Невинна как дитя

Текст headset Аудио

Глава первая

Прежде чем заговорить, она вздохнула. В слезинке расплылось пятно света, сердце кольнул острый осколок льда, неуверенный голос заметался меж стен, затухая в кучах пыльной ткани и скопище старой мебели.

— Нет большего стыда, чем выйти замуж за грубого насмешника и хама. Ему не нужен брак, потешить лишь своих друзей на этой пошлой свадьбе.

Прозвучало фальшиво, и Велия поморщилась, делая как положено осторожный шаг вперед и сильнее прижимая руки к груди. Тонкая ткань платья приятно холодила кожу, вот только не было зеркала. 

— Кто же из нас глупее, скажет мир, покажет пальцем всякий на меня и посмеется. Она стремилась против воли замуж, он поспешил растратить состояние, ее отец условием жестоким…

Резкий звон ударил по ушам. Велия вздрогнула и в испуге повернулась к двери, но желающих заглянуть в реквизиторскую не нашлось.

— Пожарная тревога! В театре пожарная тревога! 

Первым желанием было бросить платье поверх других костюмов и выбежать, но его отреставрировали специально к главной премьере, бережно убрали в особый шкаф, и доставать его никому не дозволялось. Велия нащупала в полутьме старинную деревянную вешалку, кривясь от надоедливого звона, бережно надела платье на плечики и потянула на себя тяжелую дверь шкафа. 

В реквизиторской все было очень старым и очень тяжелым. Многие вещи когда-то не имели цены, теперь они годились только для музеев и спектаклей, и архивист из парламентской комиссии по историческим ценностям регулярно наведывался в театр. Мог прийти даже сейчас, когда все в панике помчались на улицу.

Велия растолкала плотно висящие костюмы, все — тоже историческая ценность, много недель труда мастерской, и отдернула руку, наткнувшись на что-то странное.

— Немедленно покинуть здание театра!

Голос прозвучал совсем рядом. Велия не узнала, кто кричит, но заторопилась. Кое-как повесив платье и закрыв шкаф, она выскочила в коридор и едва не налетела на высокого государственного стражника.

Театр в старых книгах называли храмом, но скорее он был фабрикой — таинственный фасад для зрителей, куча хлама и коридоров в проводах за сценой. Электричество экономили, все служебные помещения постоянно тонули во мраке, но и при свете дня Велию путали ленты, говорящие о званиях в государственной страже. 

Времени прошло слишком много, голос мог измениться и изменился наверняка.

Велия отступила на шаг и вжалась в холодную стену. По коридору неуклюже бежала пожилая виолончелистка, обняв огромный инструмент.

— Оставьте все, мэм! На выход!

Велия ошиблась. Стражник почувствовал, что она на него смотрит, потерял к виолончелистке интерес, резко развернулся, схватил Велию за рукав и оторвал от стены, толкнув в сторону лестницы.

— Эвакуация, мисс!

Велия кивнула и быстро пошла к выходу. Дымом не пахло, огня не было видно, только звон раздирал уши.

— Оставьте ее, Иден, — попросила она, нагнав виолончелистку, и была не уверена, что та вообще что-то расслышала. — Пожалуйста, оставьте и пойдем скорее.

Иден Эббот шла тяжело, она уже задыхалась, но сердито дернула плечом, кивком указав на распахнутую дверь на лестничную площадку. Бросать виолончель она не собиралась. Велия решила не спорить и обогнула Иден вместе с ее ношей. На узкой лестнице она мельком подумала, что Иден не сможет спуститься, но стражник отберет у нее виолончель и выгонит в безопасное место.

Все уже столпились во внутреннем дворе, и труппа, и музыканты, и персонал, не так уж много народу. Привычно горели два фонаря, звон продолжался, но Велия еще на лестнице различила хриплый возмущенный визг и стук по всему, что попадалось под руку. Она остановилась на пороге и слушала ругань руководительницы театра.

— Нашли время! Послезавтра премьера! Вот вы! — Козима Форли, высокая, сухая, коротко стриженая женщина, указывала неизменной тростью на государственного стражника. — Какого проклятого всеми порождениями дна вы срываете генеральную репетицию?

Государственный стражник стоял под самым фонарем, и Велия отлично видела, что на его лице расползлась ехидная улыбка. Рядом раздались короткие смешки двух актрис в костюмах лисичек, Велия покосилась сначала на них, потом правее, где стоял исполнитель одной из главных ролей, держа в руке драконий хвост. Ник Боннэйр, когда началась эвакуация, был, как и все актеры, на сцене. Голову костюма он где-то потерял, а хвост ему оторвали в спешке. 

— Это всего лишь детский спектакль, — кто-то из темноты прокомментировал достаточно громко, чтобы мисс Форли расслышала. — Не стоит так переживать из-за него, сержант.

Сержант с отрешенным видом смотрел на хронометр. Все, что не касалось эвакуации, его не беспокоило.

— Детский спектакль? — вопль мисс Форли сотряс стены и, кажется, леса, которые до сих пор никто не подумал снимать. — Для вас, — она махнула тростью так, что чуть не потеряла равновесие, но ни один человек и не подумал подбежать к ней помочь, — для вас не должно быть «всего лишь»! Бездари! Ленивые бездари!

— Нашей старухе стражники прищемили хвост, — пробормотал Ник, улучив момент, когда звон наконец прекратился, и его услышали все, даже мисс Форли. Он прекрасно понимал, что все внимание переключится на него, и Велия была больше чем уверена — он сыграл, и сыграл специально. — Не стоит так орать, мэм, и обратитесь к вашим любимцам, порождениям дна, чтобы государственная стража не решила опробовать сигнализацию во время спектакля. 



Даниэль Брэйн

Отредактировано: 22.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться