прайд, бросаясь в драку с любым соперником, не обращая внимания на его габариты и силу. Тим выдохся — это было сразу заметно, потому что ему досталось намного больше, чем остальным. Он был самый сильный из всех Падших, и даже Аззан это признавал. Все нападавшие пытались добраться до него, но наша сплочённая команда, насколько было возможно, не позволяла этому случиться. Пропустив несколько ударов по лицу от парня с татуировкой в виде лотоса на шее, я чуть не отключилась, упав на землю. Вкус металла с солью стёк в горло. Тимофей подхватил меня за талию одной рукой и помог подняться, притом что правой ногой он ловко умудрился вырубить нападавшего сбоку. Со лба брюнета сочилась кровь, и несколькими струями она устремлялась вниз, капнув мне на руку. Казалось, эта схватка не закончится никогда! Аиду и Элли я нигде не замечала и только надеялась, что женщина смогла оттащить ребенка из опасного эпицентра.  
В следующий миг одичавший парень с зелёным ирокезом, выловив меня за пояс, прижал к толстому стволу дерева и обхватил горло руками, отрывая ноги от пола. Всем будто нравилось меня душить. Я дёргалась, как в каком-то мучительном приступе, стараясь расцепить крепкие пальцы на своей шее, и, осознав всю тщетность моих попыток, я с силой ударила панка в пах. Парень согнулся пополам, выпустив хрупкую, но бойкую женскую фигуру, но тут же, придя в себя, схватил меня за лодыжку, бросая с силой о землю. Я перекатилась в сторону от быстро приближающегося ботинка. И кто-то, повалив крашеного соперника в грязь, помог мне встать. 
— Тихон? — изумлённо уставилась я на спасителя. 
Но парень не ответил, лишь поспешил скрыться в тумане среди деревьев. Значит, мне не почудилось, что он не рад всему происходящему. Он и Аззан, как инь и ян — полярно разные. Тихон не хотел этой стычки, иначе зачем бы он мне помогал?!  
— И когда им надоест?! — обратился Гектор ко всем, ударив соперницу с неформальной стрижкой с прыжка, как акробат. Он точно владел какими-то видами единоборств.  
Клим поднял кого-то над головой и кинул на землю, перешагнув: 
— Это ж надо быть такими тупыми придурками, — сплюнул качок и обратился к противникам: — Ваш вождь краснокожих подставил вас под удар, а сам наблюдает в сторонке, как трусливое ничтожество! Вами руководят, как марионетками с маргарином вместо мозгов! Недоразвитые аборигены! 
Я тоже вскипела, обращаясь к незнакомцам: 
— Будет ли Аззан переживать, если кто-то из вас погибнет?  
Вопреки моим самым смелым предположениям бой постепенно замер. Падшие, которые минуту назад бились с нами насмерть, не жалея себя, остановились, тяжело дыша и переглядываясь друг с другом. У многих из них были переломаны конечности, разбиты лица. Кто-то подбежал к лежащим без сознания собратьям. Когда эта ватага не пыталась во что бы то ни стало стереть нас в порошок — они были, как мы, ничем не отличались! Но задавались ли они хоть раз вопросом: зачем следовать за таким лидером, как Аззан?! Он не заслуживает этой чести! Потому что там, где он — там только хаос, разрушение и боль. 
— И это ваш авторитет? — спросила Саша. — По-вашему, он достоин уважения? — девушка понизила голос. — За него вы готовы умереть? 
Тишина, повисшая над всеми, обескураживала и волновала своей неопределённостью. 
Неожиданно кто-то крикнул за спиной: 
— Я пас! 
— Я тоже! — продублировал женский голос. 
— Я и не собирался ни с кем драться. 
— Пошло оно всё! 
Недовольные реплики слышались отовсюду, и я только начинала осознавать, что бой окончен. Мы, как и наши недавние соперники, ужасно вымотались. Звук ломающихся веток и шуршание сухих листьев обратили на себя внимание, и я встретилась с пронизывающими аспидными глазами Аззана. Он грубо схватил за грудки одного из своих людей — парня с татуировкой на шее, и яростно затряс, заорав ему в лицо: 
— Я сказал, взять их! Какого чёрта вы остановились? 
Резко оборвав его, парень откинул от себя руки: 
— Мы не шли сюда умирать! Ты мог просто уничтожить маяки, если хотел нас извести. Это твои разборки, Аззан. 
У чёрнобородого жестокого авторитета Падших свирепо раздувались ноздри. Он стал похож на разгневанного быка на корриде, который увидел красную тряпку перед собой. Кто-то вздумал ему перечить! Никто не успел среагировать, как он одним отточенным движением достал охотничий клинок и по самую рукоятку вонзил лезвие в живот парня. Свидетели убийства лишь охнули, но от шока никто не мог сдвинуться с места. Я в ужасе зажмурилась и отвернулась, но перед глазами так и застыл образ моментально обмякшего парня с кровью, бурно полившейся изо рта. 
— Вы все предатели, — угрожающе прошипел Аззан. — Я вас всех прикончу! — дико заорал он во всё горло. 
— Хватит, — металлическим голосом произнёс Тимофей и выпрямил спину. — Это только наш конфликт. Вот и решай его со мной. Один на один. 
Все присутствующие застыли, по-видимому, выказывая солидарность с Тимом в этом вопросе. Я подошла к брюнету и дотронулась до его руки. Литые мышцы тут же напряглись от прикосновения, и Тим болезненно поморщился. 
«О боже! — я ошарашенно отпрянула назад, глядя на его левую руку, из которой выпирала кость. — Это перелом! — бились в панике мысли. — Как он собрался драться?!» — задохнулась я. 
 



Арина Зозуля

Отредактировано: 08.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться