Невозможное

Размер шрифта: - +

Глава 26

                Кирилл ехал в машине долго и нудно ,добрался домой уже довольно поздно. С улицы бросил взгляд на окна - темно, видимо спят. Оно и к лучшему! Вся эта напряжённая обстановка в квартире его раздражала,лишала покоя и мешала ему в радости общения с Артёмом. Но надо было  как говориться " соблюдать все приличия ", понимая, что любое отклонение от пунктов решения суда могло привести к неприятностям, Артёма могли отправить в приют, пусть не надолго, но вприют.

                Да и органы опеки не оставляли их без внимания, побывали в садике, расспрашивали там воспитательницу, а однажды уже довольно поздно вечером позвонили  в домофон. Кира была одна с сыном. Пришли две женщины, другие, не те, что были в суде. Внимательно осмотрели квартиру, расспросили подробно Артёма о его жизни.               

                Кира нервничала, стояла перед ними  как на раскалённой сковороде, но тут пришёл Кирилл и женщины воочию увидели, с какой радостью встретились отец и сын.Ушли довольные, даже выпили по чашечке чая.Так что вроде всё обошлось.

                И всё таки надо было создавать иллюзию нормальной семьи, в которой их сыну хорошо жить. Это требовало больших усилий с его стороны ,  да и Кире очевидно было тоже трудновато играть роль любящей матери и жены. Хотя, справедливости ради  надо было отметить, он чувствовал, что  она действительно полюбила сына. Она просто растворилась в нём, в её глазах было такое свечение, когда она смотрела на Артёма, что было понятно, она счастлива рядом со своим ребёнком.

                Кирилл это видел и иногда даже ревновал Артёма к ней. Если он был занят за компьютером в столовой, то слышал как весело они играли, носились по комнатам,прихожей . Иногда читали вместе, смеялись, учили стихи, пели песенки. Артёму даже очень понравилось, когда мама Кира прятала какую-нибудь игрушку, а он искал. По всей квартиры разносилось :

                - Холодно! Теплее! Почти горячо! -

                 И наконец вопль Артёма :

                - Я нашёл! Папа, я нашёл! Ура! -          

                Радость била через края. Оба были прямо в восторге от этой игры, но и про учёбу не забывали.

                Кира серьёзно занялась с сыном английским. Принесла плакаты,азбуку, много книг.Никогда не заставляла его учить насильно, но как-то сумела заинтересовать ребёнка так, что Артём даже с интересом осваивал  английский.

                В разговоре с Артёмом всегда была спокойной, но сильно переживала по каждому пустячному поводу, страдала, когда тот падал,ударялся об острые углы мебели. В её глазах как будто навсегда застыл страх потерять опять этого ребёнка, которого она лишилась, как она считала, только  по своей вине.

                А Артём уже перебрался в садик рядом с домом. Кирилл отводил его туда утром, если был   дома, а Кира забирала его. Так что как-то всё потихоньку утряслось и вроде уже появился определённый ритм в  их совместной жизни. Но...

                Кирилл тихо открыл дверь, не зажигая света разделся и прошёл в ванную.Только, когда открыл дверь, понял, что там горит свет и на коврике перед ним стоит полностью обнажённая Кира. Она очевидно уже помылась и теперь сушила феном волосы и не слышала, когда он открыл дверь. И когдаоткинула волосы назад, вдруг увидела стоящего в проёме двери Кирилла с каменным лицом.Он смотрел на неё молча, ни один мускул не дрогнул на его лице. Испуг мелькнул в её глазах и она быстро прикрылась полотенцем. Слова торопливо срывались  с её губ :

                - Я сейчас,я только оденусь. Я не слышала, что ты пришёл, извини!-

                А дрожащие руки уже схватили халатик, быстро накинула его, на автомате протёрла пол и проскользнула мимо Кирилла. Он уже вдогонку прошипел :

                -Закрываться надо, Вы здесь не одна живёте.-

                Зашёл в ванную, молча уставился на себя в зеркале. Уставшее лицо с каким-то  тоскливым выражением глаз, круги под глазами, да и осунулся он  - такая нерадостная картина предстала перед ним. Постоял в раздумье, увидел на стиралке оставленную ночную рубашку Киры, взял её и медленно прижал к лицу, жадно вдыхая этот забытый за последние годы запах когда-то так любимого им женского тела. Замер в отчаянии и вдруг почувствовал как острое желание просто пронизывает всё его тело. Постоял сжавшись как пружина несколько минут,перевёл дух, наклонился, облил лицо холодной водой.



Елена Гурская

Отредактировано: 28.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться