(не)военная тайна, или Выжить в тайге и не забеременеть

Размер шрифта: - +

Глава 26. А дикобразы кусаются?

Проводил свою девочку на самолет и словно вместе с ней улетел. Отвратное состояние, как будто от меня кто-то кусок оторвал и не возвращает, падла.

Не стал дожидаться взлета самолета, иначе стало бы еще хреновее, сразу поехал домой собирать вещи. Завтра мне нужно быть на службе и написать кучу рапортов. Потом надо сделать как-то так, чтобы они придержали личное дело Ворон, возможно, тогда все разрешится как-то быстрее. Иначе ждать, пока ее личное дело идет в Москву три месяца, и только потом получить возможность перевода — ну это же самоубийство самое настоящее. Я скорее чокнусь, чем проживу без нее так долго.

Сам же я не хотел переводиться ни в какую Москву, но разве это выбор? Надо будет — переведусь. Лишь бы вдыхать запах любимых волос по ночам.

Уже в обед я обнял родителей и отправился в Кастрюлино, на подъезде к которому мне позвонила Настя и сообщила об успешном перелете. Я, конечно же, не волновался и был уверен, что все будет отлично, но все же любой перелет в наше время — это потенциальный риск и опасность.

Я остановился переночевать у знакомого, ведь впереди меня ждал тяжелый день, кто бы знал, как я ненавижу всю эту бумажную волокиту. Никогда бы не смог сидеть в душном кабинете и заниматься раскладыванием и сортировкой приказов.

А во втором часу ночи прозвенел неожиданный звонок. Я ждал Настиного звонка, но принцессе было как раз таки не до меня, она лишь написала смску, что устала и легла отдыхать, а вот звонивший сейчас абонент очень некультурно долбил мне на телефон.

— Слушаю, — резко ответил я, не хотелось мне слышать этого человека — желательно никогда.

— Роман, у меня к тебе просьба.

— Очередная? — ухмыльнулся и крепко сжал кулаки.

— Ты завтра в Кастрюлино будешь? Притормози Настино личное дело, а то, пока у нас начнется здесь день, они там у вас могут что-то начудить.

— Это что, шутка такая?

— Нет, дочь хочет обратно, тем более у вас теперь есть веские обстоятельства и все это лишь вопрос времени. Смысл мне вставлять вам палки в колеса?

— Вас укусил обдолбанный дикобраз?

— Что-о-о?

— Нет? Инопланетяне подменили?

— Слушай, ты, щенок, давай-ка не зарывайся, пока я не передумал, а то борзота с тебя так и прет.

— Фу-у-ух, — аж от одного места отлегло, — ну теперь я хотя бы верю, что это вы, — задумчиво заметил я, хотя вся ситуация больше походила на театр абсурда.

Не меняются люди в один момент, а такие люди, как генерал Ворон, не меняют свое мнение, не отменяют собственных решений да и редко переосмысливают собственные взгляды на жизнь. Что-то здесь совсем не вязалось.

— Вы даете слово офицера, что действительно оставите нас в покое?

— Конечно же, нет, Калинин! Не разочаровывай меня в оценке своих умственных способностях. Она моя дочь, и я никогда не перестану следить за ее жизнью и пытаться устроить её лучшим образом. Пока я вижу в тебе лучший вариант из возможных. Поэтому не накосячь, иначе не видать тебе Наськи, как собственных ушей!

Я умер и попал в параллельную вселенную? Или попал в программу розыгрыш? Не верил я в искренность этого мужчины, хоть убейте, но не верил.

— Еще какие-то условия?

— Помолчи уже, капитан. Настя сегодня кое-что узнала и восприняла это очень тяжело. Она сейчас дома спит.

— Что с Настей?! — Я подорвался с кровати, готовый ринуться к ней, и только потом понял, что это не в моих силах. Чертова служба и пропасть в бесконечное число километров между нами.

— Отставить панику! Сейчас все уже хорошо: был врач, поставил укол, выписал таблетки. Сказал, что у нее, — послышался тяжелый вздох и секундная заминка, — эмоциональное истощение.

— Что вы сказали?

— Нервный срыв, по-русски говоря.

— Да вы, вы... Да вы что, совсем там охренели? — закричал я. — Да вы не отец, вы су… изверг ненормальный, помешанный лишь на своих долбаных интересах. — Я заехал в дверь шкафа со всего маху, и та сразу же слетела с одной петли, перекосилась и повисла, грозя вот-вот оторваться и с грохотом разбудить всю квартиру, если этого, конечно же, не сделал я своим криком. — Да твою ж!..

— Все? Высказался?

— Что с Настей?

— Спит твоя Настя. Врач сказал, что ничего страшного не случилось. Отлежится пару дней, фрукты поест, хорошо бы на солнышке еще погреться… но это, увы, сейчас никак…

— Господи. — Я сжал переносицу, ощущая никчемность. Моей конфетке сейчас плохо, а я не могу быть с ней рядом, в который раз уже. — Вы хоть понимаете, что это вы ее довели до такого состояния? — произнес устало.

— Понимаю, — отчеканил по слогам генерал Ворон и завершил наш разговор, а я так и не смог уснуть.

Утром с туманом в голове отправился в отряд. Провел там полдня и все же кое-чего добился, и то, когда пригрозил Вороном командиру.



Вероника Касс

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться