Невольница для зверя, или Попаданский кодекс мести

Размер шрифта: - +

Правило №11. Используй последний шанс

Я сижу на земляном полу, оглушённая холодом, удушающей клаустрофобией и болью. Даже крысы разбегаются и затихают, чуя мою панику. На втором часу, когда ужас отступает, взгляд выхватывает крохотное окошко под потолком: узкое и задрапированное густой металлической сеткой. Через три часа меня уже мало интересует кто, что, когда, где и зачем. Я просто хочу есть.

Ещё через час голод набирает обороты, и мне приходится поджимать под себя ноги, чтобы в животе не урчало. Я тихо постанываю, но он – зверюга – лишь сильнее скручивает желудок. Так и крыс жрать начнёшь... В одном уверена: если дело продолжится в том же духе, через двое суток Аврора найдёт здесь мой закоченевший трупик.

Ещё спустя какое-то время, я слышу за дверью осторожные шаги. Затвор скрипит, и приглушённый свет коридора почти ослепляет меня. Заслоняю глаза ладонями. В темноте между пальцами прорисовывается щуплая фигура Олега с большой тарелкой в руках, а в воздух врезается запах курицы и отварного картофеля.

– Дай-ка сюда! – не церемонясь, выпрыгиваю из темноты и выхватываю у Олега провиант. Тот не успевает даже опомниться, лишь пятится к лестнице.

– Элен, тише! Если они узнают, могут нас обоих наказать!

– Да плевала я, – выхожу за порог и усаживаюсь на ступеньки. Вытираю грязным подолом лицо и руки и принимаюсь уплетать курицу. И кажется, что от аппетитного запаха зажаренной кожицы и лука вот-вот галлюцинации начнутся. – Рассказывай.

– Аврора в ярости, – верещит Олег. – Мол, умоляла принять на работу, а сама устроила концерт в первый же день. Да не кого-то там за грибами послала, а самого роана Фато, жреца культа механических машин!

– Это я и без тебя знаю, Ефремов. Я о другом. Что припёрся? Ты всегда заискиваешь только если тебе что-то нужно.

– Как странно ты произносишь мою фамилию, – хмурится Олег. – Вроде, проще некуда, а все вечно её коверкают. Офрен я. Олег Офрен!

– Да мне хоть имбецил! – я уплетаю трапезу за обе щёки. Никогда не ела ничего вкуснее! – Не уходи от темы. Что от меня надо?

– Кто прислал? – быстро рубит Олег и присаживается рядышком, свесив со ступеней тощие ноги в смешных гольфах.

– Это ты меня едой подкупить решил? Да не дождёшься!

– Элен, – мягко говорит Олег. – У тебя нет выбора. Чую же, что не простолюдинка, а роанна. Таким в борделях не место. Так что отвечай: с кем связана и кто копает под меня и Виктора?

– Да кому этот твой Виктор нужен! – смеюсь ему в лицо, дожёвывая сочное поджаристое мясо. Картофель, пропитанный куриным золотистым жирком, так и просится в рот! – И никакая я не роанна, обычная бордельная работница.

– Откуда ж ты тогда моё имя знаешь? И мои заслуги? – Олег скалится. – Кто тебе всю подноготную выдал?

– Сказала же – не дождёшься!

– Я вот что хотел, – Олег склоняется ближе, и меня обдаёт его дыхание. – Может, у тебя и на Виктора есть подноготная? Мне она очень пригодилась бы, и ты знаешь, почему. Я мог бы купить у тебя информацию.

– Ах, так вот ты зачем! – прекращаю жевать и, громко стукнув, ставлю пустую тарелку на каменную ступень. Обглоданные косточки скачут по фарфору и слетают на пол. Пожалуй, Олег мог бы мне пригодиться. И его ресурсы тоже. Мало ли что... – Не твоё это дело, понял?!

– Элен, – Олег начинает мямлить, как девчонка. – Ну, я же по-хорошему.

– А я по-плохому, – отрезаю я. – И попробуй ляпни Виктору хоть что-то. Вмиг узнает, чем ты в Оле промышлял!

Олег замолкает. С неохотой забирает опустевшее блюдо с жирными разводами.

– Что нужно, Элен? – повторяет он мрачно.

Я не могу сдержать улыбку, но боль в разбитой щеке вмиг отрезвляет меня. Сейчас я знаю, что у него спрошу.

– Где продаётся вино «Страшная сказка»? – слетает с языка.

Олег смотрит на меня, как на умалишённую, и его глаза лихорадочно сияют в мышиной тьме. Впрочем, я привыкла: здесь все на меня так смотрят.

– Так у Вольпия в лавке же, – говорит он осторожно. – Скупает пойло на винодельне, заговаривает и этикетки лепит… Или тебе нервный срыв мозги отъел?

– Немного есть, – признаюсь я с неохотой. – Но не надейся: твоих похождений не забуду! А как эту лавку найти?

– Боги из машины! Да все эту лавку знают! За сорок лет прохиндей Вольпий так развил дело своего деда, что вся Империя в Московию съезжается за вином!

– Прохиндей?

– Хитрый очень, – подмигивает Олег и стучит пяткой о ступень, словно нервничает. – Единственный сказочник Империи, а Контора всё его никак не завербует. Помнишь, как легко Арсена твоего схватили, молодого, умного да крепкого? А меня? А его – хиляка старого, артритного – не могут!

– Вот же как? – слово «сказочник» бьёт промеж лопаток, как клинок. В мыслях всплывают слова старика из магазина: «Сказочница ты», и я вспоминаю его пальцы, вывороченные артритом… Неожиданно меня начинает колотить озноб. Кутаюсь в подол грязного платья, как в покрывало.



Диа Мар

Отредактировано: 18.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться