Невозможное-возможно!

Размер шрифта: - +

Невозможное-возможно!

                                                                            
НЕВОЗМОЖНОЕ - ВОЗМОЖНО!
 
Татьяна, взяв коляску, осторожно вкатила ее в палату.
    -Ну мамочка, давай потихоньку встанем и поедем на воздух. Погода сегодня отличная, прохладно, но солнышко  пригревает по летнему. Надень  кофту, а на голову я тебе повяжу вот этот платочек. Поднимайся, родная, поднимайся, - взяла  ее за руки Таня.
    -Доченька, ну что ты мучаешь себя и меня, я уже ничего не хочу, да и не надо мне  этого, сядь лучше рядом и просто с тобой поговорим.
    -Вот поедем на воздух, там и поговорим! Возьми меня за шею и потихонечку вставай!
Усадив мать в коляску, Таня  покатила ее к выходу. В дверях никак не могла справиться с правым колесом, несколько раз пыталась как-то сдвинуть его с места, но ничего не получалось.
    -Разрешите я вам помогу, - раздался за ее спиной мужской голос, она  обернулась.
    -Пожалуйста, если сможете.
Присев на корточки, мужчина, что-то поправил и колесо закрутилось. -  Вот, порядок,  можете ехать, - и он легонько подтолкнул коляску.
    -Спасибо, я бы сама не справилась. – Она выехала на  не широкую аллейку, усыпанную желтыми листьями. Мужчина продолжал идти рядом.
    -Какой чудесный день, настоящее бабье лето, видите ниточки паутины носятся в воздухе, такое бывает только  в это время.
    -Да, вы правы,  день отличный. – Татьяна, подъехав к скамье, остановилась. – Мы пожалуй здесь посидим. -  Мария Григорьевна, мать Тани,  сидела откинув голову с закрытыми глазами. – Кажется мама уснула, свежий воздух действует на нее как снотворное. А вы пришли кого то  проведать? – спросила она мужчину.
    -Нет,  меня  направили сюда на обследование, подозревают что то с легкими. Полгода назад перенес грипп, это дало осложнение на легкие, обнаружили какое то затемнение. При повторном обследовании  выяснилось, что затемнение   увеличивается , и в результате направили сюда, в  ОНКОЦЕНТР. А раз сюда попал, то уже ничего хорошего не жди. А что с вашей мамой?
    -Рак пищевода четвертой стадии, - понизив голос ответила Таня. -  Приняли третью химию, но улучшения никакого нет, и вряд ли будет. Она тает   прямо на глазах, уже начали колоть обезболивающие, врачи говорят  - счет пошел на дни.  Я с ужасом жду этого и не могу смириться с этим. – И она заплакала.
    -Не надо плакать, отнеситесь к этому как к неизбежному. Вы молоды и справитесь  с этим горем. Сколько лет вашей маме?
    -Шестьдесят семь, она единственный мой родной человек, кроме нее у меня никого нет. Вы даже не представляете как мне страшно.
    -Успокойтесь, а то напугаете маму. Давайте познакомимся, меня зовут  Алексей,  а вас?
    -Татьяна. Спасибо вам за слова утешения,  вам легко  их говорить, у вас наверное полно родных, а у меня  никого.
    -Вы, Танечка, ошибаетесь, у меня кроме  старенькой матери  тоже никого нет.  Ей  за восемьдесят   и живет она  в деревне, одна. Сколько лет уговаривал ее переехать ко мне в город,  она же отказывается на отрез, говорит -  родилась  в моей родной деревне и тут же помру.
    -И давно вы здесь?
    -Сегодня первый день. Обещают с завтрашнего дня начать обследование.
В это время проснулась мать Тани. – Доченька отвези меня в палату, мне холодно.
    - Хорошо, мама, поедем. До свидания, - попрощалась она с  Алексеем.
    -И вам всего хорошего.
Таня завезла мать в палату, уложила на кровать, накрыв одеялом до самого подбородка.
    -Мамуля, я пожалуй пойду, завтра приду после обеда. – Поцеловав мать, она ушла.
На следующий день, придя на работу, она написала заявление на имя директора, с просьбой предоставить ей отпуск. Работала  она  главным специалистом на  местном хладокомбинате,  в отделе технического контроля.
    -Здравствуй  Катя, - поздоровалась она с секретаршей, - Илья Петрович у себя?
    -Да, только что зашел.  -  Илья Петрович, к вам хочет зайти Ремизова, -  спросила она директора по внутреннему телефону.  -  Заходите, разрешил.
Таня постучав, вошла в кабинет. – Здравствуйте Илья Петрович,  я хочу  уйти в отпуск, вот заявление.
    -Что значит хочу уйти в отпуск, существует общее правило для всех – отпуска предоставляются согласно утвержденному графику.  Тебе когда положено по графику?
    -С первого декабря.  Но у меня так складываются обстоятельства, что отпуск мне нужен именно сейчас. У меня умирает мама, у нее онкология и врачи сказали, что счет пошел на дни. Кроме меня у нее никого нет и эти последние дни я должна быть с ней.
    -Понятно, давай твое заявление,– протянул руку директор. -  Понадобится помощь, обращайся, все что нужно сделаем. 
    -Спасибо вам большое, -  и она вышла из кабинета.
По дороге   купила курицу, две пачки фруктового сока. Дома сварила бульон и пошла в больницу.  В палате, кроме Марии Григорьевны лежали еще две женщины. Подойдя к кровати,  она склонилась над  матерью.
    -Она спит, ей недавно сделали укол, - прошептала ее соседка, - она всю ночь не спала, мучили боли.
Таня взяла  стул и села возле кровати. Мать спала,  вытянув руки вдоль тела, серое лицо, заострившийся нос, и ей показалось что она  не дышит. Вскочив, низко наклонилась над ней и почувствовала ее дыхание. Успокоившись,  она тихонько сказала соседке:
    -Пока она спит, я выйду во двор, посижу на скамейке. – Та согласно кивнула головой.
Выйдя во двор,   Татьяна села на скамью, вытащила из кармана   рекламную брошюрку и стала   ее перелистывать.
    -Здравствуйте Таня! -   подняв голову, она увидела перед собой   вчерашнего знакомого, Алексея.
    -Здравствуйте, я не  слышала как вы подошли.  Ну что у вас нового, обследование начали?
    -Частично,  завтра воскресенье, они естественно не работают, так что все начнется в понедельник. А как ваша мама?
    -Совсем плохо, живет благодаря капельницам и обезболивающим уколам. Глядя на то как она медленно уходит, у меня просто сердце разрывается, но я  ничего не могу сделать, чтобы как то ее удержать. С сегодняшнего дня взяла отпуск и теперь до конца буду рядом с ней.
    -Вам сочувствую, а ей завидую.
    -Что за глупости вы говорите, как можно завидовать умирающему человеку?!
    -Эта же участь ожидает и меня, только  ухаживать за мной будет некому.
    -Алексей, как вам не стыдно говорить такое, посмотрите на себя – вы здоровый мужчина, у вас даже малейших признаков  э т о г о  заболевания нет,  еще ничего не известно, а вы уже раскисли. Вот посмотрите, все будет хорошо!
    -Ваши слова, да Богу в уши.  Таня,  кажется вас зовут.
    -Да, видимо мама проснулась. До свидания,  надеюсь завтра увидимся.
Целый день она просидела возле матери, пыталась ее покормить, но  проглотив несколько ложек бульона, ее тут же вырвало. Подошел лечащий врач.
    - Не надо мучить ее, это все бесполезно,  сейчас ей достаточно капельницы.  Вы идите домой, отдохните сами, а мы ей на ночь сделаем укол и она будет спать до утра.
Ушла Татьяна из больницы, когда уже начало темнеть. Несмотря на то, что она целый день ничего не ела, кушать ей не хот елось. Через силу  выпила чашку чая с бутербродом и  легла спать, но уснуть не смогла.  Думала о том,  как она будет жить дальше, когда не станет ее единственного родного человека. Она была для нее всем  -  матерью, подругой, наставницей, во всех жизненных  перепитиях могла дать  нужный и правильный совет, была ее поддержкой и опорой. Никогда и ни в чем ее не упрекала, несмотря  на   множество ошибок, которые она совершила за прожитые тридцать пять лет. Взять хотя бы ее безрассудное замужество   за красавца Сергея, законченного  алкоголика и наркомана. Вместо того чтобы осуждать и упрекать ее, она утешала и поддерживала ее как могла. И терпела его присутствие в своей квартире, пока он сам не исчез, причем навсегда. Или ее  нечаянную беременность,  случившуюся в результате кратковременного романа с одним  студентом,  проходившим практику на их заводе,  который был младше нее на восемь лет. Узнав об  этом,  мать запретила ей делать аборт, но  к счастью или  несчастью,  все закончилось выкидышем. И еще много других неприятностей пришлось пережить  бедной матери вместе с дочкой.  Всю жизнь Мария Григорьевна проработала бухгалтером в различных  организациях и только в шестьдесят три года ушла на пенсию  с должности главного бухгалтера Министерства пищевой промышленности, где проработала  последние десять лет. Всего три года прожила  она благополучно и спокойно. Татьяна после окончания института,  опять таки  с помощью Марии Григорьевны, устроилась на работу на городской хладокомбинат. Начала с  лаборантки,  по мере того, как набиралась опыта,   год от года  поднималась по карьерной лестнице  и  уже более трех лет работала главным специалистом.   Как будто все в их жизни было  нормально,   хорошая квартира, вполне приличный достаток. Правда Мария Григорьевна, как мать, переживала из за неустроенности  личной жизни Татьяны, но надеялась, что рано или поздно она дождется своего суженного. И вдруг, как снег на голову,  свалилась эта страшная беда. Когда установили диагноз, то было уже поздно, метастазы распространились на все средостение. Врачи пытались как то продлить ей жизнь,  но все было бесполезно. И вот теперь она  доживала  свои последние дни. «За что, за что ей такое, ведь она  практически не прожила ни одного дня ради себя, все время  думала о том, чтобы у меня все было хорошо! А я, эгоистка несчастная, принимала все как должное! - разрыдалась Татьяна, уткнувшись в подушку. –  Что имеем то не ценим, а потерявши плачем, эта поговорка про меня!». Она долго еще плакала, и как то  незаметно уснула,
 Утром она побежала в больницу, Мария Григорьевна спала, Таня присела на краешек кровати,  мать  не шевельнулась,  тогда она  тронула ее за руку – руку была теплая. Постояв минуту, она вышла в коридор, прошлась до холла и увидела  Алексея, сидевшего в кресле у телевизора.
    -Доброе утро, Алексей, - поздоровалась с ним Таня.
    -Танечка, здравствуйте! Вы что  ночевали здесь?
    -Нет, я только что пришла,  мама спит и я решила  пройтись. Как вы себя чувствуете?
    -Нормально.  Присаживайтесь, - указал он на кресло стоящее рядом. – Сегодня воскресенье и  я мог бы уйти домой, но врач не разрешил.
    -А вы где живете?
    -Недалеко от кинотеатра «Авангард».
    -Алексей, вы спортсмен?
    -Почему вы так решили? Нет, я не спортсмен, я простой охранник. Прослужив в армии  двадцать  с лишним лет, ушел в отставку, некоторое время не работал, а потом утроился на работу  в ЧОП – частное охранное предприятие.
    -И что же вы охраняете?
    -Не что, а кого,  как правило,  богатых людей, которые очень  бояться потерять свое  состояние,  даже больше чем жизнь, - улыбнулся  Алексей. - Поступает разнарядка на  охрану какого  то  мероприятия, например презентации, или  торжества по случаю свадьбы,  юбилея и даже похорон. Иногда приходится сопровождать  «Персону» в какой не будь поездке, бывает даже за границу. А почему вы подумали, что я спортсмен?
    -Ну у вас такая  выправка, - смутилась Татьяна.
    -Я  же бывший десантник, в ЧОП слабаков не берут. Правда я сейчас  несколько утратил свою форму, похудел на семь килограмм и думаю, что это только начало.
    -Вот вы опять за свое,  зачем вы заранее предполагаете то, чего не знаете. Вот когда вас полностью обследуют, посмотрите, ничего страшного у вас не найдут. Ладно,  Алексей, я пойду, мама уже наверное проснулась.
    -Таня, называйте меня  Лешей, меня все так зовут. 
    -Хорошо, Леша, пока!
Мария Григорьевна умерла через  три дня. Зайдя утром в палату Таня  увидела пустую голую кровать и зарыдав выбежала в коридор.
    -Не плачьте, Танечка,  она умерла во сне, отмучилась,  - тронула ее за плечо  медсестра, - вы зайдите к  Семену Федоровичу, он скажет,  что надо делать.
Похоронили Марию Григорьевну на следующий день. Как и обещал директор,  Тане помогли  материально, а также в организации похорон. Через несколько дней ей позвонили из больницы, просили зайти и забрать  кой какие вещи, оставшиеся после  смерти  матери. Уложив  в пакет мамину теплую кофту и пуховый платок , она попрощавшись со всеми направилась к выходу и в дверях столкнулась с Алексеем.
    -Здравствуйте Танечка! Я видел  в окно, как вы  заходили  в больницу  и решил вас  подождать.  Примите мое искреннее соболезнование,   простите,  не могу  найти слов утешения.  Но жизнь продолжается и  надо жить. Для вас это большая утрата, но вы молоды и я желаю вам  как можно легче это пережить.
    -Спасибо, Леша.  Как у вас дела?
    -Да ничего хорошего, диагноз подтвердился -  злокачественная опухоль правого легкого.  Правда врач сказал,  что поражена  лишь меньшая половина и  как будто без метастаз. Но операция неизбежна. Завтра будут делать  блокирование,   как мне объяснили - возьмут  в кольцо этот участок,  а через три дня операция. Вот такие мои дела. Давайте на всякий случай попрощаемся, очень сожалею, что встретились мы с вами не в том месте и не в то время.
    -Я не  хочу с вами прощаться и не буду! Вы бывший десантник, наверное не раз смотрели смерти в глаза, а теперь вдруг разхныкались! Возьмите себя в руки и  внушайте сами себе – все будет хорошо, я в этом абсолютно уверенна!  Когда вам будут делать блокирование?
    -В десять утра.
    -Я приду к вам после обеда, а вы держитесь молодцом!  Пока, до завтра, - взяла она его  за руку и крепко пожала.
    -Спасибо вам, буду ждать.
Выйдя из больницы, она поехала домой. Сидя в трамвае, не переставала думать  об Алексее.  Он ей понравился при первой  же встрече, очень  интересный мужчина, атлетического сложения и была в нем какая то  спокойная  уверенность. Подумала о его болезни и сердце ее  дрогнуло от жалости, неужели он не выкарабкается?  «Нет, этого не может быть, он еще достаточно молод, физически здоров и это главное в его положении. Надо будет  его поддержать, внушить уверенность, что он обязательно выздоровеет!» - решила про себя Татьяна.
На следующий день,  купив  целый пакет апельсинов, яблок, бананов, она пошла в больницу, время было около пяти часов. В трехместной палате лежали двое больных – Алексей и  еще мужчина неопределенного возраста, третья койка была свободна.  Войдя в палату, она увидела  сидящего возле Алексея  пожилого человека    .
    -Здравствуйте, - поздоровалась она со всеми.
    -Здравствуйте, коль не шутите, -  ответил ей старик.
    -Танечка,  проходите пожалуйста! Познакомьтесь – это мой сосед по квартире,  друг и наставник, Иван Иванович, - приподнялся с подушки Алексей.
    -Лежи, лежи,-  осадил его Иван Иванович,  - познакомимся без тебя.  Врач сказал до шести не вставать, вот и не вставай! Садитесь Татьяна на мое место, а я пожалуй пойду. Ну  что, Алексей,  заказывай, что тебе приготовить?
    -Дядя Ваня,  не беспокойтесь, у меня все есть, да  и  кормят  здесь вполне прилично.
    -Коль так, то завтра не жди, приду послезавтра, теперь  всем пока!  -  и он шаркающей походкой направился к выходу.
Таня присев на стул, взяла за руку Алексея.  – Рассказывайте, что вам сделали?
    -Я  не смогу вам  толком объяснить, потому что сам ничего не понял., что то  вкалывали, сказали лежать шесть часов, вот я и лежу. Как вы?
    -Никак, хочется волком выть от тоски, как подумаю, что мамы больше нет, хочется  самой умереть, - заплакала Татьяна.
    -Таня, да вы что?! Меня  успокаиваете, стараетесь  подбодрить, а  себя не можете взять в руки?  Перетерпите, постепенно  боль утраты  будет проходить и все наладится. А сейчас – не плачьте,  пожалуйста.
    -Извините, все, все,  больше не буду, - улыбнулась она, вытирая слезы. – Так этот Иван Иванович действительно ваш сосед?
    -Да, живем на одной площадке. Два года назад похоронил жену и как то сразу постарел , сник. Ему семьдесят лет, а выглядит он, сами видели как, горе никого не красит. Когда остался один, то мы как то с ним сблизились, он, можно сказать, взял шефство надо мной, иногда помогает по хозяйству, ну а я тоже перед ним в долгу не остаюсь. Без его поддержки  мне совсем бы было худо.
Вошла медсестра. – Алексей  Михайлович, вставайте и  пойдем в процедурную.
Таня поднялась, - ну что Леша, я наверное пойду, если я вам не надоела, то могу  придти завтра.
    -Танечка, я буду очень рад, до свидания!
Выйдя из больницы, она задумалась. Прошла неделя после смерти матери и у нее  оставалось  почти двадцать дней отпуска. Вчера она решила выйти на работу, а сегодня, после посещения Алексея, передумала.  Она видела,  как  он  обрадовался, когда   она  пришла к нему сегодня, и с какой надеждой в глазах он с ней попрощался. « Решено, я буду с ним до победного конца, каким бы этот конец не был».
На следующий день, не успела она  войти в палату,  как следом за ней пришел Иван Иванович.
    -Привет Леха, я тебе тут сварганил плов, давай садись, покушай, пока горячий!
    -Дядь Ваня, ну зачем вы утруждаете себя, я ж вам сказал, что здесь хорошо кормят!
    -Ну уж пловом наверняка не потчуют, делал все как написано в  рецепте, попробуешь – оценишь.
    -Леша, я наверное пойду, мне еще надо зайти кое куда, завтра обязательно приду. До свидания Иван Иванович. До свидания Леша! – и она быстро вышла из палаты.
До операции оставались сутки, и  накануне Таня пришла пораньше и сидела дольше. Говорили о погоде, о различных новостях, не касались только  темы предстоящей операции. Перед  ее уходом, он вдруг  хлопнув себя по лбу, пробормотал:
    -Ах  я  недотепа, совсем забыл. Танечка, у меня к вам просьба, вы не смогли бы  отправить почтовый перевод моей матери, я должен был сделать это еще  несколько дней назад, да вот закрутился и забыл.
    -Ну конечно могу,  напишите адрес и я все сделаю.
Алексей   взял ручку, оторвал  чистый клочок бумаги от газеты и написал адрес.
    -Вот адрес, а это моя  карточка, снимите с нее сумму, которую я написал. Это вас не очень затруднит?
    -Что вы, Леша, даже не думайте об этом. А где находится эта деревня?
    -Я на машине доезжаю туда за час, а автобус идет почти два с половиной часа. Не так далеко, но  я все равно там бываю редко, в лучшем случае раз  в два, а то и в три месяца, работа не позволяет. Ну что, будем прощаться, Танечка, вы завтра не приходите, лучше после завтра, договорились?
    -Хорошо, я поняла. Пока, до свидания, ни пуха, ни пера!  До послезавтра!
Выйдя из больницы, она остановилась, ей внезапно пришла в голову мысль: «А не съездить ли мне самой в эту деревню, познакомлюсь с его матерью, конечно о болезни Алексея ей ничего говорить не буду», - решила Татьяна  и поехала домой.  Когда выходила из автобуса, спросила у водителя:
    -Вы случайно не знаете  каким автобусом  можно доехать до деревни Ольховки?
    -Это которая Ольховка, их две.
    -Райцентр «Солдатское»
    -Это с автостанции Ильичевская, знаете где это?
    -Приблизительно, но я найду.
На следующий день  Татьяна сняла с карточки деньги, купила небольшой тортик и поехала в деревню Ольховка. Без особого труда отыскала улицу и дом,   по адресу, который написал Алексей.  Она шла по дороге, разглядывая ухоженные домики, утопающие в осеннем разноцветье палисадников и садов. Совсем не такой представляла она эту деревню,   думала, что  увидит старые покосившиеся избы, разбитую дорогу, но дорога была ровная, покрыта  новым асфальтом.  Подойдя к калитке, остановилась в нерешительности – у крылечка на солнышке лежал пес. Увидев Таню, он подняв голову лениво затявкал, через минуту на крыльцо вышла пожилая женщина.
    -Здравствуйте, мне нужна Гордеева  Полина Прокофьевна!
    -А это и есть я.  Проходите в дом, собаки не бойтесь, он   не  кусается, старый совсем.
Таня, открыв калитку подошла к крыльцу, пес проводив ее взглядом, даже не поднялся.
    -Заходите, пожалуйста, будем знакомиться. Кто вы и по какому делу ко мне?
    -Меня зовут Татьяна, фамилия Ремизова. Я работаю с вашим сыном Алексеем. По работе пришлось  ехать  в Солдатское, вот он меня и попросил  заехать к вам и передать деньги.
    -А что ж он  сам не приехал, уже прошло почти два месяца,  как он был последний раз, не ровен час помру, а он и знать не будет.
    -Да у него сейчас ответственная работа, как только закончит сразу же приедет  к вам.
    -Ну спасибо вам Танечка, садитесь я вас сейчас чайком угощу со смородиновым вареньем. Как он   там живет бедолага,  никого  не нашел?  Поди уже четвертый  год  один мается.  Ведь такой мужик, Бог не красотой, не   силой не обделил, а вот женщину  найти по душе не может.
    -А он разве не женат?
    -Так разошлись они с Лизаветой. Пока служил, все у них вроде хорошо было, а как уволился из армии, все пошло наперекосяк.   Хотя он устроился на хорошую работу, купили квартиру, машину. Столько лет прожили вместе, а тут будто  черная кошка  промеж них пробежала, то ли она погуливать стала, а может  и он, не знаю.  Ведь он как партизан, молчит, ничего не  рассказывает,  а  уж  пятый десяток разменял, скоро  сорок три.  Видно не судьба мне внуков  увидеть, - вздохнула она.- Переживаю за него, один он у меня и последний. Родила его когда  мне было уж под сорок. До него были две девочки, одна умерла  еще в роддоме,  через три года родилась вторая, да в пять лет утонула в речке, Увязалась с соседскими ребятишками, а те не углядели, вот  такая судьба.  А   ты то сама замужем?
    -Да, -  покраснела Таня.
    -И детки есть?
    -Детей нет.
    -А что  ж так, вроде и возраст подходящий,  сколько тебе лет?
    -Тридцать пять. Полина Прокофьевна, я  вот  небольшой тортик вам привезла, давайте  порежем к чаю. Вы одна живете?
    -Одна,  уж десять лет, как муж помер, с тех пор одна. Алексей как школу кончил, так и упорхнул из дома. Когда служил, то  хоть раз в год приезжали в отпуск, наделась  что рано или поздно появятся внуки, а получилось сама видишь как.   
Помолчав, Таня  спросила:
    -А вы бы не хотели переехать к сыну в город?
    -Нет, не хочу. В городе шумно, воздух плохой, а здесь раздолье, одно слово -моя родина. Сейчас у нас совсем хорошо стало. Года три назад появился  у нас  фермер, скупил пустую землю, наладил хозяйство, дал работу многим мужикам, открыл два магазина, дороги  починил и деревня ожила, теперь у нас не хуже чем в городе стало, - засмеялась Полина Прокофьевна.
Попив чаю, Татьяна засобиралась. – Знаете, что, напишите ему маленькую записочку, что  вы живы, здоровы, деньги получили,  успокойте его, а то он переживает за вас.
    -Да, конечно напишу, а ты пока еще чайку попей.
Через пол часа,  Татьяны дождавшись автобуса, поехала домой.  Приехала, когда уже совсем стемнело, перекусив, легла спать.
Утром привела себя в порядок  и  поехала в больницу. Алексея только что перевели из реанимации в палату. Он вытянувшись лежал на кровати,  повернув голову к стене. Таня на цыпочках подошла к нему, слегка дотронулась до руки. Он вздрогнув, повернул голову.
    -Танечка, это вы?!  - прошептал он улыбнувшись. – Вот, прооперировали, не знаю, что меня ждет дальше.
    -Не разговаривайте, вы еще слишком слабы. Слушайте, что я вам буду говорить. Во первых – все будет хорошо,  это однозначно, во вторых – вам большой привет от  вашей мамы, она жива, здорова, очень  скучает по вам, жалуется, что вы редко приезжаете. Я ей сказала, что у вас  сейчас очень ответственная работа,  как только освободитесь, сразу же  приедете. Я представилась   вашей коллегой по работе, якобы  приехала в Солдатское, в командировку и заодно завезла деньги. Она вам написала маленькое письмецо, я положу  его под подушку, внутри пластиковая карта.
    -Дайте вашу руку.
Таня протянула ему руку, он крепко сжал ее. – Большое вам спасибо  Танечка, честно скажу – не ожидал от вас такого поступка. Вы не только красивая,   вы удивительно добрый человек! Больше ничего сказать не могу, нет слов. – Он опять отвернулся к стенке.
    -Леша, я наверное пойду, вам нужно спокойно лежать, а лучше спать. Вам больно?
    -Делают какие то уколы, так что боли я почти не чувствую.
    -Ладно,  ухожу, завтра   приду  в это же время. Выздоравливайте!  -она легонько погладила  его по плечу. Выйдя в коридор,  почти столкнулась с медсестрой .
    -Татьяна Сергеевна, здравствуйте, что вас снова привело сюда?
    -Пришла проведать Алексея,  у него здесь   из близких никого нет, поддержать некому, а у меня  отпуск, время свободного  полно, вот я и использую его  во благо человека, как говорится. Вы не в курсе как прошла операция?
    -Пока все нормально, но вам лучше поговорить с  врачом.  Извините,  я пойду, меня ждут  больные в процедурной, до свиданья.
Таня заглянула в кабинет врача, там никого не было, постояв она  пошла домой.
Алексей пролежал в больнице   три  недели,  за два дня до выписки он принял первый курс химиотерапии.  Все это время Таня почти каждый день навещала его, он хоть и похудел, но выглядел не плохо, а самое  главное  улучшилось настроение. В день выписки Иван Иванович принес ему одежду, помог  одеться. Попрощавшись со своим соседом, они вышли  в  коридор, Таня ждала их  сидя на диване в холле.
    -Вот Леша, все позади,  сейчас поедете домой. Вы здесь подождите, а я зайду  к врачу возьму  выписку из истории болезни и ваш больничный лист. – Таня направилась к кабинету врача, дверь была открыта, заглянув спросила – Можно к вам?
    -Конечно, заходите, вот я все приготовил.
    -Семен Федорович, я хотела вас спросить, как вы  оцениваете его состояние, этим все закончится?
    -Знаете, даже при самом благоприятном исходе операции, мы не можем дать стопроцентной гарантии  на полнейшее его выздоровление. Операция прошла успешно,  мы убрали все, что вызывало хоть какое то подозрение, но предусмотреть абсолютно все не возможно. Сейчас  он прошел первый курс  химии, чтобы подстраховаться. Через две недели, если не будет никаких изменений в худшую сторону, второй курс отменим. Разумеется,  я его уверил, что все отлично, надеюсь,  что все так и будет,  он парень крепкий, натренированный. Главное, чтобы он сам в это поверил. А пока до свиданья, идите, он вас ждет.
Таня вышла и увидела Алексея медленно удаляющегося от кабинета.
    -Вот Леша все ваши бумаги, идемте, - взяла она его под руку.
Иван Иванович стоял возле машины, ожидая их.
-Ну что, Леха, поехали, садись лучше назад, а ты Таня садись рядом.
Алексей осторожно  уселся, Таня села рядом. Всю дорогу он молчал, Таня заметила, что у него  резко изменилось настроение.
    -Леша, вы что молчите,  плохо себя чувствуете?
    -Все нормально, не обращайте внимания.
Квартира находилась на втором этаже, Иван Иванович,  открыв дверь, в шутку произнес:
    -Заходите господа в дорогие ворота!    - Таня прошла вслед за Алексеем, огляделась, - большая двухкомнатная квартира, обставлена красивой мебелью,   огромный телевизор, но выглядела  она какой то нежилой. Алексей   сразу  же прилег на  диван.
    -Таня, огромное вам спасибо за вашу заботу, внимание,  в общем за все.  Простите, но мне  хочется побыть одному.
    -Вы справитесь сами?
    -Поможет дядя Ваня, мне сейчас нужен мужской уход, ведь я  пока еще мужчина, так что извините.
    -Я поняла вас, тогда до свиданья, -   она быстро направилась к выходу.
С каким то непонятным чувством обиды, она медленно шла к остановке. «Почему он меня  так холодно выпроводил, неужели я ему на столько безразлична, что он даже не стал скрывать этого? -думала Таня, - ведь все было хорошо, он всем   своим поведением показывал,  что я ему просто необходима, при виде меня радовался как ребенок. И вдруг все изменилось. Ну что  ж,  раз он так хочет, пусть так и будет,  больше я ему навязываться не буду, да у меня и времени больше не будет, завтра выхожу на работу», - с горечью убеждала она себя.
    -Танюша, ну как  ты, успокоилась хоть немного? -  встретили ее   женщины в отделе, -  Крепись, ничего не поделаешь, все мы смертные. Теперь привыкай жить без мамы. Включайся в работу, это отвлечет тебя.
Три дня Таня  терпела, на  четвертый  день не выдержала и после работы поехала к Алексею. На звонок дверь открыл Иван Иванович.
    -Татьяна,  наконец  явилась, а мы тебя совсем потеряли, что случилось?
    -Я вышла на работу,  за мое отсутствие  накопилось столько дел, что за неделю не разгребешь, - она прошла в комнату. Алексей сидел на диване,  перед ним на журнальном столике  стояла бутылка  водки  и тарелка с какой то едой.
    -Леша, вы что с ума сошли, ведь вам нельзя пить?! -  бросилась она к нему.
    -Не надо! -  отвел он ее рукой. – Кто вам сказал, что нельзя,  многоуважаемый доктор?  А больше  он вам ничего не сказал? Да пошел он подальше со своими запретами, мне можно все! – проговорил он заплетающимся языком.
    -Иван Иванович, как вы могли допустить такое, вы же понимаете, что  алкоголь ему  сейчас категорически противопоказан! – накинулась на него Таня.
    -Что ж я мог поделать, не драться же с ним, он хоть и больной, но все ж сильнее меня,-  виновато опустил голову Иван Иванович.
    -Алексей, вы же взрослый человек, сами все понимаете, для вас это равносильно самоубийству!
    -Вот и прекрасно, чем быстрее, тем лучше. И вообще, оставьте меня в покое, что вы носитесь со мной, заботитесь, что вам вообще от меня надо?!  Благодарность ?  Так я вам кланяюсь низко в ножки, что еще?
    -Да ничего мне от вас не надо, мне просто чисто по  человечески, вас жалко.
    -Ах вон оно что, жалко! Да пошла ты со своей жалостью! Убирайся, я не хочу больше тебя видеть!   Надо же она меня пожалела, как бездомного пса, благодетельница  хренова! -  кричал он вслед   убегающей Тани.
Выскочив на площадку, она прислонилась к стене  и разрыдалась. Через минуту вышел Иван Иванович.
    -Татьяна,  вот пальто и сумка.  Не плачь, здесь слезами не поможешь.
    -Иван Иванович, что с ним произошло, за что он со мной так, ведь все было хорошо, он  быстро пошел на поправку и вдруг такое.
    - Я тебе скажу, что произошло -он услышал твой разговор с доктором, в тот день когда его выписали.  Якобы доктор сказал, что никакой гарантии,  что он выздоровеет нет, а гнить заживо он не желает. Это он мне так сказал. Успокойся, ты молодая, найдешь себе здорового мужика, а про него забудь.
    -Иван Иванович,  что вы такое говорите?!  Как я могу его забыть, когда я его люблю и кроме него мне никто не нужен! А то, что он вам сказал, чистейший  бред, он видимо услышал часть нашего разговора, наоборот, доктор сказал, что операция прошла успешно и химию ему назначили исключительно для того, чтобы закрепить результат операции. Я совершенно уверена, что  все у него будет хорошо, пройдет время и он вообще забудет  об этой проклятой болезни.
    - Вот  ты говоришь это мне, а должна была сказать ему, сказать что любишь его, а  не жалеешь, ты же   сунулась со своей жалостью,  ведь для мужика хуже бабской жалости ничего нет, тем более для такого мужика как Алексей. Сейчас иди домой, успокойся и он  проспится, а завтра приходи, и  объяснитесь друг с другом.
    -Как я могу придти, после того,  что он наговорил  и  так по хамски меня  выгнал.
    -Ничего, ничего,  хмель пройдет, он одумается, да и я ему  мозги вправлю. Ведь он тоже любит тебя, это и дураку ясно. Иди дочка, иди.
    -Но вы ему ничего не говорите,  я сама все объясню. Постарайтесь отобрать у него   водку, чтобы больше ни капли в рот не взял. До свиданья,  приду завтра в это же время.  – И она медленно побрела домой.  Сидя в автобусе, вспоминала   ту дикую сцену – пьяный Алексей, растерянный Иван Иванович и она  со своими нравоучениями.  Она  сразу даже не заметила,   что Алексей   в своем пьяном запале перешел с ней на   «ты».  У нее  сильно разболелась голова  и не смотря  на то, что она с обеда ничего не ела,  ужинать не стала,  выпила  таблетку  и   легла спать.
На следующий день  Татьяна  не могла  спокойно работать, мысли о том, что ей  вечером придется объясняться с Алексеем, не давали ей  сосредоточиться, и время тянулось медленно, хотя работы было полно.    
    -Таня, ты идешь обедать? -  спросила ее Люся.
    -Что то есть не хочется, но я наверное пойду.
    -Танюша, возьми себя в руки, от того что ты переживаешь маму не вернешь,  посмотри  как ты похудела,  ведь теперь о тебе заботится некому, надо постепенно привыкать к этому.
    -Спасибо, Люсенька, постараюсь.
Работали они вместе   почти пять  лет. Люся не была близкой подругой Татьяны,   но была тем человеком,  с кем   она могла поделиться  своими проблемами,  самыми сокровенными  мыслями. своими  неудачами и радостями. Люся была старше Татьяны на семь лет, у нее была семья – двое детей, мальчик  девяти лет,  девочка пятнадцати лет и муж, интеллигентный тихий алкоголик. Работал он в каком то НИИ,  что то  там разрабатывал на протяжении нескольких лет, и получал  соответствующую зарплату. В общем, все тяготы семейного быта несла на себе Люся. Таня считала, что Люся обладает  очень редким в наши дни,  качеством – выслушивать   собеседника не перебивая, а потом ненавязчиво советовать: «Я бы на твоем месте поступила так….,  но ты должна  решить сама». К тому же она была не многословной и никогда не вмешивалась ни в какие конфликты, которые   иногда возникали в их коллективе. Конечно же, она была в курсе  всех Таниных переживаний,  касающихся ее отношений с Алексеем.
 Наконец  день закончился. После работы она зашла в  гастроном,  купила сосиски, несколько   штук отбивных и  пачку яблочного сока. Не успела  позвонить, как дверь тут же отворилась.
    -Проходи, Татьяна, он ждет тебя,  - шепнул Иван Иванович, открывая ей дверь.  Сняв пальто, она прошла в комнату. Алексей сидел в кресле перед телевизором.
    -Здравствуйте Леша, - остановилась она в нерешительности.
    -Здравствуйте, - обернулся он, поднимаясь с кресла.  Возникла неловкая пауза, он молчал и она не знала как себя вести.  Выручил Иван Иванович: - Я наверное пойду к себе, а вы тут поговорите..
    -Иван Иванович,  я  кое что принесла, вот возьмите. Там отбивные, если  сможете их поджарить у себя, поджарьте, потом поужинаем все вместе.
    -А что  ж,  конечно смогу,  это я  мигом! – и он побежал к себе.
    -Леша, как вы себя чувствуете?
    -Нормально.  -  Помолчав,  он  не глядя на нее, сказал: -  Таня,  простите меня за вчерашнюю идиотскую выходку, это был не я, это  была водка.
    -Я так и поняла, поэтому я здесь. – Она подошла к нему вплотную. – Единственное, что я  запомнила, это то,  что  ты в обращении ко мне перешел на  «ты», я очень этому рада. И  еще, я сказала тебе  совсем не то, о чем думала и что хотела сказать - я люблю тебя!  - Она взяла его за руки. Он  будто застыл. – Леша, ты понял меня?  Я тебя люблю!
Алексей  молча смотрел ей в глаза, потом  взяв ее голову в  ладони  стал осторожно целовать лоб, глаза, поочередно каждую щеку и только потом впился в губы. – Танечка, милая, почему ты не сказала мне этого раньше? Хотя какое это имеет  значение, главное  ты   сказала!  
    -А  ты не мог сам догадаться?  Ведь я  в  самую первую нашу встречу поняла, что  ты тот мужчина, в которого можно влюбиться без оглядки, что со мной и произошло. Все это время я переживала за тебя. Нет, нет не жалела, именно переживала, все то, что пережил ты. Не было не единого часа,  не единой минуты,  чтобы я не думала о тебе!-  Она, обняв его,   крепко прижалась всем телом.
    -Танюша, я не на столько больной,  чтобы не чувствовать себя мужчиной, - тихо сказал он, еще крепче прижав   ее  к себе,   - пойдем в спальню, я так хочу тебя!
В это время открылась дверь и вошел Иван Иванович. – Ну вот, ребята, отбивные готовы, накрывай Татьяна на стол, будем ужинать!
    -Эх дядя Ваня, дядя Ваня, как ты  не во время со своими отбивными!  Ну что ж, ужинать так ужинать, -  рассмеялся Алексей.
Таня  поставила тарелки, нарезала хлеб. – Давайте садитесь,  так вкусно пахнет,  просто голова закружилась.
Ели молча, Алексей улыбаясь, время от времени  поглядывал на Татьяну, Иван Иванович о чем  то говорил, но они его не слышали. Управившись с ужином,  он  стал убирать со стола. 
    -Иван Иванович, вы  наверное устали, идите отдыхайте, я сама уберу, - остановила его Татьяна.
    -Да, пожалуй я пойду, что то в сон клонит. Бывайте! – и он  ссутулившись  направился к двери, на пороге оглянулся и подмигнул Татьяне. Алексей,  закрыв за ним дверь, подошел к ней.
    -Оставь посуду, идем со мной, - обнял он ее.
    -Леша, а  тебе можно?
    -Водку  наверное нельзя, а все остальное можно.  Танечка, у меня давно не было женщины, если что не так, ты меня заранее прости, - шептал он ей на ухо, расстегивая  платье.
    -Лешенька ложись, я сама разденусь. – Сбросив с себя все,  она  осторожно  прильнула к нему голым телом…     Потом  он замерев,  долго не выпускал ее из своих объятий.
    -Лешенька, как ты себя чувствуешь?
    -Разве я не умер  от  такого потрясающего  райского наслаждения?!   Мне кажется, что только мертвые,  попадая в рай,  испытывают  то, что испытал я! Спасибо тебе милая, ты меня  вернула к жизни, теперь мне не страшна даже смерть!   Ну а ты как, я не разочаровал тебя?
    -Точно также, как и ты, а может быть еще чудеснее! – погладила она его по щеке. -  Давай я встану, надо убрать со стола.
    -Оставь стол в покое, он никуда от тебя не убежит,  лучше полежи со мной рядом, мне так приятно ощущать твое тело, ласкать тебя, -  он еще крепче прижал ее к себе. Она, согретая его теплом задремала, проснулась, когда он  пытался слегка  освободить затекшую руку.
    -Я что уснула? – повернула она голову.
    -Спи, спи,- шепнул он, - ты   же устала, да еще и переволновалась, отдыхай!
    -Нет,  мне надо вставать,  который час?
    - Скоро одиннадцать.
    -Лешенька, я должна идти домой, завтра на работу и мне надо переодеться.
    -Останься, я тебя очень прошу и не ходи завтра на работу, посвяти этот день мне.
    -Завтра пятница,  на работе самый напряженный день недели, а  потом суббота и воскресенье, обещаю эти два дня быть с тобой рядом и днем и ночью! – Поцеловав его, она начала одеваться.
    -Тогда я поеду с тобой!
    -Ты что, ни в коем случае!   После такой встряски ты должен  отдыхать и набираться сил, -  она хитро улыбнулась, - ты понял, что я имею в виду? Я сейчас сяду на такси и через пятнадцать минут буду дома и сразу же позвоню тебе. Милый, мой дорогой, не скучай без меня,  я  все время буду думать о тебе, до завтра!
Проводив ее до двери, он долго стоял как потерянный. С глаз словно спала пелена, а в душу  стал вползать какой то  неприятный холодок. «Зачем, зачем я это сделал, она действительно любит меня, а что я  могу дать ей, кроме моей любви. Впереди полнейшая неясность,  что покажет обследование неизвестно,  надо было бы подождать еще неделю, тогда была бы уже  какая то определенность. Вдруг, все не так как  предполагал врач и никакого улучшения не случится?  Ну что ж, она все это знает   не хуже меня и надеется  на лучшее. Мне тоже ничего не остается, как надеяться», - пытался он успокоить себя. В это время зазвонил телефон.
    -Леша, я уже дома,  ложись спать, спокойной ночи, я тебя целую, до завтра!
Утром, в начале десятого зашел Иван Иванович.
    -Доброе утро Леха! Ну как  поладили  между собой, объяснились?
    -Объяснились, все хорошо.  Только  на душе как то тревожно, вдруг  все  не так, как обещал доктор, ведь она привыкнет ко мне, а я к ней.  В лучшем случае протяну полгода, не больше, а потом сам знаешь, что будет.
    -Что ты раньше времени себя хоронишь?   Если бы было какое то ухудшение, ты бы это почувствовал. Так что  не мучай себя всякими дурными мыслями,  живи  спокойно и радуйся, что с тобой рядом такая  замечательная женщина. Ты завтракал?
    -Нет, не завтракал.
    -Так я сейчас соображу, отварю сосиски,  сварю тебе кофе, как ты любишь, и сразу  станет на душе веселее!
Весь  день он провел в ожидании Татьяны, она пришла около  девяти.
    -Танюша, ты что так поздно? Я уж подумал, что ты забыла дорогу и заблудилась, -  обрадовано шутил  Алексей, целуя ее холодную щеку.
    -Я заехала домой,  приготовила ужин и взяла кое что из  одежды. Отнеси этот пакет на кухню, только осторожно не переверни.
Татьяна достала из сумки тапочки и стала переобуваться, в коридор вышел Алексей. – Ну как ты  скучал без меня, признавайся, - обняла она его.
    -Не то слово, я считал минуты до твоего прихода. Ты хотя бы позвонила, что задерживаешься, а то я не знал что и думать. Ну все, ты пришла и я спокоен. Идем ужинать. Ты наверное голодная?
    -Очень,  думаю, что ты тоже. Я пожарила котлеты, а на гарнир отварила спагетти.
После ужина, она,  собрав со стола посуду, сложила ее в  мойку, Алексей молча наблюдал за ней, потом подошел, обняв, повернул к себе лицом. – Танечка, когда ты рядом, я забываю обо всем, у меня  будто вырастают крылья, мне хочется взять тебя на руки и лететь с тобой туда, где нам обоим  будет  хорошо!
    -Лешенька, дорогой мой, никуда лететь не надо,  мне с тобой и здесь просто замечательно!   Я очень люблю тебя, целый день только и думала о тебе. – Обнявшись, они пошли в спальню… Когда оба отдышались, она нежно поглаживая ему грудь, спросила:
    -Скажи, почему вы разошлись с женой?
    -Она полюбила другого, кстати моего друга.
    -Ты ее любил?
    -Не знаю даже, что ответить. Сначала конечно любил,  а потом  привык, мы прожили с ней двенадцать лет и последние  два, три года как то все  чувства притупились, все стало каким то обыденным, так что ее уход я воспринял можно сказать спокойно. Меня больше  задело предательство моего друга, Кирилла, он ради нее бросил семью, двоих детей.
    -А где они живут?
    -Тоже не знаю, кажется уехали  куда то, во всяком случае в нашем городе их нет. Не будем больше о них, расскажи лучше ты о себе. Почему ты разошлась с мужем?
    -Ох,  это было  так давно, что я вообще забыла, была ли я замужем.  После окончания института выскочила  замуж за  одного парня, прожили мы с ним около года, не прожили, а промучились. Он оказался алкоголиком и наркоманом. Потом в один прекрасный день ушел из дома и больше не вернулся. Куда он делся, что с ним случилось, я так и не узнала. Хорошо, что мы с ним не регистрировались, жили в гражданском браке. Вот и все мое замужество.
    -И ты все это время жила одна?
    -Почти. Был еще   один кратковременный роман с одним молодым человеком, он проходил практику у нас на комбинате. Вот собственно и все.  Были, конечно, желающие поухаживать за мной,  но мне никто не нравился.  Правда  случилась у меня  однажды и настоящая любовь, я влюбилась в одного нашего сотрудника, но это была  односторонняя любовь, он даже   и не догадывался,  что я по нему сохну. Он был женат, у него было трое детей. Это продолжалось почти два года. А потом он внезапно уволился и  исчез  из моей жизни.
    -И как давно это было?
    -Мне тогда было двадцать восемь лет. Сейчас мне тридцать пять.
    -Этого не может быть, тебе и сейчас двадцать восемь! – улыбнулся Алексей.
Прошла неделя тревожного ожидания. В день, когда  Алексею надо была ехать в клинику, Таня накануне отпросилась у начальника и на работу не пошла. Сидя в такси рядом с ним , она  взяв  его за руку, чувствовала, как его волнение передается ей. Подъехав к клинике,  помогла выйти ему из машины.
    -Леша, ты посиди в холе, а я пойду узнаю,  у себя  ли Семен Федорович.
    -Пойдем вместе, и прошу тебя, чтобы никаких закулисных разговоров, говорить все при мне и только правду. Ты поняла?
    -Конечно, я все поняла.
Семен Федорович был в кабинете, постучав, они вошли.
    -Здравствуйте  Алексей  Михайлович, рад вас видеть. Здравствуйте Татьяна, извините забыл как по батюшке! Проходите.  Начну с того, что вид у вас отличный, а как самочувствие?
    -Самочувствие соответствующее, то есть нормальное.
    -Надеюсь вы не завтракали?
    - Нет, вы же предупредили.
    -Тогда  идемте, сдадите необходимые анализы, а потом сделаем УЗИ. Вы Татьяна можете  нас подождать в холле.
Таня села на диван, огляделась. У противоположной стены в кресле,  сидела молодая женщина  в домашнем халате,  и с каким то отрешенным видом,  не мигая, смотрела в окно. У Татьяны сжалось сердце, она ей напомнила маму, которая  сидела в том же самом кресле, пока Таня    бегала по клинике с направлением, искала лечащего врача.  Прошло больше часа, она начала нервничать.  Чтобы как  то успокоится,  стала ходить по коридору. Наконец  появился доктор с Алексеем, они о чем то  оживленно  разговаривали.
    -Вот так, Татьяна батьковна, все отлично! Признаться не ожидал такого результата, помните я вам сказал, что он  крепкий, натренированный парень и все должно быть хорошо. Так оно и есть.  Сейчас я  заполню его карточку, дам кой какие  рекомендации и попрощаюсь с вами на полгода. На следующий год,  в конце  мая, придете на плановый осмотр.  Заходите, Алексей, - пропустил  его  вперед  доктор,  - а вы Татьяна, наберитесь терпения и подождите еще немного.
    -А можно я тоже зайду,  я тоже  должна знать все,  что касается Алексея.
    -Пожалуйста, я не возражаю. – Он быстро заполнил медицинскую карту, вернее сделал в ней какие то пометки  и обращаясь к Алексею сказал:
    -Я вам выписал лекарство, будете принимать   по одной таблетке один раз в день, желательно утром,  в течение  полугода. Это исключительно для профилактики. Питание обычное,  больше фруктов и овощей, в качестве витаминов. Алкоголем не злоупотреблять, исключительно по праздникам и  знаменательным датам,  в разумных дозах. Тяжелыми видами спорта не заниматься, я имею в виду штангу, бокс, - пошутил доктор. – А вообще желательно еще хотя бы месяц отдохнуть, так сказать закрепить достигнутые результаты. Ну вот собственно и все,  желаю вам крепкого здоровья и счастья в личной жизни! -  засмеялся  Семен Федорович.- До свиданья, -  он  крепко пожал руку Алексею.
    -Ну вот, Лешенька, все  просто замечательно, ты зря переживал! Я лично, была абсолютно уверенна, что  все так и будет! Сейчас мы с тобой отметим это событие, «разумной дозой алкоголя», как посоветовал Семен Федорович, то есть выпьем по бокалу хорошего красного вина, ты согласен?
    -Возражать не буду.
Прошло  еще  две недели, Алексей чувствовал себя совсем не плохо, на следующий день  решил  первый раз пойти  в ЧОП, сдать больничный  и узнать насчет работы. Постучав в дверь, он спросил:
    -Виктор Анатольевич можно?
    -Заходи, Алексей, здорово! – протянул ему руку начальник, -  Ты где был – в больнице или на курорте, вид отличный! Как чувствуешь себя?
    -Да все нормально,  вот пришел узнать насчет работы.
    -Насчет работы, - крякнул начальник, почесав затылок, -  не буду темнить, скажу прямо, сейчас тебя на твою должность взять не могу, сам понимаешь почему, но кое что могу предложить. Утягин от нас уходит, могу  зачислить тебя на его место, будешь  заведовать нашим тренажерным залом. Зарплата приличная,  особо упираться не придется, поработаешь с полгодика, а там посмотрим .  Ну как согласен?
    -У меня нет выбора, согласен, - помолчав, ответил Алексей.
    -Правильно,  тем более это временно. Когда  можешь выйти?
    -Дня через три, у меня  еще неделя больничного, в  общем в понедельник выйду.
    -Ну бывай,  до понедельника!  - пожал  он руку Алексею.
С работой тренажерного зала Алексей был знаком, все сотрудники ЧОПа  тренировались в нем три раза в неделю.  Кроме того, не смотря на высокую цену абонемента,  им пользовалась  большая группа людей, из числа  ВИП клиентов.  Алексей  всех их знал в лицо, с некоторыми был даже знаком. И, тем не менее, он почувствовал себя так, будто его понизили в звании. «В конце концов полгода не срок, перекантуюсь как не будь, а там видно будет. Тем более за эти полгода многое может измениться или в лучшую сторону, или в худшую», - рассуждал про себя Алексей.
Вечером,  после ужина, Татьяна, как то между прочим, спросила его:
    -Леша,  ты не забыл, что Полина Прокофьевна ждет тебя, прошло уже  почти  два месяца, после моего визита к ней.
    -Танечка, ты права, совсем забыл, завтра же отправлю перевод.
    -Я не это имела  в виду, тебе надо съездить к ней, она очень скучает по тебе.
    -Если ехать, то только с тобой, один я не поеду.
    -Хорошо, давай в субботу поедем вместе.  Встанем пораньше, сядем на автобус и через два часа будем в Ольховке.
    -Причем тут автобус,  у меня есть машина. Правда, я не знаю, в каком она состоянии,  почти три месяца я не садился за руль.  Завтра с  дядей Ваней выгоним ее из гаража, приведем  в порядок, заправимся и можно будет ехать. Я тебе не сказал, сегодня  ходил на работу, на прежнюю должность меня  не взяли, предложили должность начальника  нашего тренажерного зала, правда с оговоркой, через полгода, если все будет хорошо,  то  переведут  опять в охрану. Эти полгода для меня как  Домоклов  меч,  врач сказал - через полгода посмотрим,  мой  начальник тоже помянул эти полгода, да еще эти таблетки. Если все хорошо, зачем тогда мне их пить, опять таки полгода. Ладно, поживем, увидим.
    -Леша,  все не так плохо, я имею в виду работу, все таки ты  остаешься в своем коллективе, все тебе знакомо, не переживай, все будет хорошо.
Через три дня  они отправились  в деревню, к матери Алексея,  Полине Прокофьевне.  Таня накупила целую сумку  всяких продуктов, а в подарок  теплую шаль.  Была середина  декабря, но настоящая зима все никак не наступала. Снега практически не было, ночами подмораживало до минус пяти-семи градусов, а днем  чуть ниже нуля. Дорога была сухая и чистая, так что они без всяких  проблем  через час  въехали в Ольховку.
    -Леша, а как ты меня представишь, ведь она считает меня твоей коллегой по работе.
    -Странный вопрос, разумеется своей женой.
Подъехав к дому, Алексей  коротко посигналил, через несколько минут дверь открылась,  и   на крыльцо вышел пес, вслед за ним появилась Полина Прокофьена.
    -Господи, никак Алешенька приехал?! – спустившись с крыльца, она чуть ли не бегом направилась к калитке. 
    -Мама, мама, не спеши, а то упадешь!
    -Сыночек, родной мой, думала, что уж  и не дождусь тебя! Что ты так долго не приезжал? – всхлипывая,  обняла она его.
    -Мамуль, ну все, все, только не надо плакать, вот он я, с тобой рядом, успокойся и пойдем в дом, а то холодно, а ты совсем раздетая. – Обняв ее за плечи,  они направились к дому. Пес, узнав Алексея,  дружелюбно завилял  хвостом. – Здорово, бродяга, узнал? – потрепал  он его  за холку. – Мам, я не один.
    -А с кем же ты,  вроде никого больше нет.
    -Ты зайди в дом, я сейчас. – Алексей направился к машине. – Танюша, выходи, - подал он ей руку. -  Замерзла, руки ледяные?
    -Нет, это от волнения. Как она?
    -Сейчас сама увидишь. Давай мне сумки и иди вперед, собаку не бойся,  он своих не кусает. 
Полина Прокофьевна ждала их в прихожей.
    -Вот, мама, познакомься, моя жена Таня!
    -Здравствуй Таня, раздевайся и проходи, будем заново знакомиться.
Раздевшись, все прошли в комнату. – Давай  Татьяна, помоги мне накрыть на стол, вы небось с дороги голодные. Правда у меня  особых угощений нет, но щи  свежие, недавно сварила.
    -Полина Прокофьевна,  мы там  кое что привезли, Леша, занеси сюда пакеты. – Она  достала, колбасу, сыр  и еще много чего.
    -Да зачем вы навезли столько, кто ж будет  все это есть! Или вы  надолго и со своими припасами? – засмеялась она.
    -Нет мама,  завтра вечером мы уедем, в понедельник на работу.
Таня все быстро разложила по тарелкам, Алексей открыл бутылку с вином. Выпили по рюмочке, стали молча кушать.
    -А что ж ты Татьяна, прошлый раз  утаилась от меня, не сказала что замужем за Алексеем?
    -Тогда я еще не знала,  что у нас все так сложится. И потом, я думала, что Алексей сам должен был вам сказать.
    -Давайте не будем сейчас об этом, поговорим после ужина.
После ужина стали пить чай. – Давайте рассказывайте, как у вас все сладилось, свадьба будет или уже отгуляли? – начала Полина Прокофьевна.
    -Мама, да ты что, какая свадьба, нам что по двадцать лет? Нам и без свадьба хорошо, правда Танюша?
    -Конечно правда. Сейчас свадьбой никого не удивишь.
    -Ну коли так, так вам самое время подумать о ребеночке,  а то бабий век короток, не успеешь оглянуться, как годочки укатятся. Бог даст, может еще  успею увидеть своих внуков.
Алексей промолчал, Таня, смутившись, прихлебнула чай.
    -Так, молодежь, уже поздно, пойду  постелю вам  постель, а то вы с дороги небось устали.
Когда она вышла Татьяна тихонько  сказала Алексею:
    -Леша, я никогда бы не подумала, что она меня  запомнила! Как то неловко получилось, будто я ее обманула.
    -Не бери в голову, все нормально. А  вообще  для ее возраста память у нее действительно хорошая,  можно только позавидовать.  Пойдем милая спать. 
На следующий день, после обеда они поехали домой.
Прошел месяц, Алексей  почти смирился со своей новой работой, стал  сам потихоньку, без напряжения,  тренироваться. Физически он ощущал себя совершенно здоровым человеком.  Но червячок сомнения  постоянно  шевелился где то глубоко внутри.
Однажды, придя с работы, он не успел переодеться, как раздался звонок в дверь. Таня  в этот день поехала к себе на квартиру, проверить все ли там в порядке и взять кое что из вещей. Открыв дверь, он с удивлением отступил – за порогом стояла Лиза, его бывшая жена.
    -Здравствуй Гордеев, можно войти?
    -Заходи, коль пришла, здравствуй.  Откуда ты и чем обязан?
Лиза сняла пальто, повесила на вешалку, сняла сапоги и  прошла в комнату.
    -Пришла проведать тебя, говорят  ты  перенес  сложную  операцию, как сейчас  себя чувствуешь?
    -Было дело, но уже все позади, как видишь совершенно здоров. А как ты здесь оказалась, вы вроде бы уехали куда то?
    -У Кирилла умер отец, мы приехали на похороны, завтра уезжаем.  Расскажи, как ты живешь, все один?
    -Нет  не один, вдвоем с женой.  Слушай,  давай я тебя угощу чаем или может быть выпьешь вина?
    -Давай лучше вина.
Алексей поставил на стол две рюмки, достал из бара бутылку, наполнил  их вином.
    -Будь здорова! -  Он слегка пригубил, Лиза залпом выпила всю рюмку. – Расскажи о себе, как вы живете?
    -Живем не плохо, Кирилл  занимается бизнесом,  я работаю в банке. Так не торопясь плывем  по течению.  Давай наливай еще по одной, да мне пора идти.-  Выпив вино, она  посмотрела на  него долгим взглядом, потом спросила: – Скажи, ты любишь свою жену? 
    -Люблю, иначе не женился бы.
    -А меня ты любил? 
- Наверное, когда то любил.
    -Так что же ты меня   тогда не удержал, не уговорил?
    -А чтобы это изменило и собственно зачем?  Даже если бы  ты сама решила остаться, я   все равно с тобой бы жить не смог. Тем более, что Кирилл ради тебя пошел на такую жертву,  бросил семью. В общем, все  что было, давным  давно уплыло и вспоминать теперь  об  этом не стоит. Передай мои соболезнования Кириллу,  Тимофей Иванович был хорошим человеком.
Вышли в коридор, он помог Лизе одеться. -  Прощай, будь счастлива!  - закрыв за ней дверь, он  прошел в комнату, подошел к окну и долго смотрел в след удаляющейся  Лизы. «Странно, прожил с ней двенадцать лет, но ничего во мне даже не  екнуло, а может быть я ее и не любил?» - подумал про себя Алексей. В это время вернулась Таня. Открыв своим ключом  дверь, она зашла в коридор.
    -Леша, ты дома? -  окликнула она его.
    -Да и уже давно. Давай сумки.
Войдя в комнату, она увидела на столе  бутылку с вином и две рюмки.
    -У нас были гости, или  заходил Иван Иванович?
    - Нет, Иван Иванович вино не жалует,  предпочитает водочку. Приходила Елизавета.
    -Вот как, и что же ей понадобилось после стольких лет отсутствия?
    -У Кирилла умер отец, они приехали на похороны. Видимо кто то из бывших сослуживцев рассказал им о моей болезни,  наверное решила узнать, когда состоятся мои похороны. Но я ее разочаровал, сказал, что в ближайшие тридцать лет это не предвидится, -  с какой то горечью пошутил Алексей.
Таня молча  убрала со стола бутылку, ополоснув рюмки поставила в сервант.
    - И как ты воспринял ее визит?
    -Совершенно равнодушно, как будто увидел просто  знакомого человека из прошлой жизни. Скажу больше, мне даже  стало как то не по себе, когда она сказала, что пришла меня проведать, вроде как попрощаться перед моей смертью.  Неужели все так думают?
    -Кто все, о ком ты говоришь?
    -На похороны пришли бывшие сослуживцы Кирилла, видимо был разговор обо мне.  Ладно, Танечка, не будем больше об этом говорить, давай ужинать, я  хочу есть.
Прошло четыре месяца после  перенесенной Алексеем операции. Чувствовал он себя вполне здоровым, и тем не менее,  постоянно думал о том, что  ждет его  через эти  злополучные полгода.  В свободное от работы время  он  искал в интернете схожие диагнозы, сравнивал со своим, но ничего конкретного не  находил. 
Как то лежа в постели, когда он уже  почти засыпал, Таня  спросила его:
    -Леша,  а ты никогда не думал о детях?
    -Думал, но это было очень давно, в другой жизни. А почему ты спросила?
    -Потому что я беременна.
    -Что такое ты говоришь, этого быть не может?! –  он вскочил с кровати. – Это невозможно, как ты могла  допустить  это?!
    -Леша, опомнись,  ты хоть соображаешь, что  ты  говоришь? Почему это невозможно, что же, по твоему,  меня «ветром надуло», или  ты   считаешь, что я не способна родить  ребенка?
    -Я просто не так выразился! В общем,  ни о каком ребенке не может быть и речи, давай поставим на этом точку!
    -Объясни  почему?
    -Неужели ты сама не догадываешься?  После всех лекарств, химии, таблеток может ли родиться здоровый ребенок, или ты хочешь родить урода?
    -Не смей так говорить!  Я ходила   в клинику, объяснила  ситуацию,  и мне сказали, что на ребенке это никак не отразится.
    -Ты  даже уже и в клинику сходила, а меня ты спросила?  Даже если и так, то не известно, что будет со мной!  Я не хочу, чтобы мой ребенок рос  без отца!
    - Все, больше я слушать твой бред не намерена!  Ты что же предлагаешь сделать аборт, убить своего ребенка?!
    -Конечно, только  аборт! – и он, накинув куртку вышел на балкон.
Таня поднялась с постели, быстро оделась, взяла  большую сумку и стала запихивать в нее свои вещи, которые попадались ей на глаза. Затем смахнула  в нее всю косметику, стоявшую на туалетном столике, вышла в коридор, оделась и  ушла, хлопнув дверью.
    -Таня, ты куда, вернись сейчас же! -  выбежал  за  ней на площадку Алексей. Но она уже вышла из подъезда и чуть ли не бегом  направилась к остановке. Там, остановив такси, назвала адрес. Когда села в машину, разрыдалась.
    -Гражданочка,  что с вами, вас кто то обидел?- повернулся к ней водитель.
    -Обидел не кто то, а самый близкий мой человек. Извините,   я лучше помолчу.
Дома, она еще долго не могла успокоиться, подошла к телефону, ей хотелось   сейчас же позвонить Люсе и поделиться с  ней . Но взглянув на часы, положила трубку, был первый час ночи.
Утром, кое как собрав себя, поехала на работу. Поздоровавшись со всеми, прошла к своему столу. Люся,  взглянув на нее ахнула: - Татьяна, что с тобой, на тебе лица нет, ты заболела?
    -Люсенька, через полчаса давай выйдем, я тебе все расскажу.
Минут через двадцать она поднялась, следом за ней пошла Люся. – Ну, докладывай, что произошло, что  то с Алексеем?
    -Нет, не с Алексеем, со мной – я беременна.
    -Танечка, так это же замечательно, я поздравляю тебя! – обняла ее Люся.
    -Да, я тоже так думала.  Но Алексей это воспринял совсем по другому, он настаивает, чтобы я сделала аборт.
    -Этого быть не может, он что, с ума сошел?! Мне кажется, он должен был радоваться этому, больше чем ты!  Почему, он хоть объяснил?
    -Сначала он сказал, что  после всех его лечений ребенок может родиться  уродом, потом договорился до того, что  он может умереть  и не хочет, чтобы ребенок рос без отца, в общем чушь какая то.  Он  думает, я бы даже сказала, что он   уверен  в том, что через полгода что то измениться в худшую сторону.
    -А что, есть какие то признаки?
    -Абсолютно никаких,  он совершенно здоров, просто вдолбил себе в голову черте что и  грызет себя потихоньку.
    -А ты что решила?
    -Ребенка я рожу при всех обстоятельствах, хочет он этого или не хочет. И потом, я вчера ушла от него, как я на это решилась, сама не знаю. Люсенька, я так его люблю, мне без него жизнь не мила, - заплакала Татьяна.
    -Все, ус    покойся, никуда он не денется, прибежит как миленький, попомни мое слово. А ты возьми себя в руки, не нервничай, потому что все это может отразиться на ребенке. Ты поняла меня?
    -Постараюсь.  Спасибо тебе  Люсенька за поддержку, если бы не ты, я бы не знала, что мне делать, скорей всего согласилась бы с ним и сделала аборт.
    -Не смей даже произносить это слово, ты теперь не одна и не забывай об этом ни на миг! Все, пошли работать.
Прошло два дня, Алексей не подавал никаких признаков. Таня, придя с работы, перекусив чем придется, ложилась спать, хотя сном это никак нельзя  было назвать, она практически не спала, мысли об Алексее не давали ей заснуть. И вот  лежа в постели,  еще и еще  раз прокручивая  мысленно  разговор с Алексеем,  она услышала  резкий звонок телефона,  схватив трубку, замерла, это был он.
    -Таня, прости меня, я был не прав, возвращайся, я без тебя не могу! -  Она  бросила трубку, будто обожглась, слезы  ручьем полились из глаз, прошла в спальню и уткнувшись в подушку  еще долго рыдала, а потом незаметно уснула.  Примерно через час,  ее разбудил звонок в дверь. Поднявшись с постели, она босиком прошлепала в коридор.  – Кто там?
    -Танечка, открой, это я, - раздался за дверью голос Алексея.    
    -Зачем ты пришел?
    -Разреши войти, не будем же  мы разговаривать через дверь?
Она открыла  и не взглянув на него, прошла в комнату,  села на диван. Алексей взяв стул,  сел напротив.
    -Танечка, прости меня, я законченный дурак!
    -Нет, ты не дурак, ты законченный эгоист, думаешь только о себе любимом!  Обо мне ты хоть раз подумал? Ты пользуешься моей любовью, добротой,  заботой о тебе и воспринимаешь это  все как должное.  Ты ни разу не сказал, что любишь меня и не  предложил  выйти замуж за тебя.  Зачем, ведь нам и так хорошо! И вдруг непредвиденное событие – ребенок,  и ты категорично заявил, что он тебе не нужен!  И  причина во все не в том, что ты мне наговорил,  а в том, что ты  не хочешь брать на себя такую  обузу,  зачем усложнять себе жизнь, когда и так все отлично!  Могу тебя успокоить, никаких претензий  предъявлять тебе я не собираюсь, рожу и воспитаю как не будь и без тебя!
    -Таня, остановись, твои слова бьют прямо  в  сердце, ты просто убиваешь меня!  Я люблю тебя, и ты это прекрасно знаешь!   И не просто люблю, я жить без тебя не могу! И ребенок мне нужен не меньше чем тебе.  А то что я тебе сказал,  это из за боязни оставить тебя  одну  с ребенком. Я  не уверен в том, что болезнь отступила, неизвестно, что мне скажут через два месяца, даже не два , а месяц и двадцать три дня.  После того, как ты ушла, я очень  о многом передумал и решил -  двум смертям не бывать, а одной не миновать, лишь бы ты была рядом! Любимая моя, родная, идем домой! Я тебя умоляю!  -  приподняв ее с дивана,  он прижал ее к груди. Таня не выдержав, разрыдалась. -  Милая, не надо плакать,  все будет хорошо, теперь я в этом уверен. Давай забудем все то, что мы наговорили друг другу, я люблю тебя  и буду  повторять это каждый день, как молитву,  только не в слух! -  улыбнулся Алексей. – Едем домой?
    -Леша, уже поздно,  переночуем здесь, а завтра  поедем .
    -Согласен, только давай чего не будь перекусим, я голодный как волк!
Таня   вскипятила чай, сделала несколько бутербродов с сыром. – Садись, больше ничего нет.
    -Достаточно и этого,  уже действительно поздно, а на ночь наедаться вредно! – улыбнулся  Алексей. Проглотив пару бутербродов, он схватил Таню в охапку и понес в спальню… Впервые, за трое суток,  оба спали как убитые. Первой проснулась Таня.
    -Лешенька, вставай, уже  семь часов, а нам перед работой надо заехать домой.
На работу она приехала во время. Люся, увидев ее сияющее лицо, сразу все поняла.
    -Ну что. Помирились?
    -Помирились, объяснились. Сначала я ему  все высказала,  потом он мне все растолковал, сказал, что любит меня,  жить без меня не может, что ребенка хочет больше  чем я. Ты даже не представляешь, как я счастлива!
    -Я тебе сразу сказала, что  он первый к тебе прибежит, так оно и случилось. Рада за вас и желаю  вам мира, любви и счастья!
После  той размолвки Алексея будто подменили. Он  окружил Таню такой заботой и вниманием,  что она даже и не подозревала, что он способен на такое, постоянно спрашивал, как она себя чувствует, совершенно забыв о себе. В свободное от работы время, помогал ей по хозяйству и  даже ходил на рынок за продуктами. Наконец наступил день, когда он должен   ехать в клинику на  плановый осмотр. Таня с ним не поехала, так захотел Алексей.
    -Я не хочу чтобы ты волновалась, чему быть того не миновать. Но я,  почему то уверен, что все будет нормально. Иди на работу и жди моего звонка.
А Таня, конечно же нервничала, ей казалось, что если бы она поехала вместе с Алексеем, то ей бы было гораздо спокойнее. Она все время поглядывала на часы, в ожидании  его звонка. Позвонил он  перед самым обедом.
    -Танечка, я возле твоей работы,  выйди, я тебя жду!
У нее  душа «ушло в пятки». Быстро накинув пальто, она бегом помчалась к выходу,  Алексей улыбаясь, шел навстречу, подхватив ее на руки, закружился вместе с ней.
    -Родная моя, любимая, я совершенно здоров! Врач сказал, что раз в год надо будет приходить на профилактический осмотр. Это рекомендуют даже   всем здоровым людям.
    -Лешенька, я так испугалась,  после  твоего звонка чуть в обморок не хлопнулась!   Я совершенно не сомневалась в том,  что ты абсолютно здоров, но почему ты так долго не звонил?
    -А вот почему, - он достал из кармана маленькую коробочку и протянул ее Тане. -  Дорогая моя,  я тебя люблю!  Выходи за меня замуж! 
Таня уткнувшись ему в куртку заплакала. -  Ну вот, опять слезы! Прекрати немедленно,  не расстраивай  моего  ребенка!  И потом, я не слышу ответа, ты согласна стать моей женой? – спросил он улыбаясь.
    -Ну куда я  от тебя денусь, конечно согласна!
На следующий день они подали заявление в  ЗАГС и ровно через месяц  официально зарегистрировались. Был будний день  и брачующихся  было совсем мало, всего три пары.  Глядя на  Танин,  уже довольно заметный живот, работница ЗАГСа,  улыбаясь заметила: - В вашем положении  вы могли бы зарегистрироваться сразу, с подачей заявления. Какой срок?
    -Пятый месяц,  - смущаясь ответила Таня.
    -Поздравляю вас с законным браком, желаю  большого счастья,, долгих лет в любви и согласии, и конечно же  благополучного разрешения! – пожав руки, она вручила им свидетельство о браке.
    -И так, моя законная жена, как мы отметим это событие – в ресторане или в узком семейном кругу, то есть ты да я?
    -Я предлагаю поехать в Ольховку, порадовать Полину  Прокофьевну своим бракосочетанием и  еще вот этим сюрпризом, - погладила она себя по животу. – Ведь она не знает что я беременна. Как согласен?
    -Гениальная мысль, как я сам  до этого не додумался!  Едем немедленно! По  пути заедем  на рынок, купим  все что надо и прямиком в Ольховку, там переночуем, а утром выедем пораньше, чтобы  не опоздать на работу.
Полина Прокофьевна сидела на лавочке возле дома, в ногах у нее, вытянувшись на солнышке, лежал пес. Когда Алексей подъехал почти к самой калитке, он поднял голову и затявкал.
    -Это кто же к нам пожаловал? – поднялась Полина Прокофьевна. – Господи, да никак Алешенька!  -
    -Здравствуй мамуля! – обнял он ее. – Ты что  так тепло одета, вон как солнце  греет, буд то лето.
Подошла Таня. – Здравствуйте Полина Прокофьевна! -  они расцеловались.
    -Пойдемте в дом. Мама, а у нас сегодня праздник, мы с Таней зарегистрировались и самое главное – Таня беременна, скоро у нас будет ребенок .
    -Танечка, как же это я не заметила,  плохо стала видеть да и слышу неважно, поздравляю вас мои родненькие, вот это действительно праздник, наконец  то  стану настоящей бабкой!
Все засуетились, стали накрывать на стол. – Татьяна, ты  управляйся сама, а я схожу за Варварой, это моя соседка и подружка закадычная. Она хоть и моложе меня, ей семьдесят пять, но совсем одна, никого у нее нет, всех схоронила. Я скоро, только кликну ее и назад.
За столом сидели долго – поздравляли, желали, вспоминали, и только к вечеру Варвара собралась уходить. Алексей пошел ее проводить.
    -Тетя Варя, я вас очень прошу, вы уж приглядывайте за мамой. Совсем старенькая стала, сколько раз предлагал ей  переехать ко мне, отказывается наотрез, говорит здесь родилась, здесь и помру. Если возникнут у нее какие то проблемы со здоровьем или  что не будь  непредвиденное – сразу звоните мне, я тут же приеду. Спасибо вам еще раз и спокойной ночи!
Утром Алексей с Таней уехали. Алексей завез Таню и поехал к себе на работу.     Накануне начальник ЧОПа предупредил его, что бы он с утра зашел к нему.  Постучав, он вошел в кабинет.
    -Здравствуйте Виктор Анатольевич.
    -Здорово, Алексей,  присаживайся.  Как дела?
    -Да вроде все нормально, работаем.
    -Хорошо,  хоть у тебя все нормально.  Ты молодец,  содержишь зал по  высшему разряду, поэтому у тебя такая посещаемость,   только из за твоих доходов и держимся пока наплаву. А вот общая картина совсем неважная – мы почти банкроты, может быть месяц как не будь протянем, а там  полный трындец.
    -А что случилось?
    -Случилось то, что рано или поздно должно было случиться.  Ты же знаешь, у нас всегда было полно клиентов, а  за последние  полгода  их число сократилось почти наполовину. Наши кормильцы олигархи и крутые бизнесмены предпочитают обзаводится собственной  постоянной охранной, почти у  каждого  из них служба собственной безопасности, состоящая из четырех-пяти «быков», которые  за хозяина готовы  рыть землю  рогом, не придерживаясь никаких  законов  и правил, но за хороши бабки. Мы конечно им не конкуренты. Вот такие дела Алексей.
    -Что  вы решили?
    -Я пока поделился только с тобой, через пару дней подведу итоги, соберу собрание и объявлю о роспуске. Придется устраиваться каждому, кто как сможет. Офис и тренажный зал выставлю на торги. Как подумаю, сколько труда, нервов, денег вложено во все, сердце кровью обливается. Ты знаешь, как я к тебе отношусь, ведь  ты   самым первым пришел ко мне на работу и был одним из лучших. Если бы у тебя  были  деньги, ты бы мог купить этот зал, но увы, придется продавать тому, кто больше даст. Здесь  будет оцениваться не столько сам зал, сколько  земля. Я  почти уверен, что его снесут и построят или супермаркет или ресторан, место центровое.
    -А сколько вы рассчитываете получить за зал?
    -Здесь надо серьезно поработать головой, подсчитать все, что было затрачено на покупку, ремонт, приобретение  спортивного инвентаря, а потом вычесть  из этой суммы проценты за износ, за то, что просто придется выбросить. А что, у тебя есть какие то предложения?
    -Пока совершенно беспочвенные, все будет зависеть от  итоговой  суммы.
    -Слушай, а ведь это мысль. Только мне кажется, что ты  не потянешь, где ты  возьмешь деньги или ты собираешься ограбить банк? – пошутил Виктор Анатольевич.
    -У меня есть небольшие сбережения, могу продать машину, взять в банке долгосрочную ссуду, все будет зависеть   от конкретной стоимости. Давайте договоримся так – вы все подсчитаете,  и если   меня устроит  эта сумма, вернее если я реально уложусь в нее, то  тогда будем говорить серьезно. Сколько вам понадобится  на это времени?
    -Не меньше недели.
    -Лады. Только вы пока никому об этом не говорите и я тоже  пока не буду предпринимать никаких действий. Ну а вы сами куда подадитесь?
    -Мой друг, бывший однополчанин, предложил мне одну работенку, спокойную, не пыльную и с приличным окладом. Но это в перспективе. Ну бывай, до встречи через неделю!
Вечером , после ужина,  Алексей сел за компьютер, Таня убрав со стола   подошла  к нему.
      -Леша.  у тебя какие то неприятности,  что то случилось?
      -Да нет, родная, просто возникли кое какие проблемы. Дело в том, что наше предприятие обанкротилось и мы все остаемся без работы. Но мне Виктор Анатольевич  сделал предложение – выкупить  наш тренажерный спортзал,  это его собственность, он в свое время заплатил за него приличные деньги. Сколько он сейчас за него запросит, я не знаю, будет известно только через неделю, правда вкратце он  обрисовал,  из чего будет складываться его цена. А сейчас я пытаюсь  просчитать свои возможности, не знаю, что из этого получится.
    -Ну и что у тебе выходит?
    -Пока не знаю, но при всех обстоятельствах надо будет брать долгосрочную ссуду в банке,  продавать машину и еще кое что. Танечка, ты не переживай, это мои проблемы и  я буду решать их сам. Иди ложись спать, я   еще немного  поработаю
Но неделю ждать не пришлось, через три дня  к нему  на работу заехал сам Виктор Анатольевич.
    -Ну что, Алексей, не передумал?
    -Все зависит  от вас, вернее от  суммы,  которую вы назначите.
    -Я все подсчитал, вычел все то, о чем говорил и ничего лишнего не прибавил, вот смотри. – протянул он листок Алексею.  Тот долго вчитывался в его писанину, потом тяжело вздохнув сказал:
    -Нет, Виктор Анатольевич, мне это не под силу.  Тем более, что у меня жена скоро уходит в декрет, так что одна надежда на меня. Жаль конечно,  что придется расстаться  с работой в такой момент, но думаю,  что  не будь подходящее найду.
    -Я так и предполагал. Но у меня есть и другой вариант -  бери в аренду на один год, а потом видно будет. Условия такие – двадцать пять процентов будешь выплачивать мне, семьдесят пять твои, независимо от прибыли. На сегодняшний день это не плохие деньги, ты это знаешь и без меня. Почему я иду тебе навстречу, потому что уважаю. Ты честный и порядочный парень, я это  заметил давно, и еще - не хочу отдавать свое детище кому не попадя.  Я не бедствую, у меня хорошая военная пенсия, у жены хорошая работа. Мы с ней сейчас остались вдвоем, сын военный,  его  перевели в  Дальневосточный военный округ. Так что в материальном плане у нас полный ажур. Да еще и офис продам. Ну как, согласен?
    -Вы еще спрашиваете, конечно согласен!  Спасибо вам большое, у меня просто гора с плеч.
    -Вот и давай,  прямо с завтрашнего дня возьмемся за оформление  договора, расходы поделим  поровну. Теперь в отношении   штата, оставишь все как есть или будешь набирать заново?
    -Пока пусть все остается по прежнему, а потом видно будет.
Через пару недель все хлопоты,  связанные с оформлением  спортзала закончились. Все это время зал работал  в прежнем режиме. А еще через неделю Таня ушла в декретный отпуск.
    -Вот Лешенька,  у тебя с работой все  решилось,  как нельзя лучше. Теперь  осталось разрешиться мне. Я что то так боюсь, хотя бы все обошлось.
    -Танечка, почему ты так говоришь? Ведь все вроде нормально, мне казалось, что ты чувствуешь себя не плохо, почему же ты боишься?
    -Сама не знаю, ведь мне скоро тридцать шесть, поздние роды.
    -Но это не повод для беспокойства, рожают и  в пятьдесят. Вон по телевизору показывали женщину, которая родила в шестьдесят пять и все нормально. Так что успокойся и готовься потихоньку, - поцеловал он ее.
Как то в один из дней, сидя  за компьютером в своем кабинете, он планировал,  какой спортинвентарь надо будет менять в ближайшее время. В дверь постучали. – Войдите! – не поднимая головы, сказал он.
Дверь открылась и  в кабинет вошла Лиза.
    -Лиза?! Откуда ты и как сюда попала?
    -Вошла в эту дверь.  Здравствуй Леша, не ожидал?
    -Вот кого, кого,  а  тебя никак не ожидал. Каким ветром тебя занесло?
    -Попутным. У Кирилла  старший сын попал в аварию, вот он  и помчался сюда, а я  заодно с ним.   Слава Богу, все обошлось не слишком тяжелыми травмами – перелом руки, ноги и  небольшое сотрясение  мозга. Не смотря  ни на что, он хороший отец, постоянно переживает за детей, хорошо им помогает, можно только позавидовать его бывшей.
    -А своих не хочешь завезти?
    -Поздно. А если честно, от него  не хотелось, вот если б на его месте был ты, то с радостью.
    -Что ж ты об этом не думала тогда, когда жила со мной?
    -Дура была. И вообще Лешенька, как я жалею, что совершила такую глупость,  Я это почувствовала ровно через год, после того как ушла от тебя. Все эти годы я постоянно думала о тебе, несколько раз порывалась уйти от Кирилла, но видимо совесть не позволила. Ты хоть иногда вспоминал обо мне?
    -Не хочу обидеть тебя, но  никогда не вспоминал, прости.
    -Значит не любил.  Ну а сейчас как ты живешь?
    -У меня все хорошо, рядом со мной любимая женщина, скоро у нас  родится ребенок, с работой  нормально. В общем, жаловаться  грех.
    -Рада за тебя и завидую. – Она   молча крутила карандаш, попавшийся  ей под руку.- Давай сходим куда не будь, поужинаем вместе, поговорим?
    -Да нет, спасибо. Во первых уже обо все поговорили, а во вторых у меня дел не  впроворот. Думаю и  тебе пора.
    -Да, забыла спросить, как  там Полина Прокофьевна, жива старушка?
    -Жива и даже здорова для своего возраста.
    -Живет одна все там же в Ольховке?
    -Все там же, и ни каким уговорам не поддается, не хочет оттуда уезжать.
    -Ну что ж, прощай, больше пожалуй, никогда не увидимся. -  Она поднялась со стула и быстро вышла из кабинета.   Выйдя на улицу,  остановилась, к горлу подступил горький ком и она не сдержавшись, заплакала. «Вот так, получила, что заслужила» -   прошептала она сквозь слезы. Домой идти не  хотелось. Остановились они у матери Кирилла, которая относилась к ней, мягко говоря, с большой прохладцей, считая ее чуть ли не злодейкой, разбившей семью сына, лишившей детей отца. Она мысленно сравнила ее со своей прежней свекровью, которая относилась к ней как к родной дочери. И вдруг ее осенила мысль – а не  поехать  ли проведать старушку, поговорить о прошлом, как говорится «отвести душу». Она взглянула на часы, было около двенадцати. Зашла в магазин, купила кое что и  выйдя из магазина остановила такси.
    -Довезете до  Солдатской Ольховки?
    -До Ольховки я вас довезу, но платить придется и за обратный пробег.
    -Согласна, поехали. 
Подъехав к дому, она расплатилась с водителем  и направилась к калитке. Калитка была закрыта снаружи, между двух петель торчала небольшая палка. «Значит дома никого нет»,  -  подумала Лиза. Постояв в нерешительности, повесила пакет на забор, села на  покосившуюся скамью  и стала ждать. Вскоре из-за  угла соседского  дома показалась Полина  Прокофьевна,  тащившая за собой сумку  на колесиках.  Лиза поднялась ей навстречу.
    -Здравствуйте мама!
    -Господи, кто это? – прикрывшись ладонью от солнца, воскликнула она. Приглядевшись ахнула: - Никак Лизавета, откуда ты взялась?! Да и какая  я  тебе мама,  у тебя теперь другая мама, твоя новая свекровь.
    -Вы правы, настоящая свекровь, но язык не поворачивается назвать ее мамой, - обняв  ее, Лиза взяла из рук сумку и  стояла  вглядываясь в лицо Полины Прокофьевны.
    -Да что ж здесь стоим, идем в дом, буду угощать тебя  чем богата, а ты расскажешь про свое житье бытье.-  Когда сели за стол, Лиза вспомнила про пакет, оставленный на улице.
    -Ой, забыла пакет, я вам там привезла  небольшой гостинчик. – Вернувшись, она стала выкладывать на стол свертки. – Вот хорошая колбаска, сыр и еще кое что.
    -Да зачем ты беспокоилась, у меня есть все, что мне надо, а надо мне совсем немного. Старая совсем стала, ем мало, двигаюсь мало, а вот сплю много. Говорят, что старики, которые много спят, скоро помрут, вот и мне пожалуй пора.
    -Не говорите так, вы вон какая бодренькая и быстрая.
    -Да ладно, на все воля Божья. Ты лучше расскажи, как сама то живешь и где?
    -Живу, по теперешним временам, нормально, в городе…ске. У Кирилла свой бизнес, я тоже работаю. Сейчас приехали сюда из за несчастного случая – у него старший сын попал в  аварию, но теперь уже все позади, парень легко отделался. – Полина Прокофьевна слушала, прихлебывая чай. -  А вы так и живете одна, не хотите переехать к Алексею?
    -Нет, никак не хочу. Он каждый раз как приезжает, уговаривает меня, но я никогда не соглашусь, мне и здесь хорошо. А теперь тем более, скоро у них дите родится, так что я там совсем буду лишняя.
    -Как он решился, после  того что перенес  заводить ребенка, да  и возраст уж не тот.
    -Про что ты говоришь, чего он перенес?
    -Как что, сложную операцию,  хорошо, что все так  обошлось, могло бы быть гораздо хуже.
    -Постой, постой, какую операцию?
    -А вы что, не знаете? У него же обнаружили рак легких и его прооперировали. Говорят,  он во время обратился к врачам. Если бы опоздал на два три месяца, то вряд  ли  бы все так закончилось.
    -Что  же такое творится, почему мне никто ничего не сказал, как так можно? – схватилась за сердце Полина Прокофьевна,   - разве я не мать ему?! – зарыдала она.
    -Да успокойтесь вы, все уже давно позади,  сейчас он совершенно здоров. Простите меня, ведь я не думала, что вы ничего не знаете. Он не сказал вам, потому что не хотел,  чтобы вы волновались, а я дура  все вылепила. Простите ради Бога!
    -Вон там в шкафчике  сердечные капли, накапай  мне  в стаканчик двадцать капель. – Выпив лекарство, она  немного успокоилась.  – Уж не знаю Лизавета, благодарить тебя или  поминать не добрым словом, что открыла мне  его тайну, но что сказано, то сказано. Когда это произошло?
    -Точно сказать не могу, но уже  около года,  пожалуй.  Ну вот, ехала к вам, думала поговорим по душам, вспомним то время когда мы жили с Алексеем, а получилось все не так.  И живу я  совсем не так, как сказала. Все эти годы думала  только о нем,  об Алешке. Перед тем как поехать к вам, встречалась с ним, он со мной  и разговаривать не пожелал.  Вот так.
    -А ты что ж хотела,  чтобы он тебя встретил с распростертыми объятьями, после того как ты плюнула ему в душу.  Так то  дорогая –  как аукнулась, так и откликнулось.  Забудь про него,  у него хорошая жена и ребенок вот вот родится,  - помолчав она спросила: - Ты как, ночевать останешься или поедешь назад?
    -Конечно поеду,  до вечера надо добраться до дома. Ладно, прощайте, не поминайте лихом. Еще раз простите, что расстроила вас.
Полина Прокофьевна проводила  Лизу до калитки,  постояла с минуту и направилась к дому.  Из сарая вышел  пес.
    - Ты что же старый черт, даже не тявкнул. Что признал или совсем оглох? Идем,  покормлю тебя. – Потом, будто опомнившись, бросилась назад к калитке, -«Пойду Варваре все расскажу», - и   она   почти побежала к соседке.
    -Варвара, ты дома?
    -Да где ж мне быть, конечно дома. Что случилось, на тебе лица нет,  бледная какая то?
    -Случилось, идем в дом, там все расскажу. Ты знаешь,  кто ко мне сейчас приезжал? Ни за что не догадаешься, бывшая жена Алексея, Лизка. Такого мне наговорила, что до сих пор в себя не могу прийти!  - И Полина Прокофьевна пересказала все, что услышала от Лизы.
    -Нет, ты только подумай, как он мог  так поступить, скрыть  это от меня, ведь у него никого роднее нет, а я об этом узнаю от этой, прости Господи, вертихвостки! Дай мне водички, что то мне худо. – Ее начало трясти как в лихорадке
    -Давай ка я тебе накапаю валерьяночки, сразу успокоишься. На выпей и пойди ляг на диванчик.   Говоришь, что это было год назад, они ж недавно приезжали, сама видела, что он жив здоров, скоро внука тебе родят  и что ты так разволновалась? Иди, иди ложись.
Полина Прокофьевна подошла к дивану и вдруг рухнула на него вниз лицом.
    -Поля, Поля, что с  тобой?! – бросилась к ней Варвара, пытаясь повернуть ее на спину. – Господи, Господи,  спаси и сохрани!  Ой, надо вызывать «скорую»! – взяв мобильник, она набрала номер поликлиники. – Девушка, нужна  скорая помощь, человек помирает, наверное что то с сердцем! Пожалуйста быстрее! – назвав адрес, она побежала на улицу. Скорая подъехала через десять минут. Врач,  быстро осмотрев Полину Прокофьевну,  сказал:  - У нее инсульт, мы ее забираем. Вы поедете с ней?
    -Вы езжайте, я  закрою дом и сама  подойду, тут же недалеко.
Проводив машину, Варвара набрала номер Алексея, он тут же взял трубку.
    -Тетя Варя здравствуйте, что случилось?
    -Алеша, матери совсем плохо, сейчас  ее на скорой увезли в больницу, врач сказал инсульт. Если можешь, скорее приезжай.
Алексей вызвал помощника. -  Костя, я срочно  уезжаю, мать заболела. Ты остаешься за главного, следи, чтобы все было в порядке, я побежал, если что – позвоню!
Он заехал домой, Таня возилась на кухне, готовила ужин.
    -Леша, ты что так рано?
    -Танюша, позвонила тетя Варя, мама в больнице, у нее инсульт, я должен срочно ехать. Милая, как ты останешься без меня, вдруг тебе станет плохо?
    -Лешенька,  не волнуйся, у меня  еще целая неделя впереди. Если что, позову Люсю. А ты  быстрее езжай  и не забудь мне позвонить!
Через час Алексей был в Ольховке. Домой заезжать не стал, поехал прямо в больницу.
Подошел к  дежурной медсестре.  – К вам сегодня привезли  пожилую женщину с инсультом, Гордееву Полину Прокофьевну, где она лежит и как  мне к ней пройти?
    -А вы кто?
    -Я ее сын, так где она?
    -Она в реанимации, к ней нельзя, она без сознания.
    -С каким врачом я могу  поговорить?
    -Пройдите в конец коридора, он  сейчас в ординаторской.
Алексей  постучав, открыл дверь. – Здравствуйте, я Гордеев, сегодня мою мать положили в вашу  больницу с инсультом, в каком она состоянии и могу ли я ее увидеть?
    -Здравствуйте, проходите. Присаживайтесь. Ну что я вам скажу, состояние ее очень тяжелое, я бы сказал критическое, она  без сознания  и вряд ли придет в себя, у нее  еще и обширный инфаркт, дважды останавливалось сердце, мы с трудом  его запускали.  Готовьте себя к худшему, больше я вам ничего сказать  не могу. Оставьте ваш телефон, чтобы мы могли вам сразу сообщить.
    -Что же мне делать?
    -Только ждать. Это может  произойти в любой момент.
Алексей молча вышел из кабинета, постоял немного и решил  заехать к Варваре.
    -Тетя Варя. здравствуйте. Я  только что из больницы, врач сказал, что положение ее безнадежное, она может умереть в любой момент. Скажите, что произошло, ведь она  ни на что не жаловалась.
    -Проходи, Алешенька, сейчас заварю чайку и все расскажу.
Она поставила на стол чашки, варенье, пряники. –  Ты пей, а  я тебе  расскажу, что произошло.  Сегодня к ней приезжала Лизавета, твоя бывшая жена, ну и рассказала ей про твою операцию. Она конечно не со зла,  просто   не думала,  что Полина ничего не знает  ну и вылепила ей все. Как только Лизавета уехала, она ко мне  прибежала, стала рассказывать. А сама вся трясется,  я ей накапала валерьянки,  она  хотела лечь на диван и вдруг упала без сознания. Я тут же вызвала «скорую», они примчались  минут через десять. Врач сказал у нее инсульт, вот я тебе тут же  и позвонила. Что же Леша, видно  подошел ее срок. Она последнее время часто говорила про смерть, видно предчувствовала.  «На смерть» она  давно себе все приготовила, во что одеть, во что обуть, меня все наставляла, чтобы я не забыла где что лежит. Ты сынок не убивайся,  все мы смертные, рано или поздно все там будем, каждый в свое время. Ну ты что, поедешь сейчас назад?
    -Нет,  буду ждать, врач сказал, что это может случиться в любую минуту. Пойду домой, отдохну немного, я сегодня очень устал.
Полина Прокофьевна умерла в пять часов утра, в  сознание она так и не пришла.  Алексею позвонили в восемь, он тут же пошел к Варваре.
    -Господи, Царствия ей небесного, - заплакала она, перекрестившись, -  ушла моя подруженька дорогая, осталась я совсем одна. Давай Алеша, иди оформляй документы, и еще, насчет места на кладбище – она просила похоронить ее  поближе к Михаилу, твоему отцу. Ты уж похлопочи. А как насчет поминок?
    -Я не знаю, скажите что нужно, я все сделаю.
    -Ты дай денежки, а  остальное  я  сделаю  все, как надо, сама.
Алексей позвонил  Тане. – Танечка,  сегодня в пять часов утра умерла мама. Я наверное сегодня приехать не смогу. Надо оформлять похоронные бумаги и еще много кой чего. Как ты себя чувствуешь?
    -Лешенька, дорогой мой, как же ты управишься со всем, - всхлипнула Таня, -  я сейчас тебе нужна как никогда, но от меня  никакого толка. Может  сказать дяде Ване, чтобы он поехал и помог тебе?
    -Ты об этом даже не думай, я сейчас позвоню на работу, Костя  что не будь сообразит. Я тебя прошу,  никуда не выходи, сиди дома, если почувствуешь себя неважно,  сразу звони  своей подружке Люсе. Если сегодня смогу все сделать, то хоронить будем завтра. Тетя Варя, мамина подруга мне поможет. Я тебя целую,  пока!
После  разговора с Таней,  он позвонил на работу.
    -Костя привет. В общем, у меня плохие новости – мама умерла, мне понадобится  твоя помощь,  во первых – мне нужны деньги, они лежат в сейфе. Где ключ. ты знаешь, во вторых  привезти нужно сегодня и чем быстрее тем лучше. Адрес  ты знаешь, остальные вопросы решим  по приезде, пока.
Костя подъехал к двенадцати часам, передав деньги Алексею, сразу же поехал назад, сказал, что  приедет завтра на похороны. Алексей к тому времени  с  бумажным оформлением почти закончил, предстояло решить кладбищенские дела. Директор местного деревенского кладбища, за определенную сумму, сверх положенной по  тарифу, выделил место рядом  с отцом. Там же на кладбище заказали гроб. К тому времени Варвара сделала все, что положено. В морге  помыли, обрядили и положили в гроб и к вечеру  привезли домой. Дома уже  суетились какие то женщины, потихоньку переговариваясь что то готовили, руководила ими Варвара.
    -Леша, ты наверное голодный, пойдем ко мне, я тебя накормлю, а потом   отдохни, а то завтра  будет тяжелый день. Пса я  заперла у себя в сарае.
На следующий день приехал Костя, с ним приехали четверо  ребят, с которыми  Алексей работал в ЧОПе и Виктор Анатольевич. Выразив   ему соболезнование, вышли во двор и сидели там до самого выноса.  Виктор Анатольевич отвел Алексея в сторону и протянул конверт: - На, Леша,  это тебе  ребята собрали   немного деньжат.
    -Да зачем, я  уже обошелся, напрасно это.
    -Так положено, а вот отказываться не положено, бери. Во сколько едем на кладбище?
    - Если так,  то  спасибо большое! -  положил он конверт в карман. -  На кладбище в час дня, здесь  недалеко, пара километров не больше.
Когда вернулись с  похорон, в доме уже был  накрыт стол. Народу было немного, от силы человек двадцать. Первыми из за стола поднялись  коллеги Алексея, попрощавшись со всеми уехали.  Деревенские  сидели долго, Алексей практически никого не знал, кроме Варвары и старика, который жил напротив,  расходится стали уже  к вечеру.  Варвара и еще две женщины, потихоньку убирала со стола.
    -Ну вот, Лешенька, осиротел ты окончательно, отца схоронил, теперь вот и мамка ушла. Жила она хорошо и померла не плохо,  ни  болела, ни  лежала, не всем дана такая  легкая смерть и проводили мы ее достойно,  думаю она довольна. Ты иди отдыхай,  умаялся за день, прямо с лица спал. Мы сейчас  уберемся и тоже пойдем.
Алексей пошел в спальню и лег  на кровать, долго лежал без сна. Потом, когда затихли голоса, он вернулся в  комнату, сел за убранный стол и задумался. В комнату вошла молодая женщина, которая помогала  Варваре.
    -Алексей Михалыч,  может сделать вам чайку?
    -Спасибо, чайку не надо.  Налейте мне водки. – Женщина поставила  перед ним рюмку и бутылку с водкой.   -  А что же себе рюмку  не поставили?  
Не глядя на нее он спросил:  -  Как вас зовут?
    -Мила, я ваша соседка, живу через два дома от вас.  Часто помогала вашей маме по хозяйству, когда  просила. Хорошая  она была,  добрая. Земля ей пухом, - опрокинула она рюмку.
    -Я вас  никогда не видел. Вы не здешняя?
    -Да я  живу здесь уже  пятый год. Вообще  то я из Бекетово, а сюда замуж вышла.
    -Напротив  сидел ваш муж?
    -Нет, это мужик с фермы. Мой муж три месяца назад уехал в Москву на заработки. 
    -Давайте Мила,  выпьем еще по одной, да я пойду лягу, устал сегодня смертельно.
    -Я  сейчас управлюсь с посудой и  тоже пойду домой.
Алексей прошел в спальню, разделся, лег прямо поверх покрывала и провалился в  мутный тяжелый сон. Через некоторое время он вдруг очнулся, почувствовал возле  себя  тепло голого тела.
    -Кто здесь?
    -Это я Мила. Алексей Михалыч,  вас не убудет, а у меня уже три месяц не было мужика. – Она привалилась к нему горячей, тяжелой грудью. Он лежал неподвижно. – Ну неужели  ж  вы откажитесь? – прерывисто дыша прошептала она.    И он не отказался…
Потом   откинувшись на спину,  молча лежал несколько минут. -  Как то  нехорошо  все  это получилось,  -  в полголоса  проговорил Алексей
    -Ой хорошо,  так хорошо, просто  передать не возможно! Вы спите,  спите, я сейчас оденусь и побегу домой.
Она быстро поднялась, схватила свою одежду, проскользнула в соседнюю комнату и через минуту вышла во двор,  тихонько прикрыв за собой дверь.
Алексей поднялся, зашел на кухню, выпил воды и вышел  на крыльцо.  Ярко светила луна , было тихо и прохладно.  Он прошел по дорожке до калитки, закрыл ее на задвижку и вернулся в дом.  «Исчезла, будто  растворилась, как будто  и не было ничего. А может и правда ничего не было?» - усмехнулся он. Лег на кровать и мгновенно уснул,  словно  лежа на спине поплыл по волнам  теплого моря. Утром, чуть рассвело,  позвонил Тане, но она не отвечала. Он снова набрал,  и снова ответа не было. Тогда он позвонил Иван Ивановичу.
    -Дядя Ваня, это я Алексей, где Татьяна, я звоню она трубку не берет?
    -Так в больнице она, потому и не берет.
    -Как в больнице, почему?!
    -Так рожает она,  вчера   подружка ее, кажется Люсей зовут, приехала и увезла ее в  больницу. Ты то как, схоронил мать?
    -Да, вчера. Я сейчас выезжаю, приеду все расскажу, пока.
Через час Алексей подъехал к дому. Взбежав на свой этаж, позвонил Ивану Ивановичу.
    -Дядя  Ваня, в какую больницу ее отвезли?
    -Так не знаю я.  Ты позвони  этой самой Люсе,  она тебе скажет.
    -Да  нет у меня ее телефона. Придется ехать к ней на работу, только  зайду, переоденусь.
Алексей зашел к себе, раздевшись,  прошел в ванную, быстро искупался,  переоделся и когда стал обуваться,  увидел на  полке для обуви Танин телефон. «Вот удача, здесь наверняка есть телефон Люси» - подумал он, нажал кнопку и тут же высветился  Люсин телефон.
    -Люся, здравствуйте, это я, Алексей, Танин муж. В какую больницу вы ее отвезли?
    -Здравствуйте  Алексей! Во  первых я вас поздравляю, сегодня в полдесятого утра Таня родила  мальчика.   Вчера, в пять часов вечера она позвонила мне, сказала, что начались схватки. Я тут же примчалась, вызвала скорую и отвезла ее во второй роддом, вот собственно и все. Вы где сейчас?
    -Час назад вернулся из Ольховки, маму похоронили вчера.
    -Алексей, примите мое искреннее соболезнование. Вот так в жизни бывает – один родной человек ушел, а другой человечек пришел. Это для вас великое утешение.     А теперь идите к ней, узнаете все подробно сами.
Алексей помчался в   роддом, вошел в приемный покой.
    -Девушка, у  вас  лежит моя жена, она родила сегодня утром. Где мне узнать, как она себя чувствует, как ребенок?
    -Как фамилия вашей жены?
    -Гордеева Татьяна Сергеевна.
    -Так,  Гордеева, она лежит в третьей палате, родила в девять тридцать утра,  мальчика, вес  три килограмма  шестьсот, рост пятьдесят один сантиметр. Самочувствие удовлетворительное, ребенок в норме. Вот и все.
    -А мне можно ее увидеть?
    -Нет, нельзя, это роддом,  а не больница. Общаться можете только записочками. Все остальное можете узнать вон из той памятки на стене. Принесете передачу, поставите  вон на тот стол, на пакете напишите номер палаты и фамилию.
Алексей подошел  к памятке, долго вчитывался, потом достал блокнот из кармана и стал тщательно записывать – что можно есть роженицам. Потом сел за столик и написал Тане записку. –«Танечка, родная моя, у меня душа замирает от счастья  - у нас сын!!! Спасибо тебе!  Люблю тебя. Целую! Если можешь, ответь,  жду!
Через некоторое время нянечка вынесла  записочку от Тани: «Лешенька, у меня все хорошо, только вставать  пока нельзя. Сыночка кормить еще не приносили, принесут в шесть вечера. Принеси мне куриный бульон и яблочный сок, больше ничего не надо. Ты крепись мой дорогой, я знаю, что значит потерять маму. Я  тоже люблю тебя и целую!» - Прочитав записку, Алексей медленно направился к выходу, постоял в раздумье на крыльце и поехал на работу.
В его кабинете за столом сидел Костя. – Алексей Михайлович, привет,  ну что пришли в себя хоть немного?
    -Все нормально.  Как тут без меня, все в порядке?
    -Все путем, давайте занимайте свое место,  а я пойду в зал.
    -Погоди, Костя, это еще не все – у меня сегодня утром родился сын, вот такие дела.
    -Да вы что, ну  поздравляю, от души рад за вас! Когда будем обмывать?
    -Чуть позже, как только Таня выйдет из больницы, увижу своего сына, так сразу и обмоем. А сейчас за работу.
После работы заехал в  гастроном,, взял курицу., сок. Кое что из закуски и поехал домой. Позвонил Иван Ивановичу.
    -Дядя Ваня, можешь меня поздравить – у меня сын! 
    -Ну Леха, ты молодец, поздравляю! Это надо обмыть!
    -Давай, заходи, сейчас  соображу.
Алексей выложил на стол все, что было в холодильнике, достал из серванта бутылку водки, рюмки.
    -Так,  Алексей, выпьем по первой за рождение твоего сыночка. А потом за все остальное!
    -Не обижайся, но я выпью пару рюмок, больше нельзя, все остальное твое.
    -Пей сколько можешь, а я не откажусь.
Сидели долго и где то в десятом часу Иван Иванович, держась за стенку, отправился к себе «на боковую».
Алексей убрал со стола, помыл посуду и включил телевизор. Через несколько минут раздался звонок  в дверь.  «Чего то забыл, старый перец» - улыбнулся Алексей, открыв, остолбенел, за порогом стояла Лиза.
    -Чего тебе надо и вообще, как ты посмела  сюда прийти?!  Уходи немедленно, чтобы духу  твоего здесь не было!
    -Леша, ничего мне не надо,  прошу только об одном – выслушай меня, а потом хоть убей!
    -Говори, но в дом не пущу!
    -Я не хотела этого, поверь, когда я узнала, что произошло, то сама готова была повеситься. Ведь я поехала  повидаться с ней, ты же знаешь какие отношения были между нами, я любила ее как мать и она ко мне относилась как к дочке.  Мне просто хотелось поговорить с ней по душам, вспомнить то время, когда  мы приезжали к ней в отпуск, а потом расставались чуть  ли не со слезами.  Мне даже  мысль в голову не  могла прийти, что она не знала о твоей болезни, мне просто хотелось обрадовать ее, сказать, что у тебя все хорошо, что ты совершенно здоров. Но случилось то, что случилось.  Мы с ней так тепло расстались, она обняла меня, расцеловала и  ничего  не предвещало такого конца. Я прошу тебя, прости меня, хотя я сама себя никогда не прощу! Это все, что я хотела  тебе сказать,  умоляю, прости и прощай! -  и она зарыдав, побежала по лестнице вниз.
    -Не появляйся больше никогда в моей жизни!– бросил он ей в след и с силой захлопнул дверь. « Вот стерва, зачем пришла?  Хотела оправдаться  за смерть матери или еще раз напомнить о себе ?»  - подумал Алексей и выключив телевизор, пошел спать.
Через неделю Татьяну выписали из роддома. С помощью Люси, Алексей приготовил все, что просила Таня, вернее приготовила Люся, а  он просто присутствовал при сем. Взяв на руки  сына, он прошептал: -  Вот она,  моя жизнь, и она  в моих руках!
С рождением сына,  Алексей, словно сам родился заново, жизнь для него обрела совершенно другой смысл, теперь он жил ради сына, все было сосредоточено на нем. Таня даже в шутку ревновала его к ребенку. Назвали мальчика Мишенькой - Михаил Алексеевич Гордеев.
За всеми этими событиями Алексей совершенно забыл, что  прошел уже год  после операции и он должен был явиться в больницу на плановый осмотр.  Позвонил в ОНКОЦЕНТР, спросил у себя ли  Семен Федорович.
    -Семен Федорович у нас уже не работает, но вы  можете обратиться к другому врачу, в любое время.
На следующий день Алексей поехал в клинику, зашел  к  доктору, который занимал кабинет Семена Федоровича,  представился, объяснил ситуацию.
    -Первым делом я хочу вас спросить – как вы себя чувствуете, а все остальное потом.
    -Чувствую я себя совершенно нормально. Честно скажу, я даже забыл и о болезни и об операции.
    -Прекрасно!  Завтра сдавайте все анализы и через три дня приходите, буду вас ждать.
Выйдя из  больницы, он впервые подумал – а вдруг не все так хорошо, как ему кажется. «Нет, ничего не должно быть,  я так хочу и так будет!» -  сказал сам себе Алексей.
Когда он пришел на прием к врачу, тот пролистав  результаты всех анализов, с удивлением сказал:
    -Алексей Михайлович, если бы я не  был знаком с вашей историей болезни, то никогда бы не подумал, что вам  пришлось всего год назад перенести довольно сложную операцию. У меня даже закралось подозрение – а не ошибочным ли  был диагноз? Но как бы там ни было, вы совершенно здоровы! Очень рад за вас и будьте  так же здоровы всегда!
Прошло полгода после смерти Полины Прокофьевны и Алексей  по завещанию, вступил в права наследования домом. 
    -Танечка, давай подумаем, что  нам делать с домом? У меня такая мысль – дом надо продать.
    -Зачем, мы можем им пользоваться как дачей, на лето можно будет выезжать туда, и потом это твое  «родовое гнездо».
    -Да нет, я там  почти не жил, но это не главное. Видишь ли милая, за домом надо ухаживать, постоянно поддерживать его. Ведь мать с отцом, сколько в нем жили все время что то перестраивали,  ремонтировали, а у меня такой возможности нет.  И потом,  если дом продать, то я на эти деньги смогу выкупить спортзал, заменить устаревшее оборудование. Для меня это очень важно.  У нас еще одна проблема – надо делать ремонт в твоей квартире, мы уже с тобой об этом говорили. Там все таки три комнаты, хотя нам пока и здесь не тесно,  но Мишенька  подрастет и ему нужна будет отдельная комната. Ты со  мной согласна?
    -Пожалуй ты прав. Тогда действуй.
Прошел год.   Все,  что планировал Алексей исполнилось  - дом продали, купил его тамошний фермер по цене, которая  вполне устраивала Алексея,  спортзал выкупил,  расширил помещение, заменил  спортивное оборудование, сделали ремонт в Татьяниной квартире и  к  первому дню рождения Мишеньки переехали туда.
На новоселье и день рождение сына Алексей с Таней пригласили самых близких своих знакомых,  Таня  - Люсю с мужем и детьми, Алексей  -  Виктора Анатольевича  с женой,  Костю,  своего заместителя  и  конечно  Ивана  Ивановича, на правах члена семьи. После всех поздравлений и пожеланий, поднялся Алексей.
    -Дорогие мои, спасибо вам за ваши пожелания! Я же хочу вам  сказать о себе -  в моей жизни случилось то, о чем я даже не мечтал, у меня просто не хватало фантазии. Жил, работал, ел, пил, но я не жил, я просто существовал. И вот два года назад, всего два года, я вдруг  переродился  заново. Хотя  и пережить мне за эти два года пришлось не мало. Но я  нисколько  не жалею. Все эти переживания не стоят того,  что я имею сейчас – у меня любимая жена,  самый лучший на свете сын!  Два года назад это казалось совершенно невозможным. Но когда  ты  к чему то стремишься, не взирая ни на что, то  невозможное становиться возможным!  Выпьем за это!
25.О2.2О16г.
    



sozile

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться