(не)военная тайна, или Выжить в тайге и не забеременеть

Размер шрифта: - +

Глава 2. День первый, он же второй

Я проснулась от холода, махровое армейское одеяло грело как-то слабовато. Хотя лето на дворе, август. В августе не должно быть так холодно. Спрятавшись под одеялом с головой, свернулась калачиком и попробовала согреться. Не помогло.

Спрыгнув с кровати на холодный деревянный пол, быстро добежала до чемодана и вытащила из него шерстяные носки и свитер. После этого опять вернулась в кровать и потянулась за телефоном, который дожидался меня под подушкой. Три процента заряда — вот это он у меня живучий! Посмотрела на дату и поняла, что мой телефон настоящий гигант: я спала сутки. А вот то, что я заметила следом, заставило меня напрячься: не было ни одного пропущенного сообщения или звонка. Связи тоже не было, ни единой антенки, про интернет я и вовсе молчу. Впервые отсутствие связи я заметила на «Сосновом бору», но тогда мне было совсем не до того, я решила, что телефон затупил и связь скоро появится. Видимо, я ошиблась. Конкретно так ошиблась.

— Что, совсем нет? — Я, наверное, походила на самую настоящую сумасшедшую, выпучила глаза, схватила за руку Калинина и часто-часто дышала.

Я поймала его в столовой, мужчина с задумчивым видом водил ложкой по тарелке. И стоило ему только произнести эти четыре роковых слова: «Здесь не ловит связь», — как я тут же подбежала к нему и вцепилась в его запястье мертвой хваткой.

— Такого не бывает! — продолжала я уверять саму себя в абсурдности утверждения капитана.

— Как видите, бывает, — пожал он плечами и вернул обратно взгляд к своему супу.

— Вообще-вообще? И даже ешечка не ловится? — Я не отчаивалась…

— Вы бы хоть одну антенну поймали, Анастасия Анатольевна, а лишь потом об интернете мечтали. — Его сухое обращение по имени-отчеству заставило меня прийти в себя и отдернуть руку. Я развернулась и пошла на выход. По пути задев плечом какого-то высокого парня, буркнула ему извинение, даже не посмотрев, и пошла на поиски связи. Телефон к тому моменту был заряжен на сто процентов, ведь, проснувшись, я думала, что проблема именно в этом, но, как оказалось… нет.

Я облазила всю территорию, залезла на крышу дома офицерского состава, но связи не было и там. Оглядевшись, заприметила вышку. Точно!

Ближайшие к ней ворота были закрыты, а вот с другой стороны территории приветливо распахнуты, словно специально для меня. На вышке никого не оказалось.

Они тут вообще работают хоть когда-нибудь?

Телефон не ловил даже на такой высоте, я топнула со злости и чуть не пошатнулась, казалось, что доски под моими ногами затряслись.

Встала, успокоилась, перевела дыхание. Нет, это бухало мое дурацкое сердце в груди. Успокойся, Настя, совсем неадекватно ведешь себя, чего удумала — на наблюдательной вышке прыгать.

Подошла к перилам и посмотрела на заставу с высоты. Да уж, зрелище плачевное. Одноэтажное здание заставы буквой “П”, одноэтажный жилой дом на шесть квартир. И чуть вдалеке склад ГСМ. Бокс с машинами, кочегарка, дизельная, столовая, спортзал и склад с продовольствием — все это находилось в той самой буковке “П”. Система вокруг территории залатана в нескольких местах, и не работает освещение, а плац перед центральным входом в здание заставы растаскан по кирпичикам. Я и представить не могла, что где-то еще существуют такие места. За все время, пока наблюдала, я не увидела ни души. Только лес кругом и два одиноких здания.

Жутко как-то… Надо узнать у Калинина, сколько здесь человек личного состава. И есть ли здесь женщины? Ведь должны же быть чьи-то жены, раз целых шесть квартир в доме. Ну ладно, одну я заняла, одну Калинин. Интересно, а он женат?

Так, все, отставить, Настя. Ты сюда приехала работать, а не дружить с женщинами и лямуры с офицерами крутить. Этого отец точно не переживет, хотя… так оно ему и надо.

Я ещё раз беспомощно посмотрела на экран телефона. Без антенки он был какой-то неродной, незнакомый мне — чужой айфончик, от которого толку было еще меньше, чем от младшего брата актера. Ничего, Настя, выживем и так, где наша не пропадала.

Когда я во второй раз появилась в местной столовой, там было пусто, на кухне стояла кастрюля с каким-то супом. И большая сковорода с макаронами, в которых редко-редко виднелись волокна тушенки. Попробовала — вроде есть можно.

— Здратуйте. — На пороге появился мужчина азиатской национальности, не китаец. Однозначно. Но разрез глаз узкий, рост низкий, и говорил он с жутким, непонятным акцентом, как будто только вчера выучил русскую речь.

— Здравствуйте, — кивнула ему, ну не буду же я еще и представляться сама. Вообще, какая-то странная ситуация, меня должен был представить старший офицер. Он-то и представит, через две недели. А сейчас? Калинин мог бы и озадачиться. Я вдохнула поглубже и протянула руку: — Лейтенант Ворон Анастасия.

— Аяз, — кашлянул и на своем ломаном продолжил: — Колчак Аяз, старший сержант. Вы к нам временно или на постоянку?

Вот и что ему ответить, когда хочется отсюда сбежать уже сейчас?

— На постоянку. — Растянула губы в улыбку и, взяв тарелку с макаронами, пошла в столовую. Так себе название для помещения в двадцать квадратных метров и всего с двумя длинными столами.



Вероника Касс

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться