Невинна как дитя

Текст headset Аудио

Глава третья

— В младших классах у нас тоже был школьный театр, — внезапно признался Харгрейв. Джекки зачем-то считала ступени, и это откровение застало ее врасплох. — Мы читали стихи. 

Джекки резко обернулась. Харгрейв успел остановиться, чтобы не налететь на нее, и тут же спустился на пару ступеней. Взгляд у него был виноватый.

— Повторите, приват, — потребовала Джекки. — Лучше нет, скажите мне вот что, как вышло, что вы не прошли в средние классы? Не производите впечатления дурачка.

Истошный вопль Козимы Форли дал Харгейву возможность подумать над ответом, но он только растерянно пожал плечами. Джекки с досадой махнула рукой и быстро начала подниматься.

Она шла на знакомые голоса. Рик Стентон обсуждал что-то с доктором Руис, и это Джекки обрадовало. Разочаровало, что голоса доносились из какой-то полутемной каморки, откуда уничтожающе несло нафталином.

— Майор, доктор? — позвала она, приоткрывая шире дверь и задерживая дыхание. Голова закружилась, в горле запершило. 

В ответ что-то звякнуло.

— Малышка Джекки, — приветливо и устало отозвалась Аманда Руис. Джекки прямо с порога различила ее спину. Рик равнодушно светил в огромный шкаф ручным фонариком и предупреждающе кашлянул. Доктор Руис обернулась, заметила рядом с Джекки Харгрейва и развела руками в перчатках, будто извиняясь за фамильярность. — Подойди, посмотри. 

— Он тут уютно устроился, — откомментировал Рик и поманил к себе Харгрейва. — Идите сюда, я нашел вам занятие, приват, — и он протянул фонарик. 

— Это он так воняет? — простонала Джекки, имея в виду покойника. Харгрейв как ни в чем не бывало встал на указанное Риком место, и Джекки смогла рассмотреть очень пожилого и довольно крупного мужчину. Красное лицо его было безмятежно, словно кто-то сделал ему одолжение, отправив на тот свет немного раньше срока.

— Нет, ему еще рановато. — Рик отошел в сторону и смотрел на труп уже с беспокойством. — Он был дирижером, это лучшее выступление за всю его жизнь. В парламенте будет аншлаг.

Покойник сидел в шкафу на куче разноцветных тряпок. Ноги его были аккуратно согнуты, руки сложены на коленях, и до того, как кто-то специально сунулся в шкаф, труп вряд ли могли бы заметить. Ни крови, ни ран Джекки не видела, что не значило, что их не было вовсе, но задавать вопросы тем, кто устанавливал причину смерти, ее отучили быстро, как и делать поспешные выводы. Доктор Руис, пощупав покойнику предплечье, приоткрыла ему глаз — вероятно, уже не впервые — и что-то неразборчиво забормотала.

Джекки потянула привата за запястье, направив фонарик выше, и получила благодарный кивок доктора Руис. В пятне яркого света лицо покойника казалось еще краснее. 

— Смерть наступила не меньше шести часов назад, — негромко поведал Рик, — доктор сначала назвала семь-восемь часов, но потом взяла свои слова обратно. 

— И не больше суток, но это так приблизительно, что не принимайте как факт, майор, лейтенант, — предупредила доктор, не поворачиваясь. — Он старик, поэтому трупное окоченение явно не выражено. Даже не предположу, сколько он тут сидит. Видимых повреждений в такой позе не нахожу, кости вроде бы целы, приват, извлеките его из шкафа.

Рик вытащил фонарик из пальцев замершего Харгрейва и похлопал того по плечу. Доктор поднялась, и приват принялся освобождать труп из плена. На пол летели тряпки, опять звякнуло что-то из театральных запасов, Харгрейв старался как мог, потревоженный труп покачнулся, но усидел. Джекки с интересом наблюдала — для государственного стражника занятие было не то чтобы непривычным, но Харгрейв чувствовал себя несколько скованно.

— Негусто у нас пока информации, — проворчал Рик, а Джекки отметила, как он моментально допустил Харгрейва в круг лиц, с которыми можно не играть роль элегантного офицера. — Мне уже успели сообщить, что не видели его почти два дня. Доктор упрямится и отказывается говорить что-то до вскрытия.

— От чего он мог умереть, ментор Руис? — без особой надежды спросила Джекки. 

Доктор почесала нос о плечо.

— Не от патологии в родах, моя девочка. В остальном придется дождаться, пока я проведу вскрытие.

Харгрейв успешно справился с поручением, выпрямился и отошел к двери. С телом он обошелся бережно, но места в комнате было мало, и покойник теперь лежал скрюченным на полу. Несмотря на позу, выглядел он умиротворенно, а у Джекки набралось с десяток версий его смерти, в том числе и та, что старик пристроился в шкафу и подсматривал за переодевающимися актрисами.

— Может, не насильственная смерть? 

Рик обреченно цеплялся за призрачные возможности. Доктор Руис многозначительно помотала головой.

— Меня смущают его трупные пятна. 

Джекки снова взглянула в лицо покойного. Тому была безразлична причина его собственной смерти. Казалось, даже то, что Харгрейв разложил его в позе зародыша, ему все равно. 

— Видите? — доктор опять склонилась над телом. — Руки, шея, он весь сплошное трупное пятно, хотя им рано еще появляться. Не знаю, что у него внутри, но догадываюсь. Мне это не нравится.

Рик вздохнул. Ему это не нравилось тоже, доктор Руис была озабочена и не настроена на беседу, вытягивать из нее хоть что-нибудь было сейчас бесполезно. Она еще изучала труп, попросила у Рика фонарик, и Джекки видела, что она очень хочет дать информацию, но опасается направить следствие по ложному следу. Самое важное — время смерти, от него ведется отсчет, оно может ввести в заблуждение. Доктор встала, стащила перчатки, сунула их в карман. 



Даниэль Брэйн

Отредактировано: 22.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться