Незабываемая

Размер шрифта: - +

глава 1.

Встать, пройтись босыми ногами по холодному полу, почувствовать, как тело бьет мелкая дрожь и только потом, остановившись, понять, что ты не закрыла окно.

"Ох, какая ты невнимательная", - сказал бы мама, недовольно цокнув языком и покачав головой, отчего ее светлые кудри разлетелись бы по плечам, потом она, взяв со стола резинку, сделала бы хвост и туго стянула волосы. 

Я бы только покачала головой, мол: "мам, сейчас закрою, не переживая".

И, развернувшись, пошла бы в гостиную, откуда вышла несколько секунд назад. Закрыла бы окно, а после задёрнула тяжёлые синие шторы и села на диван.

Почему везде частица "бы"? Все просто. Все это - мои фантазии, мечты, которым никогда не суждено стать явью. То, что я храню глубоко в своём сердце, не показываю другим и оберегаю, как зеницу ока. Словно без этих воспоминаний я - ничто, пустое место, белый лист, который ребёнок в скором времени просто выбросит, подумав, что он не нужен.

Странно, но лёжа вот так, гладя в потолок и дожидаясь того момента, когда будильник прозвенит, я чувствовала себя лучше обычного. Может это потом, что шума не было, или просто потому, что пока не надо было никуда торопиться или из-за свежего воздуха, который проникал через открытое нараспашку окно. Конечно дорогу холодному воздуху преграждали тяжёлые красные шторы, украшенные узорами из золотых нитей, но он все равно проникал в комнату, заставляв иногда ёжиться и натягивать одеяло до самого носа, как бы желая спрятаться. К сожалению это не очень-то помогало. Но попытаться стоило.

И вот ожидания подошли к концу - прозвенел будильник. Мелодия не была отвратительной и не резала слух - это была одна из моих любимых песен, "Stay" группы Hurts. Так что пробуждение далось очень даже легко.

Ступив босыми ступнями на холодный пол, я встала, а после потянулась, сгоняя последне частички сна. Было страшно, ведь наступил новый день, который был полон тайн и загадок. Каждый шаг опасен, ведь неизвестно, что произойдёт. Может я возьму и поскользнусь, распластаюсь на полу "звездой", а жизнь будет медленно утекать из моего тела. Страшно? Очень. Страшно до дрожи в коленках. Но страшно не только это, люди страшные. Из взгляды, которые они бросают на тебя, прикосновения с явным подтекстом. Разве эти факторы не пугают тебя? Меня очень. Была бы моя воля, хоть капельку, то я сразу же забилась бы в самый дальний угол комнаты и вылезала бы из него только ради новых книг. Книги - единственное спасение. Вы, наверное, удивлены, что не интернет. Я сама этому немного удивлена, ведь большинство моих песен в iPhone скачено именно оттуда.

Посмотрев на белую тумбу у изголовья двухместной кровати, я протянула руку, кончиками пальцев проводя по гладкому холодному экрану телефона. Коснувшись Touch ID подушечкой пальца, я разблокировалась телефон и сразу же залезла в уведомления - вдруг я кому-то понадобилась? Это мысль радовала до того момента, пока я не увидела, что там пусто.

"Нет уведомлений", - гласила белая надпись посередине.

Странно, но с моих губ сорвался разочарованный вздох.

Я, как и каждая девочка-подросток моего возраста, мечтала о любви, вечной и идеальной, с кучей поцелуев и всяких милостей, так же я мечтала о дружбе. Но вместе с этими мечтами приходило и некое понимание, что этого у меня никогда не будет.

Почему же? И правда, почему? Наверное все из-за вечного переезда с места на места, постоянная смена школ.. после шестого такого переезда я перестала пытаться подружиться с кем-либо. Нет, у меня были друзья. Но нас разделяли сотни тысяч километров, а такие цифры способны разрушить любую дружбу, даже самую крепкую.

 

Телефон вновь завибрировал.

Второй будильник.

Всего их было четыре, на всякий случай. Ведь не каждый день пробуждение даётся мне так легко, как сегодня. Бывает такое, что я готова целый день лежать на кровати и смотреть в потолок не моргая, в эти секунды жизнь для меня останавливалась. Оставалась лишь я и мои мысли. Конечно бывало и такое, в дни, когда хандра настилала меня, что голова была пуста, не было ни одной мысли, даже самой депрессивной или, наоборот, радостной. Было пусто. И это одновременно и радовало, и печалило. В эти моменты я практически не дышала и не моргала, лишь иногда закрывала глаза, а с губ моих срывался тяжёлый вздох, который сразу же тонул в тишине комнаты.

Вновь проведя пальцем по экрану смартфона, тем самым отключая будильник, я направилась в ванную.

В квартире сегодня было подозрительно шумно, у меня находилось лишь одного сравнение - Нью-Йорк, одна из главных улиц. Этот шум, возню на кухне, можно было сравнивать только с шумным и многолюдным городом, таким, как Нью-Йорк. Согласна, есть множество других городов, например наша родная Москва. На Арбате летом, особенно вечером, когда загораются огни, очень многолюдно. Отовсюду слышан смех, музыка и стихи. Но даже так шум машин на Нью-Йоркских улицах больше привлекал. Наверное все из-за того же интернета, который просто набит картинками об этом замечательном городе. Актеры Голливуда, которые ходят по модным магазинам, в ожидании новых коллекций любимых дизайнеров. Толпы фанаток, покупающих билет на концерты своих любимых исполнителей. Все это было привлекательно, маняще.

 

Открыв дверь, которая сначала предательски скрипнула, я прошла в ванную. Включив свет, я вновь осмотрелась. Ванна была небольшой, в ней помещалась лишь скромных размеров белая ванная, туалет, раковина, маленький туалетный столик, на котором лежали все принадлежности: от щётки до расчески и от простого шампуня до бритвы. Пол, выложенный плиткой небесно-голубого цвета и выложенные плиткой стены, только они были сероватого оттенка.

Я жила только с матерью, так что такой ванны, совмещенной с санузлом, нам хватало. И нет, отец не умер, они развелись и снова нет, мать не в депрессии, лишь я в ней. Для меня он умер. Поэтому, каждый раз, когда меня спрашивают:



Милиса Блунайт

Отредактировано: 18.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться