Невидимый Свет

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая: Большая политика

      - Низаметна.
      Я не видел лица Люси, но судя по голосу, она улыбалась.
      - Что значит незаметно?!
      - Ну... что? Мая слово знай. Ни-за-мет-на. - она словно аккуратно выложила это слово из кирпичиков.
      Я перешёл на громкий шёпот: абы-кого сюда не пускают.
      - Ты хоть знаешь, что я тут не один такой? Тут все - как ты выразилась, шаманы. Тут у каждого охранника в рукаве по... по... я ваще хуй знает, на что они способны!
      - Кто знай?
      - Не важно. - О Аллах, она ведь потом начнёт спрашивать, что значит это слово... - И ты смогла проскользнуть мимо них? 
      Люси выглядела смущённой:
      - Ну... да.
      Я потёр виски пальцами. Вообще-то я был рад её видеть, но Урук - достаточно закрытое место: людей без магического дара сюда просто так не пускают. Так что и Люси, и мне грозила опасность.
      - Так, погоди-ка, давай посмотрим, всё ли я правильно понял. Ты вышла из Сапфира...
      - Да.
      - Ночью...
      - Ага.
      - На своих двоих пересекла опасный участок Пустоши, где путника поджидают хищники всех мастей...
      - Мая стриляй харашо. - самодовольно ответила Люси. Только теперь я заметил, что у неё за спиной висит длинная винтовка.
      - Ла-а-адно... Потом ты абсолютно незаметно - на открытой местности - подобралась к городу, часовые на стенах которого видят на многие километры вокруг и способны обнаружить любое живое существо даже по его мыслям...
      - Э-э-э... да... - Люси, похоже, только начала понимать, что проделала нечто невозможное.
      - После этого ты незаметно проникла в город, пробралась на стену и, избегая всё тех же постовых, каким-то образом нашла меня. Так?
      - Да.
      - Тут что-то не сходится.
      - Куда?
      - Это фигура речи.
      - Фигура?
      О злая ирония! Выражение "фигура речи" само по себе также является фигурой речи. Я засмеялся.
      - Эй! - Люси уже собиралась обидеться, но вдруг посмотрела на что-то у меня за спиной.
      Ну всё. Нашли нас. Теперь придётся отвечать на туеву хучу вопросов...
      - Белая женщина. 
      Я обернулся: за моей спиной стояла Сара Пирсон. Но на меня она почти не обратила внимания: её взгляд был прикован к Люси.
      - Ана сайедун ю хайерин, Инзыскайвиздаймондс. Бат джиммия мач сааб зен ю атакид. - всё же меня Сара из беседы не исключала, поскольку в моей голове тут же появился перевод: "Я рада, что ты в порядке, Внебесахсалмазами. Но всё гораздо сложнее, чем ты думаешь".
      Откуда она знает их язык? И почему она назвала эту девушку по-другому?
      Это смесь арабского, сорани, английского и русского. Арабский и английский - основные, оба эти языка Сара знает. Единожды соприкоснувшись с разумом одного из Маленького Народа, телепат её уровня вполне способен проанализировать и понять структуру языка. 
      Вот только что за привычка объяснять это телепатически, а не словами?
      Даже в этот ранний час лицо Сары было скрыто, хотя вот уж кто-кто, а один из самых ярых богоборцев Урука уж точно не станет жить по Шариату. 
      - Имэда ю садик? - Люси выглядела встревоженной.
      Сара развернулась поманив нас за собой:
      - Ей кажется, что мы знакомы: отчасти так оно и есть. Пошли, мне нужно многое вам рассказать. 

***


      Кабинет госпожи Пирсон абсолютно точно не был похож на женскую комнату. Восьмиугольная комната была убрана весьма скромно. У восьми стен была поставлена только самая простая мебель: односпальная кровать, шкаф, несколько книжных полок, стол со стулом. Единственным украшением комнаты, не считая стрельчатых окон с шикарным видом на город, было висевшее на одной из стен огромное полотнище со странным узором: горизонтальные полосы - белые и красные, - и на их фоне - в левом верхнем углу - синий прямоугольник с белыми пятиконечными звёздами.
      Хозяйка указала нам на стулья. Мы уселись: она - за столом, мы - напротив.
      - Ой, Басир! - тихо воскликнула Люси, указывая на полотнище, - смотри, древняя вещь! Вещь из сильной песни!
      - В смысле?
      - О-осэйкенъюси-и-и... - начала Люси неуверенно.
      - Это я потом объясню. - остановила её Сара, - слушайте внимательно, пожалуйста.
      Мы замолчали. При входе Сара наконец-то обнажила голову, и теперь я видел, что на её лице написано волнение.
      - Люси... другие попытаются от тебя это скрыть, но, как по мне, так это слишком важно, чтобы скрывать. Ты ведь знаешь, рядом с чем вы живёте?
      - Страшная Дверь?
      - Ну, пусть так. Страшная Дверь иногда открывается, и из неё выходят Демоны. Ты когда-нибудь видела это?
      В предчувствии плохих новостей Люси совершенно растеряла свою браваду. 
      - Д-да...
      - И как Демон выглядел?
      - М... мая мало-мало видел. Демон пуля убивай нету, шаман бейся. Шаманы приди, Демон праганяй. 
      Так их шаманы могут одолеть эту хрень? Демон, как мне объяснили, может быть убит или ранен только магией или молитвой, что суть - одно и то же. Значит шаманами Маленький Народ абы-кого не называет: среди них тоже есть маги.
      - Прекрасно, но всё же: как он выглядел?
      - Н-ну... он был... как огнекот. Бальшой, читыри лапы, зубы...
      - Вот именно. Огнекот - мутировавший лев - один из самых опасных хищников Пустоши. Демон принял его форму, с некоторыми дополнениями. Когда инквизиторы-мусульмане встречались с демонами, они видели ровно то, что описано в Коране: джиннов. Членам христианского крыла Инквизиции приходилось иметь дело с огромными рогатыми гуманоидами.
      - С кем? - в очередной раз не понял я. Сара имела прекрасную привычку копировать стиль речи собеседника. Но когда разговор шёл больше, чем с двумя собеседниками, разговаривающими по-разному, она испытывала с этим трудности.
      - С человекоподобными существами, не суть важно. Но чаще всего те Демоны, которым удавалось прорваться за кордон Инквизиции, выглядели именно как огнекоты. Знаете, почему?
      Мы не имели ни малейшего понятия.
      - Потому что Демоны не имеют постоянного воплощения, а выходя в наш мир, принимают форму в зависимости от того, кто первым их увидел. Так для Маленького Народа это - огнекоты, их самые страшные враги, для мусульман - джинны, для христиан - черти. Демон выглядит ровно так, как первый увидевший его представляет себе Зло, а первыми их чаще всего замечают именно твои соплеменники, Люси.
      Что за путаница с именами? Ладно, проехали.
      - У неё два имени. В честь одной довоенной песни. Так о чём это я... итак, Люси, ты уже поняла, что у меня плохие новости. Извини, но для начала мне придётся прояснить ещё кое-что. Сейчас это может показаться вам неважным, но эта... теория тесно связана с природой портала. Давным-давно, ещё в позапрошлом веке, на свете жил очень известный учёный и гораздо менее известный мистик - Карл Густав Юнг. Он предложил теорию о так называемом Коллективном Бессознательном - плане бытия, в котором собраны все образы людских мифологий и религий, всё, что когда-либо порождала людская фантазия. Поскольку в те времена магия всё ещё отсутствовала в Мире, мистическую часть его теории отвергли, как ненаучную. Удивительно, что после открытия первого портала в Дублине, о ней так и не вспомнили...
      - То есть вы хотите сказать, что на той стороне портала находится как раз это самое... Бессознательное?
      - Именно. И оно было всегда, с тех самых пор, как первый человек изготовил первые краски и нарисовал первую зверушку на стене пещеры. 
      - Погодите, но разве...
      - Нет, не из глины. Но мы сейчас говорим не о происхождении человека. Итак, портал ведёт в Коллективное Бессознательное, как мы считаем. Какая-то энергия заставляет его открываться, и более того - придавать его обитателям форму. В итоге мы имеем не дверь, а магический конструкт, способный оказывать на этот мир любое воздействие, если им правильно управлять.
      - То есть вы хотите...
      - Нет. - жёстко отрезала Сара. - Риск слишком велик, я не собираюсь использовать портал. Но другие могут. В связи с этим ещё кое-что: твой руководитель, Гассан аль-Абдурахман ибн-Хоттаб, обнаружил, что портал перестал открываться в случайном порядке.
      - Так он вернулся?
      - Да. Портал начинает открываться всё чаще. 
      Люси вздрогнула.
      - По его прогнозам через неделю портал откроется на неопределённо долгое время. Он стабилизируется. Не говоря уже о том, что всему Междуречью угрожает страшная опасность в виде демонов, ещё большую опасность представляют те, кто захочет воспользоваться порталом для своих целей. Люси, ты здесь не случайно: я позволила себе нарушить некоторые из наших правил, чтобы привести тебя сюда. 
      Я посмотрел на Люси. Там, возле самого портала, живёт её народ. Какими бы молодцами не были их шаманы, вряд ли они справятся с постоянным наплывом демонов, которым ещё неизвестно, что нужно. И теперь на её плечи, похоже, будет возложена какая-то важная миссия, раз одна из сильных мира сего привела её сюда. Тёмные очки она оставила - в комнате всё же было довольно светло - но было видно, как она побледнела. Её губы приоткрылись - она хотела что-то сказать, но не могла выдавить из себя ни слова.
      - Раз уж обстоятельства сложились таким образом, что Маленький Народ в твоём лице встретился с нашим миром, а мы хотим снизить потери и собрать все силы перед стабилизацией портала, я хочу, чтобы вы поняли, что не все Большие Люди - враги. Наша с Басиром операция по твоему спасению была не просто жестом доброй воли. В отличии от Инквизиции, мы не боимся чужаков: если в Пустоши обнаруживается новый народ, мы стремимся наладить контакты. И ты нам в этом поможешь. 
      - Твая памагй праганяй демон?
      - Разумеется. Это в интересах всего Междуречья. 
      - Госпожа Пирсон, а я-то тут при чём?
      Она не ответила. Её взгляд устремился нам за спины. Мы обернулись: за нашими спинами стояли двое.
      Одного из них я уже видел, только не вблизи: он был высок и широкоплеч, гладко выбрит, с острым орлиным профилем; его светло-серые глаза светились уверенностью и силой. Одет он был в длинный халат и тюрбан, словно сплетённые из красных и жёлтых лент. Джихад ибн-Бадия аль-Феанара - руководитель факультета энергетической магии - был красив, как ангел, могуч, как лев, харизматичен; увидев третью подряд девушку-энергетика, влюблённую в него без памяти, уже в первый день, я перестал удивляться. Удивляло меня то, что между ним и Сарой - его ровесницей - похоже, ничего не было. 
      Вот уж это точно не твоё дело, мальчик!
      Чёртовы телепаты...
      Вторым, судя по описанию, был наш руководитель. Он действительно был очень стар: его лицо украшала длинная седая бородища. Одет он был так же, как первый, только - в синее и бирюзовое. Его глаза были такими же бирюзовыми, по крайней мере - выглядели такими: старшие однокашники рассказывали, что Старик имеет неистребимую привычку к мелким трюкам. В частности: Старик не стоял, он появился вместе со стулом, на котором сидел. Эти трюки, в купе со всем остальным, делали его похожим на ехидного дедушку, не упускающего случая пошалить на пару со внуками. 
      Мы встали. Я поклонился им; Люси, понаблюдав за мной, торопливо повторила мой жест. Эти двое точно не входили, дверь не открывалась: они просто появились в кабинете. 
      Сара встала:
      - Даже сильнейшие чары не смогут защитить это место от вас, если вам нужно поговорить. 



Maglor

Отредактировано: 13.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться