Невозможный выбор

Font size: - +

Мир после войны

На острове, в кой-то веки, спокойствие, мир, процветание. Если не считать, что часть людей все же ушла за своим новым предводителем – Телепатом, у которого благодаря мне теперь нет его способности. Я ее случайно заблокировала. Да, перестаралась. Но не надо было в меня стрелять в моем же виртуальном мире, сам виноват. Ксиан говорил, что она лишь приглушена, и что это временный эффект, и никто теперь не знает, когда у него вновь проснется эта способность. Может, через пять минут, а, может, когда ему стукнет восемьдесят семь. Это уже зависит, сколько сил и стараний я вложила в это действие. А постаралась я от души.

Да, есть все-таки несогласные с нами люди, которым что-то в нас не понравилось, и они решили предпочесть нам Телепата. Странные люди, чего им надо?

Наступил мир, и, чтобы его сохранить, нам было очень важно и срочно все правильно теперь организовать.

Чтобы укрепить все важные нам контрольные точки острова, мы тщательно проработали вообще всю систему дежурств и обходов, чтобы Телепат и его люди не добрались до важных, играющих большую роль на острове, мест. Например, база. На базу мы отправили аж целых десять человек. Ксиан защитил разум всех наших на случай, если мозги Телепата снова заработают так, как нам этого не надо.

База, конечно, очень важный элемент, ведь оттуда осуществляется контроль острова в целом. Но есть менее важные, но, тем не менее, нужные точки.

Например, убежище Сэма. Туда, конечно же, отправился сам Сэм, но с Дашей. Вдвоем. Я долго скрипела зубами и страдала, но ничего с этим поделать не могла. Сэм мне рассказал такую душещипательную историю про то, как расстался с любимой, явно намекнув, что мне стоит отодвинуться. А с ней вообще в огонь и в воду что ли?! Везде с ней таскается, милая парочка. На нее, похоже, та грустная история не распространяется, это в порядке вещей…

Да уж. Неблагодарные у меня мысли.

Я как будто пытаюсь его добиться, честное слово. В смысле, не пытаюсь, но так выглядит. Даже для меня самой.

Или все-таки пытаюсь?

Надо же, запуталась в собственных мыслях. Похоже, я даже саму себя плохо знаю.

Что же происходит между ними двоими? Мне кажется, я знаю, что, но не хочу признавать. И еще я совершенно не знаю, что мне делать с собой теперь. Как мне поступить?

И опять же – в глубине души я знаю, как мне поступить. Но я больше всего не хочу этого делать. Они могут стать счастливыми. А как же я?..

Однако, кто я, если буду мешать кому-то быть счастливым?

Все-таки, я хочу поступить правильно. И поступлю. Как бы больно мне не было. Но мои мысли по-прежнему занимал он.

Наверное, стоит перестать о нем думать. Но как?

И Костя заметил, что я от него словно немного отдалилась из-за Сэма. Прости, братик. Я очень сильно хочу вернуться в прежнее состояние, но сейчас ничего не могу с этим поделать. Да и ты ведь теперь знаешь, что я чувствую на самом деле.

Однажды все это пройдет и будет вспоминаться, как просто неприятный сон. Мы вспомним об этом и вместе просто от души посмеемся от этой истории. Наверное.

Хотелось бы верить, что так и будет.

Отвлеклась, как всегда. Ну, сидят они в своем убежище вдвоем, и пусть сидят. Может, им и правда вдвоем лучше. Все-таки, они действительно друг другу подходят.

Не хочу больше об этом думать.

Есть еще одно убежище, которое находится на другом конце острова. Это убежище принадлежало Добряку, а сейчас принадлежит… Ему же.

Да, он серьезно примкнул к нам. И когда Ксиан тщательно исследовал его разум и память, он спокойно доверил ему столь ответственное задание. Разве всего того, что он делал, недостаточно, чтобы, по крайней мере, следить за его действиями, и постоянно ожидать от него какого-нибудь подвоха?

Но Ксиан потом отдельно подошел к нам с Костей и сказал, что Добряка еще можно спасти от подобного, скажем так, неправильного образа жизни. Нужно только создать вокруг него определенную атмосферу.

– Однажды, я был знаком с похожим на него человеком, – Ксиан очень серьезно на нас посмотрел. – Обществом он тоже был, скажем так, не принят, его все боялись. Но как только его принял всего лишь один человек, тот показал себя с лучшей стороны. Чаще всего, людей меняет общество, а потом им же не нравится то, что они создали. А тот человек, в итоге, стал моим главным помощником в моих исследованиях, и был верным другом до конца.

Потом он добавил, что и Ксиден был не всегда таким. Его таким сделала власть, сила, возможности, перспективы. Ему понравилась атмосфера вседозволенности и безнаказанности. Любой человек, попавший в подобную ситуацию, в которую, в свое время попал Ксиден, не выдержал бы и поддался своим слабостям.

– Но почему тогда ты не поддался слабостям? – спросил Костя. Хороший вопрос, мне тоже интересно услышать ответ.

– Я не говорил, что не поддался. Но все в прошлом. За мою жизнь произошло слишком многое… Просто я однажды стал учиться на своих ошибках. Анализировать прошлое, чтобы не ошибаться в будущем. Мне есть, о чем сожалеть. Есть то, что я не могу простить себе до сих пор. В том числе, падение Ксидена. Ведь он – мой брат, несмотря ни на что. И помните, что нет ни одного человека, который был бы безнадежен. Все люди ошибаются. Все люди слабы в чем-то. И ненавидеть кого-то за его слабости, имея слабости в самом себе – это просто нечестно. И Ксидена я надеюсь вернуть. И буду верить, что это возможно. До конца. Но, если придется, я его остановлю, чтобы он больше никому не причинил вреда.  И Добряк мне очень сильно напомнил его. Они, как и все остальные люди, имеют второй шанс. Не отнимайте у них его. Ни в коем случае. Иначе станете не лучше, чем они.



Соловьев Даниил

Edited: 10.12.2018

Add to Library


Complain