Невольная невеста мага смерти

Глава 8

/Дарио/

Мадлен мило сопела, утомлённая событиями дня. На губах ещё различалась улыбка. Очередной спектакль «Король Пушок» прошёл замечательно. Высшая тень смотрела на меня с укором. Ей сегодня досталась роль Пушка, а играть котёнка в короне не достойно её многовековой персоны. Но раз сильнейший маг смерти мира, и последний, если уж говорить честно, не жалел магию на теневые спектакли для ребёнка, то и ей нечего ворчать.

Бесшумно покинул спальню Мадлен и вышел в погружённый в полумрак коридор. В это время ночи даже тени сопели в облюбованных местах. Только мы с Марией не могли добраться до своих спален. Но в отличии от неё, я толком не спал прошлой ночью и встал очень рано. Потому чувствовал себя разбитым. Однако и на этот раз на пути к заветному сну возникло препятствие.

— Ты должен это увидеть! — Мортимер возник передо мной так внезапно, что я не успел остановиться и пронёсся через его призрачную фигуру на полном ходу.

— Что ещё случилось? — помахал ладонью перед лицом, развеивая дымку нематериального тела Хранителя.

— Гримуар ожил, — с лёгким благоговением в голосе сообщил он.

— Какой именно? — устало растёр переносицу. — В замке полно гримуаров.

— Белый.

— Не может быть! — присмотрелся к лицу призрака.

Кажется, впервые видел его столь удивлённым.

— Я что, похож на шутника? Идём быстрее!

— Идём, — устало вздохнул и поспешил в библиотеку.

Похоже, и этой ночью мне не суждено поспать.

Путь занял не больше пяти минут. Я на полном ходу влетел в гостеприимно распахнувшиеся двери родовой библиотеки и сразу устремился к лестнице на второй уровень, где в отдельной комнате за кованой дверью, запечатанной мощной защитой, находилось хранилище самых дорогих книг коллекции. Комнату без окон освещали магические кристаллы. По центру расположился круглый столик с креслом. Три стены от пола до потолка занимали стеллажи.

Самые ценные книги находились на отдельных полках и под дополнительной защитой. На одной из них за стеклянной дверцей и лежал Белый гримуар магов жизни, доставшийся роду после победы в Черно-белой войне. Обложка из бежевой кожи, обитой металлом, белоснежные страницы, не тронутые временем, исписанные чёрным витиеватым почерком. Защита книги истаяла более пятисот лет назад, но открыть её не удалось никому из моих предков. А теперь гримуар лежал, приглашающе распахнутый на первой странице.

— Видишь? — Мортимер возник у стеллажа.

Он взмахнул магическим жезлом, называемой концентрой, и дверца распахнулась, а книга послушно поплыла в мои руки. Я провёл ладонью по гладкой странице, с еле заметными выступами чернил. Даже вдохнул аромат древности. Пролистал книгу, убеждаясь в том, что гримуар давал к себе доступ. Правда, частичный. Многие страницы оказались пусты. 

— Когда он открылся?

— Когда твоя невеста вошла в библиотеку, — сообщил предок, добавив в голос язвительных ноток.

Всё не мог смириться. Ведь необходимость брака вызвана тем, что та давняя победа в войне оказалась нашим великим поражением. Я и Мадлен — последние маги смерти этого мира.

— Мария была здесь? — не особо удивился. Эта заноза вряд ли бы выполнила просьбу. — Сама пришла? Что она хотела?

— Искала книги. География, история, магия… Тебе не повезло, девушка не из глупых.

— Она ещё и с характером, — отметил я, пролистывая страницы.

Родословная, свойства трав и заклинания для их усиления, средства диагностики, уникальные составы снадобий. Этот труд — возможный прорыв в лекарском деле. Тщеславие не позволяло магам жизни делиться своими знаниями с посторонними. Но их время давно прошло.

— Какие книги ты ей дал?

— Ничего особенного. Мемуары Француа, учебник по географии и магии для детей.

— Будет, чем заняться, — усмехнулся я.

Надеюсь, она закопается в книги и не будет беспокоить меня до самой свадьбы.

Почти час я просидел в хранилище, знакомясь с попавшими мне в руки знаниями. Но усталость брала своё, строчки расплывались перед глазами и отказывались оседать в голове мудростью. Тогда я взял гримуар и отправился к себе. Спать хотелось нереально, но и отрываться от такой ценности не было сил. Так, почти не отнимая взгляда от книги, я добрался до своих покоев, а потом и до купальни. Да и оттуда выходил, не прерывая чтения. Одеждой не озаботился. Был уверен, что через полминуты доберусь до кровати. Но ошибся. 

— Приве-е-т, — раздался насмешливый голос Марии.

Я сбился с шага, обратил взгляд к расправленной кровати, на краю которой вальяжно разместилась моя невеста. Щёки её заалели, гармонируя по цвету с мешковатой сорочкой, а на пухлых губах отпечаталась злорадная усмешка. Пришлось призвать всё своё самообладание, чтобы не прикрыться. Тем более, в руках была только книга. А прятать исподнее за древним гримуаром — как-то неуважительно. Хотя, от этой язвы стоит прикрыть стратегически важные места. С неё станется навредить, чтобы брачная ночь так и не состоялась.

 — Что ты здесь делаешь? — и не пытался скрыть раздражения.

— Дверь была открыта, — небрежным взмахом руки она указала на проход между нашими спальнями. Видимо, прислуга позаботилась. — Я решила — это приглашение на обещанный разговор.

— Мари, я очень устал и хочу спать, — направился в гардеробную, чтобы скорее одеться.

Невеста хоть и была смущена, но это не мешало ей нагло меня разглядывать. И, несмотря на отношение к ней, этот факт возбуждал. Что я не собирался демонстрировать.

Пройдя по проходу между двумя рядами одежды, остановился перед комодом. Отложил книгу и извлёк на свет первое попавшееся бельё. Которое выпало из рук, когда раздался ехидный голос моей невесты.

— О, какое милое родимое пятнышко. Сердечком.

Заноза стояла, прислонившись плечом к косяку двери и продолжала улыбаться.

И я рассчитывал, что она не последует за мной?

— Это не сердечко.

— Ага, утешай себя, — продолжала она злорадствовать. — Но, вообще, для старичка ты неплохо сохранился.



Алекс Найт

Отредактировано: 18.11.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться